УкрРус

Теории заговора

Текст переведен специально для сайта "Обозреватель". Оригинал читайте на Bloomberg.com

Тон, которым президент России Владимир Путин обсуждает скандал касательно применения допинга среди российских олимпийцев, паралимпийцев, неуклонно меняется. По мере появления новых доказательств того, что использование стимуляторов – ни что иное, как спонсируемая государством система, Путин изъявляет все меньше желания сотрудничать с международными спортивными организациями, и все чаще жалуется на политические заговоры против его страны.

И вопрос уже стоит не просто в участии российских спортсменов в Олимпийских играх в Рио. А в том, что путинское государство считают откровенно преступным. Реакция Путина – как и в случае со сбитым над восточной Украиной два года назад малазийским авиалайнером, к чему Россия и ее подопечные явно приложили руку – лишь отрицание, отрицание, отрицание.

Не далее, чем в марте, Путин раздраженно высказался в адрес чиновников, в числе которых был и министр спорта Виталий Мутко, заявив, что "Не нужно ничего политизировать, не нужно продвигать какую-то теорию заговора". Это означало, что Россия способна одержать победу честно, а мошенники должны привлекаться к ответственности. Во вторник же, когда Международный олимпийский комитет принимал решение, как отреагировать на изобличительный доклад от Всемирного антидопингового агентства (WADA), Путин сам начал все политизировать и продвигать теории заговора. В своем заявлении на официальном сайте он сравнивал обвинения в использовании допинга с западным бойкотом московской Олимпиады 1980 года:

"Сейчас мы наблюдаем опасный рецидив вмешательства политики в спорт. Да, формы такого вмешательства изменились, но суть – прежняя: сделать спорт инструментом геополитического давления, формирования негативного образа стран и народов"

Делая это заявление, Путин имел в виду широко известный проект письма в Международный олимпийский комитет, подготовленный главой Антидопингового агентства США (USADA) Тревисом Тайгартом, в котором предлагалось отстранить российских спортсменов от участия в играх в Рио. Путин предположил, что сотрудники USADA видели доклад WADA еще до публикации, или даже "задавали ему тон и содержание". "В таком случае опять национальная структура одного государства диктует свою волю всему спортивному мировому сообществу" - заявил Путин.

Есть конкретная причина, по которой Путин делает ровно то, что несколько месяцев назад наказывал своим подчиненным не делать. В отчете WADA, подготовленном канадским юристом Ричардом Маклареном, впервые за все время было установлено, что система использования допинга в российском спорте управляется именно государством. Московский антидопинговый центр, как сообщается в докладе, регулярно информировал министерство спорта об обнаруженных запрещенных веществах в анализах российских и иностранных спортсменов. В ответ на что получали инструкцию "сохранить" или "поместить в карантин" образцы содержавшей запрещенные препараты мочи. Под "сохранением" подразумевалось указать отрицательный результат при положительном тесте. "Карантин" означал соблюдение стандартной процедуры – для иностранцев или менее перспективных российских спортсменов, которые вряд ли выиграют медали.

Согласно докладу, контейнеры с образцами мочи, содержавшими стероиды, передавались агенту тайной полиции, обученному открывать и запечатывать их. Эти анализы подменялись любой "чистой" мочой, какую работники лаборатории могли раздобыть. На Олимпийских играх 2014 в Сочи такие контейнеры работниками лаборатории передавались в специальное помещение через отверстие в стене, откуда назад возвращались "чистые" пробы – но только для спортсменов специальной "государственной программы". Россия победила в медальном зачете, и ни один российский спортсмен не был дисквалифицирован за применение допинга.

В расследовании WADA участвовал Григорий Родченков, бывший глава Московского антидопингового центра, давая показания. В своем заявлении Путин пытается дискредитировать свидетеля, заявляя, что в отношении Родченкова в 2012 году велось расследование за нарушение антидопингового законодательства, но обвинения не были доказаны. Сейчас, как пишет Путин, расследование возобновлено. Таким образом Путин намекает на то, что Родченков не заслуживает доверия, и что WADA не следовало опираться "исключительно на показаниях людей подобного рода"

В данном случае эта тактика настолько же неубедительна, насколько и после крушения лайнера MH17 над контролируемой сепаратистами территорией Украины, когда Россия упиралась, отрицая свою причастность. В докладе Макларена детально описано, как показания Родченкова проверялись путем исследования образцов, которые отправляли из Москвы в независимую испытательную лабораторию Швейцарии. Независимый эксперт подтвердил, что эти контейнеры были вскрыты и заново запечатаны, и что ДНК во многих образцах не совпадали с ДНК спортсменов. Доказательства, приведенные Маклареном, были обширны и неопровержимы.

Давая отказы, впрочем, никто и не собирается ничего опровергать. Как и в случае с авиалайнером, эти отказы - лишь формальность. Путин не может позволить себе признать, что система применения допинга протянулась до самых верхних эшелонов, и что секретная полиция, в которой он проработал большую часть своей карьеры, также во всем замешана. С таким же успехом он мог бы признать всю патологию спонсируемого государством обмана.

С таким же успехом он мог бы согласиться с Еленой Панфиловой, руководительницей российского отделения антикоррупционной организации Transparency International, написавшей в своем Facebook:

"В стране, где малый и средний бизнес, верховенство закона и права человека забиты под коврик, все подсажено на допинг: города и регионы сидят на дотациях, искусство и наука – на министерских подачках, бизнес - на тяжелых веществах четко отмеряемого доступа к государственным контрактам"

Путин не признает, что его государство сидит на допингах. В России всегда любили героев спорта. Человек, который любит фотографироваться с голым торсом верхом на лошади или на занятиях дзюдо, цепляется за собственный имидж верховного лидера, отважно противостоящего империализму США. Хотя бы потому, что подобный имидж – его опора внутри страны. В глазах его избирателей Россия должна оставаться великой державой, страдающей от западного произвола. Ее просто не может представлять кучка жуликов, просовывающая банки с мочой через дырку в стене.

Все это – намного важнее, чем допуск российских спортсменов к Олимпиаде в Рио. Это решение в котором Международный олимпийский комитет отказался принимать, оставив его на волю соответствующих международных федераций. Россияне, вероятно, примут участие в играх – и выступать будут в гнетущей атмосфере подозрения, которые Путин не собирается опровергать, признавая, что его система насквозь прогнила.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги