УкрРус

Эффективность санкций преувеличивают, но без них не обойтись

Текст переведен специально для сайта "Обозреватель". Оригинал на Atlantic Council.

В последнее время призывы к отмене санкций ЕС против России набирают обороты по всей Западной Европе. 28 апреля французский парламент принял рекомендательную резолюцию снять торговые и другие ограничения, введенные ЕС в отношении России. Назвав санкции, неэффективными и угрожающими экономическим интересам Франции, консервативный депутат Тьерри Мариани сумел обеспечить поддержку этой резолюции. Но, по правде говоря, в голосовании принимало участие только 101 депутатов из 577 членов Национального Собрания Франции, и только пятьдесят пять – то есть менее 10% депутатов, поддержали предложенный Мариани текст.

Тем не менее, в последние месяцы многочисленные подобные телодвижения были заметны и в других странах ЕС. Особенно угрожающе выглядят они в Берлине, где немецкое бизнес-сообщество продолжает стойко протестовать против продления санкций ЕС. Это происходит, несмотря на демонстративное несоблюдение Россией Минских договоренностей, продвижением которых занималась канцлер Германии Ангела Меркель, и повышение агрессивности Москвы в Сирии, питающая потоки беженцев, стремящиеся в страны ЕС, в том числе и Германию.

В большинстве случаев, оправдания для ослабления санкций в отношении России сводятся к экономическим расчетам, связанным либо с Западом, либо с Россией. Но насколько эти санкции на самом деле влияют на европейский бизнес и российскую экономику? Трезвая оценка факторов показывает, что за последние два года на российскую экономику санкции ЕС имели лишь второстепенное влияние, и еще более незначительные последствия для западных стран.

Конечно, торговля и инвестиции ЕС в России существенно снизились. Тем не менее, экономические трудности для России началось еще до вторжения в Украину, и были скорее связаны с падением цен на нефть, чем с политикой Брюсселя. Основная проблема заключается в том, что российская экономика и государство остались зависимыми от сырьевого экспорта, и по-прежнему страдают от структурных проблем.

Как и многие другие, выдающийся русский экономист Владислав Иноземцев продемонстрировал, что с тех пор, как президент Борис Ельцин ушел в отставку 31 декабря 1999 года, экономика России стала еще более зависимой от сырьевого экспорта – прежде всего, нефти. В первые годы нового века Россия воспользовались благоприятной мировой экономической конъюнктурой, некоторыми улучшениями экономического законодательства и доминированием либеральных экономистов в окружении Владимира Путина.

Тем не менее, структурные дефекты промышленности постсоветской России, такие как превалирующая коррупция и непропорциональная доля государства в структуре собственности, стали лишь более заметным при громко заявленной Путиным "диктатуре закона". Несколько лет растущие проблемы скрывались за колоссальным притоком нефтедолларов в экономику и государственный бюджет России. Тем не менее, глобальный финансовый кризис и недавнее снижение цен на нефть расставили все по своим местам – но так и не привели ни к каким реформам.

На фоне таких фундаментальных внутренних проблем, западные санкции лишь усугубили гораздо более серьезные последствия обвала цен на нефть. Более того, встречные санкции Путина против европейских товаров нанесли больший ущерб российскому потреблению, и ударили по населению более непосредственно, чем последние торговые и кредитные ограничения Запада.

Аналогичным образом, со стороны Европы, спад торговли с Россией начался задолго до первых протестов на Майдане Незалежности в Киеве. Торговые отношения между ЕС и Россией никогда не шли так гладко, как заверяют общественность немецкие бизнесмены или французские парламентарии. В то время как торговля начала восстанавливаться после глобального финансового кризиса, в ней доминировали лишь несколько товаров. С падением цен на нефть в 2014 году, доходы Москвы, спрос среди россиян на европейские товары и рубль упали соответственно.

Даже если все санкции снять завтра, ни рубль, ни российский бюджет не испытают значительного роста. Ослабленные российские рынки не смогут поглотить значительного количества немецкие или других относительно дорогих товаров, произведенных в странах с высоким уровнем дохода. В качестве цели для прямых инвестиций, Россия, возможно, и стала более привлекательной с чисто экономической точки зрения, так рабочая сила стала дешевле из-за спада рубля. Но до тех пор, пока будущее политических отношений Кремля с Западом остается неясным, лишь немногие западные инвесторы рискнут вложить свои деньги в промышленность или сельское хозяйство России.

Кроме того, после глобального финансового кризиса ЕС заключал новые и пользовался старыми торговыми соглашениями, открывая дополнительные рынки сбыта для своих товаров и альтернативные направления для прямых иностранных инвестиций. Европарламент отметил, что в Европе сектором, наиболее пострадавшим от санкций, стало сельское хозяйство, но оно восполнило потери, расширив рынки для экспорта.

В то время как некоторые пророссийские группы в ЕС продолжают громко о себе заявлять, ряд других ориентированных на Россию промышленных компаний в ЕС сменили вектор деятельности, так как все меньше бизнесменов доверяют беспорядочному руководству Кремля. Чувство зависимости от России, которое Европа испытывала в прошлом, испарилось. Очевидно, переход Москвы от статуса-кво к ревизионизму повлиял на мировую политику, европейскую безопасность, общественное мнение на Западе, а также международную дипломатию в той же степени, что и на мировую торговлю, инвестиции и финансовые потоки.

Наиболее показательно, как отметил Иноземцев, внешняя торговля России резко сократилась не только с ее бывшими партнерами по "модернизации" на Западе, но и с ее новыми официальными союзниками в рамках якобы хорошо интегрированного Евразийского экономического союза. В то время как в 2015 году российский импорт из ЕС снизился почти на 41%, из второй по величине экономики ЕАЭС, Казахстана, он упал на 36%, не смотря на то, что тот находится в таможенном союзе с Россией с 2001 года. Аналогичная ситуация и со столь громко заявленной Кремлем альтернативой ЕС на месте глобального стратегического партнера: Пекином. Российско-китайской торговле, не только риторически, но и практически всячески способствовал Кремль после того, как рассорился с Западом в 2014 году. Тем не менее, в 2015 году китайский экспорт в Россию сократился на 34%.

Причиной нынешнего экономического спада в России являются глубокие структурные дефектов и чрезмерная зависимость от экспорта нефти, а не западные санкции. Тем не менее, снятие санкций без какого-либо существенного улучшения ситуации на Донбассе сильно ударит по репутации ЕС. А экономические выгоды останутся незначительными, пока в России не начнутся фундаментальные экономические реформы и заметно не улучшатся политические отношения с Западом.

Кроме того, не следует сбрасывать со счетов готовность Вашингтона компенсировать сокращение европейского давления на Кремль. Если этим летом ЕС не может продлить санкции, Соединенные Штаты Америки и Канада могут принять решение ужесточить собственные санкционные режимы таким образом, чтобы компенсировать сокращение европейских торговых ограничений. Деловым кругам и политическим элитам Европы следует дважды подумать, прежде чем подталкивать ЕС к снятию санкций без существенного прогресса со стороны России в выполнении своих обязательств по Минскому соглашению.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги