УкрРус

Как на самом деле работает коррупция в России

Текст переведен специально для сайта "Обозреватель". Оригинал на Vox.

На прошлой неделе по СМИ прошли две большие новости о российской коррупции. Утечка документов из панамской юридической фирмы показала $2 млрд, предположительно принадлежащие президенту Владимиру Путину, спрятанные в оффшорных компаниях на имя близкого друга и крестного отца его старшей дочери, виолончелиста Сергея Ролдугина.

В то же время, смелый проект по расследованию организованной преступности и коррупции опубликовал историю о том, как женщины в жизни Путина получали шикарные квартиры.

Вместе эти истории говорят нам нечто важное о том, как коррупция работает в России. В то время как во многих странах коррупция является средством, с помощью которого элиты конвертируют свою власть в деньги, в России все наоборот – коррупция является способом получения и сохранения политической власти, гораздо более важным, чем просто богатство.

Еще до того, как эти истории увидели свет, кремлевская пропагандистская машина уже провела брифинг, предупреждая об "информационной атаке" в глобальной войне масс медиа. Но коррупция в России, к сожалению, не является новостью, и эти истории говорят о чем-то гораздо более значительном, чем, скажем, уклонение от уплаты налогов.

Слишком просто считать Россию клептократией или, что еще дальше от истины, "мафиозным государством". Да, коррупция является обязательной частью ее системы, не побочным продуктом, а центральной особенностью путинской методологии удержания власти. Но это не объясняет ее текущего уровня распространенности.

Если предположить, что те $2 млрд действительно принадлежат Путину, то как он их получил? Люди приносили ему чемоданы с наличностью? Весьма сомнительно. Скорее всего, он берет или получает доли в активах, права на часть прибыли. Это не столько сами деньги – все, чего бы он не захотел, от дворца на берегу Черного моря до яхты за $35 млн, может легко быть куплено для него государством или олигархами, но скорее даваемая ими политическая власть.

Настоящей валютой в России являются не деньги, а власть – и за второе можно получить первое, но наоборот сделать получается далеко не всегда. Вы можете быть богатым сегодня, но завтра государство сделает вас нищим. И наоборот, если у вас есть власть, то деньги, как мы, вероятно, видим по панамским документам, легко получить, а иногда в них вообще нет необходимости.

В то время, как панамские документы показывают гораздо больше денег, и, скорее всего, привлекут гораздо больше внимания, большее значение имеет другая новость. Она демонстрирует, что реальная валюта России – это не деньги, а власть и связи.

В ней утверждается, что Григорий Баевский, мало кому известный российский бизнесмен, ранее управлявший агентством государственной собственности, а сейчас работающий на Аркадия Ротенберга – одного из самых старых друзей Путина и одного из самых богатых миллиардеров в России, принимал участие в раздаче квартир в Москве группе женщин, связанных с Путиным.

Среди них - его младшая дочь, Катерина Тихонова; сестра и, возможно, бабушка его нынешней пассии, гимнастки Алина Кабаевой; Алиса Харчева, женщина, известная в основном своим полуобнаженным появлением в печально известном календаре "Мы Вас любим!", посвященном Путину.

В современной России, официальная коррупция стала настолько привычной, что это едва ли даже заслуживает особого упоминания. Министры и должностные лица обычно оказываются владельцами огромных особняков, такие как $18 миллионная пагода министра обороны Сергея Шойгу.

В частности, причиной нервной реакции Кремля может быть то, что Путин становится весьма скрытным, когда речь заходит о его личной жизни. Но, учитывая, что упреждающее заявление пресс-секретаря Кремля Дмитрия Пескова (который сам, по-видимому, живет в доме за $7 млн, имея доход меньше $140 тыс.) придало этой новости еще большей огласки, причина может быть более существенной.

Ответом на вопрос может быть то, что этот случай иллюстрирует настоящий механизм коррупции в России. Конечно, остановленный гаишником водитель, стремящийся ускорить утверждение строительных планов подрядчик, или вынужденный откупаться от пожарного инспектора владелец магазина – все выкладывают твердую наличность. Но этот вид коррупции довольно немасштабен и большинство россиян не сталкиваются с ним в своей ежедневной жизни.

Настоящая коррупция, которая высасывает кровь из современной России – это спекуляции в промышленных масштабах, происходящие на верхних уровнях властной системы. По словам ИНДЕМа, одного из последних независимых либеральных аналитических центров, оставшихся в России, коррупция обходится стране в сумму от четверти до трети общего объема ВВП.

Иными словами: Коррупция российской элиты может обходиться стране до шести раз дороже, чем все санкции, введенные Западом с того момента, как Россия вторглась в Крым.

Эта коррупция работает путем обеспечения доступа к услугам, а не денежным потокам. Когда Путин хочет наградить своих друзей, он выделяет им контракты и монополии, которые те могут выжимать досуха.

Но они, в свою очередь, знают, что остаются богатыми лишь до тех пор, пока сохраняют политическую власть и благоволение Путина. Время от времени их будут просить об услугах, и лучше бы им не подвести.

Нет, в конце концов, никаких доказательств того, что Путин на самом деле заплатил за недвижимость, раздаваемую Баевским. Скорее всего, президент просто озвучил свои пожелания через того же Ротенберга – который, кстати, в прошлом году получил больше государственных контрактов, чем кто-либо еще.

Эти ценные активы и денежные суммы часто имеют в России гораздо большую ценность, чем просто наличные деньги: они являются инструментами, используемыми для выражения, предоставления или использования политической власти.

Деньги можно переместить, спрятать, завещать своим детям. Власть, однако, является активной и эфемерной, постоянно нуждаясь в обновлении и подтверждении. Это то, что у вас либо есть, либо нет. Еще в советские времена, одной из причин, заставлявших многих лидеров работать до самой смерти, было то, что уход с поста означал, что все, чем они пользовались – автомобили, особняки, летние дачи, могло быть у них отнято. Для современной России это правило не менее верно.

Путин и другие высокопоставленные российские деятели как акулы: они должны плавать или они утонут. В определенной степени это работало в 2000-х и начале 2010-х годов, когда экономика росла, и воды, в которой можно плавать становилось все больше. Но теперь, когда источники иссякли, конкуренция и столкновения становятся все более распространенным явлением.

Но эти конфликты не всегда разгораются лишь вокруг денег и контрактов. Иногда они начинаются и вокруг других проявлений власти. Чеченский лидер Рамзан Кадыров, например, уже имеет частный зоопарк с тигром и суперкар Lamborghini за $1,25 миллиона, так что для него Кремль предлагает больше медалей и наград, чем может поместиться на его груди.

Или Александр Бастрыкин, председатель следственного комитета, одного из главных политических органов Кремля, считает настоящей ценностью не деньги (он, похоже, обходится относительно скромными средствами), а успех в своих регулярных политических схватках с соперниками, особенно генпрокурором Юрием Чайкой.

В любом случае, история с квартирами на самом деле показывает, как коррупция работает в России, а панамские документы говорят, как работает в России власть. Тут следить надо не за деньгами, а именно за властью.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги