УкрРус

Третий месяц ада: как жертва преступления "терроризирует" полицию

18.1т

Недавно я рассказывала, как киевлянин за час лишился 60-ти тысяч долларов (в обменниках-однодневках доверчивым клиентам предлагают совершить выгодную валютную операцию, на деле - попросту кидают). А спустя месяц поделилась отчаянной исповедью жертвы мошенников. Немного наивной, но в то же время и ценной. Потому что речь идет о громко реформируемых ныне правоохранительных органах и о том, с чем сталкивается обычный человек. И вот сегодня - продолжение эпопеи. Шокирующая, бьющая наотмашь правда о работе правоохранителей.Сможем ли мы изменить ситуацию - большой вопрос, однако молчать точно нельзя.

Рассказ публикую без изменений. Далее от первого лица.

- На следующий день, буквально через несколько часов после публикации предыдущей части блога зама шеф-редактора "Обозревателя" Анны Молчановой со мной связались из управления внутренней безопасности полиции и пригласили к себе. За 15 минут, пока они меня искали, мне позвонили на все мои номера телефонов, даже на те, о существовании которых я забыл. Когда я приехал, на столе у сотрудника уже лежала объяснительная от следователя, он уже поговорил с начальством райуправления и т. д. Может же полиция работать, когда захочет. Оказывается, блог сразу же прочитали "наверху" и спустили указание разобраться.

Главную мысль, которую до меня доносил сотрудник внутренней безопасности, заключалась в том, что полицейские-решалы – не преступники, они противоправных действий в отношении меня не совершали, денег не требовали, чего вообще я хочу? А то, что говорили будто могут найти преступников, но не хотят – так просто они "неумно себя вели". Бездействие следователя – тоже не преступление. Та же история дословно: у следователя несколько сотен дел, он по ним не может делать ни много, ни мало. Он по ним всем не делает вообще ничего. Какие-то действия проводятся только по делам, по которым есть "вказивкы сверху" или по которым жалуются.

Ещё он немного обиделся, что я, мол, выставил полицию в статье не в самом приглядном свете

Вообще, как вы представляете себе работу следователя? Может быть кто-то смотрел сериал "True Detective", или хотя бы "Улицы разбитых фонарей"? Может быть "Следствие ведут знатоки"? Интеллектуалы-следователи и ушлые опера получают запутанное дело без единой зацепки. Они не спят ночами, ездят по городу, ищут свидетелей, проводят сложные экспертизы, собирают все данные воедино и хватают преступника в его логове.

Детский лепет. Украинский тру детектив действует намного быстрее и эффективнее. Он получает дело, кладет его в сейф, сейф закрывает на ключ. Вуаля… дело отработано. И главное, что в 90% случаев этого абсолютно достаточно. Большинство потерпевших, сталкиваясь с этим, просто не знают, что им делать, не верят, что чего-то можно добиться и на этом всё заканчивается.

Если же потерпевший жалуется, то следователь, после какого-то критического количества накопившихся жалоб, формально пишет какую-то бумагу. Например, в моем случае, через 1,5 месяца и десятка жалоб, следовательно, пишет запрос на сайт о предоставлении данных. Выглядит это так: "Ну я же написал запрос, номер исходящего можете узнать в канцелярии". Т.е., его не только не интересует, ответят ли ему оттуда, но даже и ушел ли запрос (идите в канцелярию и разбирайтесь). Если звезды сложатся удачно, то, возможно, через месяц он получит ответ. А если нет, то и мороки меньше. Либо же перед проверкой прокураты следователь даст запрос на получение данных по мобильной связи… данных по звонкам за 2 дня (вместо имеющейся истории за месяцы и годы). И это даже не вписывается в концепцию о глобальной занятости следователя. Больше похоже на желание изо всех сил не дай бог получить какие-то данные, которые могут реально помочь следствию. Но формально у него тылы прикрыты: бумажка раз в несколько недель оформлена и зарегистрирована в канцелярии.

Я уже не говорю о каком-то системном подходе к следствию. Как следователь может сложить и проанализировать данные по делу, если он не может или не хочет их даже запросить? По-хорошему должны быть получены данные не только по текущему делу, но и по всем схожим преступлениям, систематизированы, отсеяны лишние, осмыслены нужные. Ну как в фильме или другой стране. Но у нас об этом даже здесь писать смешно, а не то чтобы требовать от следствия.

Да и это ещё полбеды. Разговаривая со следователем становится понятно, что он просто... не читал материалы дела. Не сказать, что это война и мир, это буквально пару десятков страничек. Так вот, сначала дело вел один следователь, потом его передали другому. Сначала один радостно удивлялся, когда я ему сообщал, что, оказывается, есть запись с камеры наблюдения, потом так же радостно этому факту удивлялся другой. Сначала один не знал о показаниях свидетеля, также их не читал и второй.

Ну и насчет жалоб отдельная история. Главное управление полиции города Киева поступает в работе с жалобами очень изящно. Оно просто не отвечает на них. Т.е., вообще. Любые обращения попадают туда как в черную дыру – ни ответа, ни привета.

В Национальной полиции Украины (это там, где сидит Хатия Деканоидзе) все ещё веселее

Я пошел туда на прием граждан с жалобой на то, что мне не дают ответов в полиции Киева. Там меня принял сотрудник аппарата, который сходу сказал, что мне не отвечают, потому что сотрудник, который должен это делать, уволился. И все, так просто. Да и ответа мне требовать в управлении Киева ни к чему, так как все-равно это ведь не поможет мне по сути расследования, которое проходит в районе. Ну а касаемо самого расследования, то проводиться оно не может и не будет, так как… правильно – у следователя много дел. Поэтому сейчас по факту дела только регистрируются и не расследуются совсем. Следователь, конечно, должен получить все данные, обработать и систематизировать их, но этого он делать не будет. Если он даст какое-то поручение оперативным сотрудникам, они его выполнять тоже не будут. И происходит так не только в Киеве, а по всей Украине. И говорит он это все мне битым словом, зная, что я могу записывать разговор. Ему абсолютно все равно. На вопрос, почему он это рассказывает мне, но ничего с этим не делает, он же для этого и сидит в "центре", отвечает, что сделать ничего не может.

Фактически сейчас полиция от самого низа до главного управления по Украине, не стесняясь вслух заявляет, что обеспечить следствие и хотя бы вид законности гражданину не может. И кто-то потом удивляется, почему такой разгул преступности в Украине. С таким подходом даже самому заурядному преступнику обеспечен карт-бланш на любые действия, главное - минимум осторожности, чтобы не попасться на месте преступления. А дальше его не найдут даже случайно.

Понаблюдав какое-то время за работой районного управления, я возьмусь утверждать, что даже если преступник придет в полицию с повинной, его туда не пустят. Полицейский на входе начнет спрашивать, в каком районе он совершил преступление, узнавать, звонил ли он в 102, снова уточнять улицу (может быть все-таки в другом районе?). В итоге он продиктует ему адрес и телефон участкового и скажет ехать к нему, здесь заниматься этим недосуг.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги