УкрРус

"Фюрер! Введи войска!": как накликали на себя беду немцы Силезии

Этот документальный фильм, ссылка к которому приводится в конце текста, называется: "Судеты. Путь на родину". Он был снят в 1938 году и растиражирован фашистской пропагандой для оправдания оккупации гитлеровской Германией соседней Чехословакии.

О чём он?

Как по мне, то это интереснейший учебник исторических параллелей. Здесь прозвучит вымысел геббельсовской пропаганды о "притеснении" немецкоязычного населения в Судетской области Чехословакии; вы услышите высказывания оккупантов о том, что такого народа, как ЧЕХИ, не существует. Он - о "подогретых" Германией требованиях судетских немцев отсоединиться от Чехословакии, о жестоких "карателях" чехах, убивающих мирных жителей Судетов. Здесь Вы увидите "гуманитарную помощь" Гитлера для немцев, поднявших на чужой земле вооруженное восстание, и реализацию плана "Грюн", составленного Гитлером и Кейтелем; радость немецкоязычного населения, встречающих немецких оккупантов, въезжающих первого октября 1938 года на чехословацкую землю на танках...

Но что было дальше, после событий показанных в фильме?

Дальше была бесконечно долгая война и десятки миллионов жертв озверевшего нацизма, уже полностью сбросившего с себя маску миротворца-освободителя и радетеля за одноязычный народ, и долгожданная, неотвратимая Победа!

И кто же мог подумать в тот победный день 9 мая 1945 года, что через 70 лет, уже из Кремля, из уст такого же маленького человечка, будет произнесена такая же пропагандистская речь о "притеснении" русскоязычного населения на украинском Донбассе. Раздадутся высказывания, что такого народа, как украинцы - не существует. На украинский Донбасс будут заброшены сотни вооруженных российских диверсантов, сдетонировавших восстание люмпена и пророссийского населения против миролюбивой Украины. Вскоре придёт на Донбасс и "гуманитарная помощь" от этого кремлёвского человечка, в виде танков, "Буков" и снарядов для "Градов" и "Смерчей". И начнется ползучая "гибридная" ВОЙНА между соседними народами, и смерти, смерти, смерти...

Сейчас мы ещё не знаем, чем закончится эта кремлёвская агрессия, какими бедами, жертвами и разрушениями обернётся имперское желание перекроить мир по праву сильного...

Но мы можем рассказать, чем же закончилось стремление судетских немцев присоединиться к фашистской Германии и их такое настойчивое желание ПРЕДАТЬ приютившую их Чехословакию.

Итак, далёкий 1945 год… Совместными усилиями мировых государств, империя Гитлера катилась к окончательному разгрому, а все захваченные и оккупированные ею территории постепенно возвращались законным владельцам.

20 апреля, когда дети судетских немцев ещё принимались в "Юнгфольк" (детская нацистская организация, в которой состояли дети от 10 до 14 лет), а юноши и девушки участвовали в марше в честь дня рождения Гитлера, - войска 4-го и 2-го Украинских фронтов прорвались в восточную Чехословакию. Из Саксонии на юг мчались танки 1-го Украинского фронта маршала Ивана Конева. "Летающие крепости" и четырехмоторные бомбардировщики "Ланкастеры" наносили удары по немецким войскам и промышленным объектам в Судетской области Чехии.

Через несколько дней война закончилась. Красная Армия прошла от Волги до Эльбы, добивая и побеждая. Теперь она могла утолить свою жажду мести на сотнях тысяч немецких женщин, мужчин и детей в Восточной Пруссии, Померании, Бранденбурге и Силезии. Теперь и немцы в Чехословакии, Богемии и Моравии должны были пережить насилие, позор и грабеж. Горный инспектор Васнер приводит следующие факты: "Чтобы выжить, немцы должны были встать на колени по краю дороги и молиться, а сзади чешские женщины и дети били их прутьями. В моравском местечке Шрайбендорф дети выбежали из школы на странный звон. Приближалось необычное шествие. Впереди – гласный общины с колоколом, за ним – немецкий полицейский в безупречной форме со всеми знаками отличия и наградами. Руки его были связаны за спиной. С рук до ножных кандалов, позволявших делать лишь мелкие шажки, свешивалась цепь, которой привязывают коров. Закованного сопровождали вооруженные чехи, которые вели его к родному дому. Чех зашел в дом, и жена полицейского выставила миску с едой на лестницу, ведущую к входной двери. Закованный встал перед миской на колени, и был вынужден есть из нее, как животное. Так как он долгое время не брился, еда повисала у него на щетине бороды, и мужчина имел жалкий вид".

Гражданин Швейцарии Рудольф Грюниг, живший в то время в Судетской области, сообщал: "Пришли русские, и сразу же начали обыски: искали часы, кольца и другие ценные вещи. Они забирали все, что находили. Угрожали пистолетом и заявляли, что расстреляют всех, если через пять минут им не отдадут все часы. Я видел русских, у которых часы были уже надеты на обе руки".

Уже несколько дней спустя бургомистр Хикль с другими мужчинами вынужден был наводить порядок в опустошенном городском музее: "Большие написанные маслом картины были порезаны ножами, клавикорды разбиты. В оружейном собрании музея красноармейцы нашли арбалеты, стрелы и луки и развлекались тем, что пускали стрелы в картины и барельефы. 25 тысяч книг из библиотеки музея валялись на земле".

Научная комиссия Федерального правительства писала: "Ужасающие сообщения беженцев и потрясающие собственные переживания вели к разновидности психоза самоубийства, массово распространившегося в это время среди немецкого населения, подвергающегося насилию".

30 мая 1945 года жители большого моравского города Брно заранее удобно разместились у открытых окон. Многие сидели, свесив ноги, на стенах палисадников. Они смеялись. Повсюду из радио и проигрывателей доносилась весёлая музыка. Чехи ждали события, которое еще никогда не происходило и которого больше никогда не будет в городе Брно, – вывода немцев.

И вот по улице началось шествие женщин, мужчин и детей. На спинах они несли рюкзаки, в руках – сумки и чемоданы. Перед собой они катили детские коляски и ручные тележки. У домов Брно слышались удары плетей и раздавались злобные нетерпеливые выкрики: "Быстрей, быстрей!". Из-за этого люди в колонне спотыкались и спешили, дети плакали. "Скорее, скорее!" Более 20 тысяч в тот весенний вечер должны были покинуть город, охраняемые и подгоняемые чешскими солдатами и милиционерами, за плечами у которых были карабины и автоматы, а в руках – плетки.

Поверх голов идущих гремели выстрелы. Быстрее, быстрее! И снова выкрики: "Быстрей, говорю, ты, старая кошелка!". Крики чешских зрителей с тротуара: "Смотрите, они то же самое делали с евреями!" Колонна шла на юг к австрийской границе. Но когда австрийцы увидели, кто подошел к ним в дождь по грязи и лужам, переход границы был запрещён.

Двадцать тысяч немцев из Брно не могли пройти в Австрию, но и домой их не пускали. Чехи загнали немцев в Порлиц, в бараки, в помещение элеватора без окон. Часть мужчин, женщин и детей должна была проводить дни и ночи под открытым небом. Голодающие искали в земле картошку, которая не была собрана в прошлом году. Воду они пить не могли – свирепствовал паратиф.

После трех недель пребывания в лагере чехи погнали выживших женщин и детей дальше – сначала в женскую тюрьму, потом опять к австрийской границе. На этот раз австрийские пограничники, сжалившись, пропустили изгнанников.

Нужно признать, что Сталин и союзники полностью поддерживали политику выселения судетских немцев в Германию. Не только тех немцев, которые сотрудничали с нацистами против Чехословацкой республики, но и всех немцев без исключения. Ценой была передача Чехословакии под влияние Советского Союза, с помощью которого это решение могло быть проведено. К одежде немцев должен быть пришит большой кусок белой ткани – таким был опознавательный знак немцев в Чехословакии летом 1945 года.

Только за первые три месяца после войны было изгнано из страны около 800 тысяч судетских немцев. В опустевшие дома, квартиры и крестьянские усадьбы вселились чехи. Иногда это были соседи, иногда они приезжали издалека, не имея с собой ничего, кроме картонной коробки или чемодана.

Немцам они часто не давали времени даже упаковать вещи. Под произвольное лишение немцев собственности чешское правительство подвело юридические основания: уже через пять недель после капитуляции немецкого вермахта оно отдало распоряжение, что принадлежащий немцам сельскохозяйственный инвентарь отчуждается и подлежит передаче чешским и словацким жителям.

В середине 1945 года положение судетских немцев представлялось таким образом: существенная часть их была изгнана, вторая часть еще оставалась в квартирах и домах, в которых жила ранее, третья, значительная часть немцев, была помещена в лагеря, которые пражские власти сначала назвали концентрационными, а потом переименовали в лагеря для интернированных, рабочие и сборные лагеря.

В лагере Терезиенштадт, где во время войны эсэсовцы содержали заключенных евреев, чехи теперь разместили немцев. Среди людей, пострадавших в 1945 году в Терезиенштадте от чешской власти, был также один еврей. Он писал о немцах, которых теперь мучили на том же месте, где его единоверцев подвергали террору и уничтожению: "Определенно среди них были некоторые провинившиеся за время оккупации. Но многие, в том числе дети и подростки, были заперты здесь только из-за того, что они были немцами".

Немецкие женщины и дети пропалывали поля, окучивали свеклу и картошку, убирали урожай, размалывали зерно в крупу, работали в сырости и холоде, в разорванной одежде и чаще всего без обуви. Чешские хозяева часто не давали им хлеба, гоняли их до полного измождения, а некоторые крестьяне отправляли людей, которые работали на них целыми днями, на ночь в свиной хлев. Бесправие немцев, их унижение и подавление не ограничились только летом 1945 года. Оно продолжалось еще долго. Во многих местах, из которых уже были изгнаны немцы, чехи искореняли любую память о том, что здесь когда-то жили немцы.

На кладбищах убирали могильные камни с немецкими именами, могильные плиты разбивали ломами, склепы, где покоился прах немцев, сносили.

В ноябре 1945 года Союзнический контрольный совет пришел с чехами к соглашению о порядке изгнания: 2,5 миллиона немцев должны были покинуть свою родину в Судетской области и других районах Чехословакии: 1750 тысяч "переселенцев", как их цинично назвали для смягчения слуха, должны были отправиться в американскую зону, а 750 тысяч – в советскую.

За первые три месяца изгнания в 1946 году на Запад было перемещено уже около полумиллиона судетских немцев, столько, сколько проживает в таком крупном городе, как Дортмунд или Эссен. Поезда с изгнанными немцами шли на запад в течение весны, лета и осени. Сначала по четыре эшелона в день по 1200 человек в каждом, потом шесть поездов ежедневно, потом снова по четыре поезда – целый народ в товарных поездах. В 1946 году на железнодорожные станции в американской оккупационной зоне из Чехословакии прибыло 1111 поездов с 1 183 370 немцами.

В конце 1946 года почти все немцы были выселены с территории Судетской области. Судьба более 200 тысяч низ них, проживавших на территории современной Чехословакии, осталась неизвестной.

Никто не знает, что с ними стало. Научная комиссия Федерального правительства писала: "Предполагается, что эта цифра отражает приблизительное число прямых и опосредованных жертв чешской политики возмездия и изгнания... Ни в одном из государств Восточной и Центральной Европы, из которых происходило изгнание, лишение прав, собственности и изгнание немцев не проводилось с таким однозначным усилением коммунизма, как в Чехословакии".

Страшная и поучительная история, не правда ли?

Выселение судетских немцев

Оккупация фашистской Германий Судетской области Чехословакии

Судетские немцы - "ополченцы"

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги