УкрРус

"Путинские ножницы" и авторитарная ловушка

Трудно найти более яркий пример опровержения традиционных представлений о взаимосвязи экономических и социолого-политических событий, чем российская ситуация первых девяти-десяти месяцев 2014 г.

ножницы1

Практически все значимые индикаторы, традиционно характеризующие экономическое благополучие страны, устойчиво идут вниз. По сравнению с декабрем 2013 г. промышленное производство сократилось на 0,7% (по сравнению с апрелем – на 1,5%), инвестиции – на 2,2%, грузооборот транспорта – на 2,9%, цена на нефть ("Брент") – на 7,9% (по сравнению с июнем – на 14,3%), международные резервы России – на 10,9% (по сравнению с январем 2013 г. – на 15,5%), курс рубля к доллару – на 17,4%, индекс фондового рынка РТС – на 22,2%.

Что в таком случае в социально-политической сфере предсказывают комментаторы и что подсказывает традиционная логика? Правильно! Возрастание недовольства в стране и падение поддержки властей.

А что наблюдается в России? Правильно! Увеличение поддержки власти! Индекс одобрения действий Путина (положительные ответы на вопрос Левада-центра "Вы в целом одобряете или не одобряете деятельность Владимира Путина на посту президента (премьер-министра) России?") вырос на 32,3% и в сентябре 2014 г. достиг 86%, то есть, как замечают социологи, "максимального значения за всего годы замеров, проводимых Левада-Центром".

Обнаруживается не синхронное (или хотя бы согласованное) поведение важнейших экономических и социологических индикаторов, в свое время произведшее столь сильное впечатление на Д.Тризмана, а рассогласованное их движение, иногда идущее в прямо противоположных направлениях. Падение значимых экономических показателей сопровождается ростом поддержки В.Путина. То есть явление, какое логично назвать "путинскими ножницами".

Можно, конечно, объяснить рост путинской поддержки оккупацией и аннексией Крыма. Но, во-первых, всплеск этой поддержки, вызванный Крымской авантюрой, уже был отражен в росте этого индекса в марте-апреле 2014 г. Во-вторых, вслед за малокровным захватом Крыма последовало кровавое месиво в Донбассе, приведшее уже к тысячам трупов российских наемников и военнослужащих регулярных войск. Тем не менее несмотря на массовую гибель соотечественников (защита которых, как известно, провозглашена в качестве одной из главных целей политики нынешнего режима) индекс одобрения действий Путина в сентябре не только не снизился, но и подрос еще на 2 пункта, достигнув своего исторического максимума.

Как можно объяснить феномен этих "путинских ножниц"?

Беспрецедентным успехом дезинформационной войны. Очевидно, тем, что пропагандистская (т.н. "информационная") обработка сознания значительного числа российских граждан достигла такой глубины и детализации, таких масштабов и такой изощренности, что режиму удалось добиться создания у многих людей системы восприятия окружающего мира, в большой степени не только оторванного от его реальной картины, но и не имеющей с ней ничего общего. Иными словами, информационному спецназу путинского режима удалось добиться гораздо более впечатляющей победы, чем спецназу ГРУ, оккупировавшему Крым. Тот – смог захватить полуостров с двумя с лишним миллионами жителей, этот – сознание 123 миллионов (86%) жителей России. Эрнсты и добродеевы оказались более важными, чем патрушевы и шойгу, киселевы и соловьевы – эффективнее шамановых и герасимовых.

Очевидно, что синхронное (или в высокой степени согласованное) поведение экономических и социологических показателей, столь характерное для свободных и послусвободных политических режимов (подавляющее большинство стран современного мира, в СССР и России – конец 1980-х – начало 2000-х годов) сменилось на рассогласованное (и даже противоположное) их поведение, характерное для жестко авторитарных и тоталитарных политических режимов. Независимо от масштабов мерзостей, творимых братьями Кастро и тремя поколениями Кимов, независимо от глубины экономических катастроф, организованных кубинским и северокорейскими режимами, независимо от числа утонувших во Флоридском проливе "бальсерос", пытавшихся бежать с "острова Свободы", независимо от числа северокорейцев, умертвленных голодом, внутренняя поддержка обоих диктаторских режимов, похоже, не уменьшилась, а политической власти семей Кастро и Кимов на Кубе и в Северной Корее по-прежнему ничто не угрожает. Иными словами – "водка подорожала – папа, ты будешь меньше пить? – нет, детка, это ты будешь меньше есть".

Эволюция путинского режима в жестко авторитарный с элементами тоталитарного фактически полностью ликвидировала систему обратной связи, существующую в любом хоть сколько-нибудь свободном общественно-политическом организме. В случае возникновения экономических, национальных, политических, каких-либо иных неурядиц стандартная реакция еще живого социального организма сводится к одному из следующих возможных вариантов:

- изменение политики,

- сознательная смена лиц, ответственных за ошибочные решения,

- потеря политической власти в результате выборов (свободный политический режим) или революции (полусвободный политический режим).

В условиях несвободного политического режима этих вариантов нет. Режим не может отказаться от проведения политики, обеспечивающей ей неограниченную власть. Режим не может сменить лиц, являющихся его поддержкой, опорой и главными бенефициарами. Режим не может допустить свободных выборов и тем более политической революции. Механизм трансляции имеющихся (возникающих) общественных проблем в необходимые политические решения оказался разрушенным.

В результате и режим, и общество, и вся страна оказываются в ситуации авторитарной ловушки:

- объективное положение страны (экономическое, социальное, политическое, ситуация в сфере безопасности) постепенно ухудшается;

- общество (точнее: его значительная часть) этого не воспринимает и сохраняет (или даже усиливает) свою поддержку правящему режиму;

- правящий режим не имеет ни заинтересованности, ни желания, ни инструментов для внесения адекватных изменений в свою политику и тем более изменять себя самого;

- в ригидном (жестко авторитарном или тоталитарном) политическом режиме отсутствуют (уничтожены) механизмы для его изменения изнутри.

Авторитарная ловушка – это реальная ловушка, в отличие от придуманной айхенгриновско-медведевской т.н. "ловушки среднего уровня развития".

Авторитарная ловушка гарантирует длительную стагнацию, лишь время от времени сменяемую рецессиями и кризисами.

Авторитарная ловушка – это незавидное состояние, в котором Россия обречена прозябать предстоящие годы.

П.С.

Ответы на вопрос из комментов "Неужели никаких надежд?"

1) Нынешняя ситуация похожа на ситуации, в которых, как напоминает

abramiy, находились:

- режим Николая I в начале Крымской войны,

- режим Наполеона III в начале Франко-прусской войны,

- режим Николая II в начале Первой мировой войны,

- режим Гальтиери (аргентинской хунты) в начале Фолклендской войны.

2) От себя добавлю, что сходство наблюдается также с:

- режимом Хорти после аннексии Южной Словакии, Закарпатской Украины, Северной Трансильвании, югославских территорий Бачка, Баранья, Меджимурье и Прекмурье,

- режимом Хусейна после оккупации и аннексии Кувейта,

- режимом Милошевича после создания на территории Боснии и Герцеговины Республики Сербской и оказания ей массированной военной поддержки со стороны Сербии.

http://aillarionov.livejournal.com/741367.html?thread=57569015#t57569015

3) "Как они уходят" от Милана Сволика,

evstifeev и

esli_mysli:

Судьба 316 авторитарных лидеров, отрешенных от власти неконституционным способом в период с 1948 по 2008 годы:

Как они уходят

Coup d'etat - государственный переворот.

Народное восстание.

Переход к демократии.

Убийство.

Иностранная интервенция.

http://evstifeev.livejournal.com/2039504.html

http://aillarionov.livejournal.com/741367.html?thread=57568759#t57568759

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги