УкрРус

Не фискал-таможенник или один в поле?

События последних недель меня не раз ставили перед этой дилеммой. Даже события последних месяцев, тех самых, которые из юриста-международника превратили меня в таможенника. За которые я разобрался в структуре службы и понял, что буду отстаивать необходимость ее отделения, протестовать против поглощения ГФС. В результате чего… получил урезание полномочий.

Но! Зато увеличилось число вот таких сообщений: "…очень приятно, что, на сегодняшний день, в руководстве ГФС, есть хоть один чиновник, который за короткое время, 3,5 месяца, разобрался в роли и месте таможни в жизни государства Украина и ведёт открытую борьбу за отделения таможни. Могу Вас уверить, что за Вами миллионная армия однодумцев и мы очень верим, что украинской таможне вернётся славное былое имя отдельной госструктуры!" Дело не в том, что мне приятно. Дело в том, что моя публичная позиция и реакция единомышленников и оппонентов, вовлечение нас в единый процесс понимания структуры таможни - это важно. Мои заявления - пока что единственная возможность обратить внимание общественности на происходящее за стенами кабинетов, в кулуарах ГФС, Минфина и Кабмина, где прямо сейчас оппоненты продолжают искать сторонников моего отстранения от должности или отставки. Но сейчас я не об этом. Эта мышиная возня вам вряд ли интересна. Я о профессионализме и понимании ситуации, потребностей государства. Будут они - никаких публичных диалогов, конфликтов, доказательств не понадобится. Грамотный подход один, возможны варианты, бесспорно, но не когда речь идет о такой серьезной структуре, как таможня.

Таможня – это и граница, и бизнес, и бюджет. Если уж высказываться совсем простым языком.

Вчера прямо в фб многие наблюдали или участвовали в нашем диалоге с замминистра финансов Еленой Макеевой под моим постом-ссылкой на ее интервью, в котором она размышляет о реформе ГФС и моей роли в службе.

-Olena Makeieva: Константин, не самый лучший способ искать диалог с @Roman Nasirov через СМИ. Возможно, стоит перенести фокус на потребности бизнеса, количество жалоб просто впечатляет. ГФС должна стать сервисной службой, для бизнеса вопрос формата ГФС второстепенный.

-Kostiantyn Likarchuk: Елена, я не с Насировым сейчас веду диалог, а с Вами и комментирую Ваше интервью. Диалог с Насировым вряд ли возможен, поскольку, очевидно, что мы с ним с разными целями пришли в ГФС. Говорить о сервисной службе, конечно, можно, но если Вы разберетесь в предмете, то поймете, что современная таможня - это прежде всего орган, который занимается безопасностью границы (поговорите с EUBAM, с европейцами из программы TWINNING), а также орган, который должен способствовать международной торговле, это, кстати, основные цели Всемирной Таможенной Организации. Пока Вы будете ставить во главу угла фискальную функцию таможни она никогда не станет сервисной службой.

- Olena Makeieva: Я Вас с EUBAM познакомила, надеялась, что дальше Вы справитесь без Минфина. Для нас важны реформы, их ждет и бизнес. Именно ожидания бизнеса я ставлю во главу угла.

-Kostiantyn Likarchuk: Тогда Вам нужно прислушаться ко мне. Бизнес стонет именно от фискальной функции таможни. И откажитесь от индикативов Минфина для таможни, да еще и безосновательно повышенных летом (в самое мертвое с точки зрения экономической активности время) на 20%. Увидите какой будет эффект для бизнеса - просто удивитесь... А относительно EUBAM, Вы меня познакомили с EUAM, а это все-таки разные миссии. EUBAM занимается именно безопасностью границы - поговорите с ними, многое станет понятно, может, не допустите серьезных ошибок.

- Olena Makeieva: Константин, извините, что побеспокоила. Чтобы не получить в свой адрес очередную череду обвинений, а может и оскорблений, я, пожалуй, завершу этот диалог.

- Kostiantyn Likarchuk: Как знать... Моя задача - объяснять и настаивать. Больше я в рамках моих теперешних полномочий делать ничего не могу. Они могут оставить план, но просто обязаны сместить фокус. Иначе мы никогда никуда не двинемся.

…Весь этот диалог к вопросу о профессионализме и, как минимум,

правильной терминологии. Может ошибаться обыватель, но не чиновник высокого ранга. EUBAM не интересует классификация и вопросы таможенной стоимости. Только анализ и практика, безопасность. Таможня в их понимании исполняет функции безопасности, фискальная составляющая – это для них посты-аудит. Поэтому чисто концептуально таможня не может быть в чистом виде сервисной службой, которая обслуживает бизнес. Государство возложило функции на таможню, но разве государство - это сервисная служба?! А знакомить с EUBAM не нужно, сотрудничество с ними входит в мои служебные обязанности.

Подписать эту статью позвольте так: не фискал, таможенник, один в поле воин, Константин Ликарчук.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги