УкрРус

Бутусов против Иванющенко: новая грань свободы слова

Где проходит та тонкая грань, которая отделяет свободу слова от безнаказанности? Как отличить давление на журналистов с намерением закрыть им рот от попыток защититься от искажения этими самыми журналистами той или иной информации? Даже в действительно демократических странах это до сих пор не научились делать досконально. Что уж говорить об Украине, которая только-только встает на путь к созданию демократического государства, в котором существует верховенство права?

Июнь, 2014-го. Верховный Суд США поставил точку в судебной тяжбе журналиста The New York Times Джеймса Райсена о защите собственных источников информации. Райсен в своей книге "Состояние войны" использовал данные, полученные от бывшего агента ЦРУ Джеффри Стерлинга, обвиненного в утечке секретной информации. И следствие требовало от Райсена свидетельствовать против своего источника. Дело прошло все судебные инстанции вплоть до Верховного Суда США, который постановил, что закон о защите источников информации не является достаточным оправданием для попыток скрыть информацию о преступных деяниях. Поэтому Райсен оказался перед выбором: сесть в тюрьму или дать показания. Как думаете, откажись он от сотрудничества со следствием – долго бы он гулял на свободе? Лично я убежден: не долго.

Февраль, 2014-го. Суд в Саудовской Аравии приговорил журналиста к 12 годам лишения свободы за "неповиновение правителю" и дискредитирующие страну замечания о терроризме. Журналист Вайди аль-Газзави попал за решетку и был лишен права после освобождения работать в СМИ за то, что позволил себе утверждать, что терроризм и "Аль-Каида" возникли в Саудовской Аравии. И я не сомневаюсь: этот срок он отсидит.

А вот в Париже в начале этого года суд, рассматривая иск полузащитника "Баварии" Франка Рибери к журналисту Даниэлю Риоло, встал на сторону последнего. Рибери возмутило, что в своей книге, посвященной футбольным скандалам, Риоло назвал его "лицом со шрамом", "гангстером" и "подонком" и припомнил ему обвинения в изнасиловании несовершеннолетней, которые, впрочем, были сняты. Суд посчитал, что журналист никоим образом не оскорбил футболиста. И, вместо того, чтобы наказать Риоло, еще и обязал Рибери выплатить журналисту 5 тысяч евро компенсации морального ущерба, спровоцированного этим иском.

Подобных примеров, когда конфликты между журналистами и теми, о ком они пишут, решались в судах, можно привести множество. Иногда эти решения кажутся странными, иногда – вполне объективными. Но они есть. Там это – норма. В цивилизованном мире, где журналист осознает социальную ответственность за свои действия и слова, он должен быть готов отвечать за сказанное перед законом. А значит, каждый представитель медиа-сообщества десять раз подумает, прежде чем что-то утверждать, не один раз перепроверит информацию и все взвесит.

Что же происходит у нас?

Возьмите недавний скандал с Савиком Шустером, которому собрались запретить работать в Украине. Кто-то считает Шустера прекрасным журналистом, кто-то – дельцом, интересующимся, прежде всего, зарабатыванием денег, кто-то – чуть ли не манипулятором, работающим в интересах Кремля. Таким же неоднозначным стало и восприятие сложившейся вокруг него ситуации. Может быть, этот запрет был бы однозначно воспринят как наезд на свободу слова в Украине, если бы не одно "но": Савик почему-то не пошел защищать свои права в суд. Он предпочитает поднимать волну в информационном пространстве и паломничество по высоким кабинетам с рассказом о том, как несправедливо с ним поступили. А ведь если этот запрет так уж несправедлив – доказать это в суде было бы плевым делом, не так ли? Но никто даже не попробовал этого сделать…

Или возьмем другой пример. В украинских СМИ много писали о крупнейшем промтоварном рынке в Европе – одесском "7 километре". Писали разное. И о рейдерских войнах, которые идут там уже давно. И о том, что этот рынок принадлежит одиозному бизнесмену Юрию Иванющенко.

В частности, много писал об этом рынке главред "Цензор.нет" Юрий Бутусов. Писал убедительно, доказательно. Летом 2015 года он фактически обвинил администрацию рынка в финансировании террористов "ЛНР" через перевод 23,5 миллионов гривен подконтрольной оккупантам луганской фирме. Администрация "7 километра", не долго думая, отправилась в суд. Там аргументы одного из наиболее известных украинских журналистов посчитали менее убедительными, чем предоставленные администрацией "7 километра" доказательства – и обязали Бутусова публично извиниться за клевету, разместив на главной странице сайта "Цензор.нет" опровержение этих обвинений и оплатить судебные расходы в размере 243 гривни.

Примечательно, что решение суда, принятое еще в ноябре прошлого года, главред "Цензор.нет" так и не выполнил. Да, похоже, и не собирался – поскольку даже на заседание, где рассматривался иск к нему, Бутусов не пришел. Более того, некоторые эксперты уверяют, что суды такого рода в Украине настолько редки, что даже механизма принудить любого автора опубликовать опровержение, как того потребовал суд, де-факто не существует.

Получаем палку о двух концах. С одной стороны, казалось бы, отсутствие традиции решать проблемы, являющиеся неизменным спутником журналистской профессии, в суде помогает избежать возможного давления на них и урезания свободы слова. С другой – это дарует самим журналистам ощущение некоторой безнаказанности. А ведь и правда – почему не говорить все, что в голову взбредет, если за это все равно ничего не будет?

Хотя тут вы, товарищи журналисты, ошибаетесь. Самая большая проблема заключается в том, что подобная ситуация приводит к подрыву вашего же авторитета. Журналистов ведь называют "четвертой властью". А как людям прикажете относиться к "власти", которая, изобличая других и призывая их жить по закону, себя ставит выше этого самого закона? Почему лично я, потребитель продукта, который вы выпускаете, должен верить вам, зная, что вас ничто не стимулирует проверять информацию? Не искажать ее невольно – или даже умышленно?

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги