УкрРус

Ложные маяки российской оппозиции

На прошлой неделе я впервые после победы Майдана Достоинства посетил Украину. Общение с самыми разными людьми и выступления в различных аудиториях позволили мне лучше понять настроения и зафиксировать те изменения, которые произошли в украинском обществе за последнее время. Почитание героев Небесной сотни, особое отношение к государственным символам Украины, растущее поколение истинных патриотов своей страны, которых я увидел при посещении одной из киевских школ — все это указывает на переход на иной уровень национального самосознания, что у россиянина не может вызвать другого чувства, кроме зависти. При этом смехотворными выглядят разговоры про рост русофобских настроений в украинском обществе — самая популярная передача украинского телевидения Шустер LIVE — выходит на русском языке.

Читайте:Украинский народ уже состоялся как нация, уничтожить его невозможно - Альфред Кох

Можно с уверенностью констатировать: в Украине сформировалась нация. Эта нация прекрасно осознает свои интересы и готова их отстаивать, она стремится сама определять судьбу своей страны, не желая видеть ее игрушкой в руках местных олигархов или, тем более, кремлевского диктатора. И, разумеется, эта нация стремится к восстановлению территориальной целостности своего государства: практически на всех встречах мне задавали вопросы, касающиеся проблемы Крыма и отношения российской оппозиции к этой проблеме.

Увы, позиция многих российских оппозиционеров, называющих себя сторонниками "европейского выбора России", по-прежнему вызывает много вопросов. Дискуссия, развернувшаяся было после резонансных заявлений Ходорковского и Навального по "крымскому вопросу", быстро сошла на нет, и в последнее время мы можем лишь наблюдать, как один за другим заметные представители гражданского общества в той или иной форме повторяют позицию, зафиксированную Навальным и Ходорковским: "Каким бы неправомерным ни было присоединение Крыма, в обозримом будущем вернуть его назад возможности нет".

Первый из них — внешнеполитический — связан с глобальным отношением к будущей постпутинской России, ее местом в мире. Эффект путинской агрессии не уйдет сам собой с исчезновением Путина — новой российской власти необходимо будет сделать кардинальные шаги в направлении изменения ситуации, в противном случае отношение со стороны Украины, стран Балтии и других соседей к России как к агрессивному и опасному государству сохранится на десятилетия. Такое отношение вполне может устраивать тех, кто сознательно превращает страну в осажденную крепость, дабы таким образом "зацементировать" свою власть, но лидеры, стремящиеся к безопасности и процветанию России, обязаны будут изменить эту ситуацию, а без возврата Крыма такие изменения просто невозможны.

Люди, полагающие, будто интеграция постпутинской России в Европу, где границы прозрачны, а национальный суверенитет — почти условность, и приведет к тому, что проблема Крыма как-нибудь "рассосется" сама собой, совершают чудовищный интеллектуальный самообман. С ворованным в Европу не берут! Пока допущенное Российской Федерацией грубое нарушение норм международного права не будет устранено, а акт международного бандитизма, каковым является захват Крыма, не будет безоговорочно денонсирован, ни о какой евроинтеграции России не может идти и речи.

Второй вызов носит внутриполитический характер и связан с перспективами построения в России устойчивой демократии. Противники возврата Крыма Украине из числа российских оппозиционеров в обоснование своей позиции апеллируют, как правило, к "демократическим принципам", ссылаясь на то, что большинство граждан России выступают против такого возврата, а "демократическая власть" не может идти против воли народа. Однако подобная позиция изначально построена на ложных посылках, на которых необходимо в очередной раз заострить внимание. Дело в том, что демократия предполагает не просто власть большинства, но и верховенство права. Если же власть большинства не подчинена праву и не ограничена им, то она представляет собой не демократию, а охлократию — тиранию большинства, которая ничем не привлекательнее тирании меньшинства.

Из этих простых аксиом с неизбежностью следует вывод, что вопроса возврата или невозврата Крыма новой демократической властью России просто не существует, поскольку, если эта новая власть позволит себе переступить через базовые принципы международного права и одобрит совершенное путинским режимом международное преступление, она в тот же миг перестанет быть демократической. В этом случае мы неизбежно скатимся к воспроизводству системы, построенной на тех же принципах, что и ныне существующий в России режим.

Читайте:Правозащитник рассказал, спровоцирует ли "груз 200" протесты в России

Замечу также, что аргументы из разряда "народ будет против" мне представляются несостоятельными еще и потому, что транзит от обанкротившегося путинизма к полноценной демократии будет возможен и успешен лишь в том случае, если в рамках этого процесса будет сформирована принципиально иная политическая и информационная среда, в которой осознание гражданами персональной ответственности за международную изоляцию страны и, как следствие, изменение отношения к "крымскому вопросу", выглядит абсолютно реальным.

Так получилось, что Крым оказался для России своего рода "отравленной пилюлей". Еще недавно могло казаться, что отстранение Путина от власти позволит в короткие сроки провести необходимые институциональные изменения и успешно осуществить так называемый демократический транзит. Теперь, однако, готовность многих оппонентов путинского режима выстраивать постпутинскую Россию на фундаменте циничного отрицания базовых норм международного права вызывает большие вопросы относительно перспектив построения в России государственной системы, сущностно отличающейся от нынешней.

На фоне столь фундаментальных вызовов, стоящих на пути России к демократии, достаточно нелепо выглядят рассуждения многих "оппозиционеров" о пользе "малых дел" и важности участия в выборах. В России выстроена фашистская диктатура персоналистского типа, развязавшая репрессии (пока сравнительно точечные) против оппонентов режима внутри страны и приступившая к захвату территорий на международной арене. Для борьбы с ней избрание нескольких оппозиционных депутатов в какую-нибудь районную думу столь же "эффективно", как прием витаминов для лечения гангрены.

Стоит отметить, что неготовность многих видных участников российского гражданского протеста к кардинальной смене политического режима отчетливо проявилась еще во время подъема протестного движения зимой 2011-2012 годов. Столкнувшаяся с новыми вызовами и растерявшаяся поначалу власть быстро обнаружила в оппозиционной среде тех, для кого повышение собственной "политической капитализации" было важнее, чем возможность добиться реальных перемен. Встречи официальных лиц с оппозиционными лидерами (зачастую самоназначенными), предоставление возможности зарегистрировать партии и получить допуск на федеральные каналы быстро сделали свое дело — вопрос о демонтаже путинского режима исчез из повестки дня.

Важно понимать, что путинская диктатура, сколь бы персоналистской она ни была, не есть только лишь производная от личности Путина. Устойчивость этой диктатуры объясняется тем, что она опирается на систему, в которую встроены очень многие влиятельные люди: руководители "парламентской оппозиции" с двадцатилетним стажем, главные редактора ряда респектабельных и уважаемых в либеральной среде СМИ, видные "либеральные" экономисты, вносящие посильную лепту в предотвращение экономического краха фашистского режима, главы общественных организаций, осваивающие го

Простая констатация того факта, что в России установлена фашистская диктатура, и внедрение его в оппозиционный (и просто честный) дискурс радикальным образом меняет контекст этого дискурса. В частности становятся абсолютно бессмысленными все разговоры об участии оппозиции в выборном цикле 2016 - 2018 гг. Всякая ответственная оппозиция начинается с констатации того, что оппозиция — это альтернатива существующей власти, а одна из основных ее целей — смена власти. В условиях демократии такая смена власти осуществляется через выборы, по результатам которых оппозиционная и правящая партии могут поменяться местами, как это периодически и происходит во всех демократических странах. В условиях фашистской диктатуры смена власти через выборы невозможна, а всякое участие людей, называющих себя оппозицией, в имитационных псевдовыборах лишь помогает власти замаскировать это обстоятельство.

Так получилось, что "крымский вопрос" сыграл роль катализатора, проявившего болезненные проблемы внутри российского гражданского общества и оппозиции. Без решения этих проблем никакие позитивные изменения в России невозможны. Российской оппозиции давно пора повзрослеть и осознать свою ответственность перед страной и ее будущим.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги