УкрРус

Почему я ушел из "Газпрома" и уехал жить в Лондон

Почему я ушел из Газпрома? Да потому, что, проработав там 8 лет я понял, что невозможно добиться карьерного роста и реализации своих идей в жизнь. Пензенским филиалом руководил хронический алкоголик и тиран Виктор Таушев который явно преклонялся перед Сталинским стилем управления. Выходя из постоянных запоев, он "прокапывался" и срывался на своих подчиненных, а после этого уходил в очередной запой. В это время заместители занимались своим любимым делом: мелкой, а кто и крупной коррупцией. Их любимое занятие было перекладывание друг на друга дел, которые им не хотелось делать. Я со смехом сейчас вспоминаю как один из замов директора ООО "Пензарегионгаз" Сергей Тюрин, с упоением читал лекцию моему коллеге, Александру Шокорову лекцию как правильно сваливать свои дела на других. Подчиненные же занимались любимым делом советских служащих – интригами, подсиживанием недругов и прочими неприглядными делами. В общем терять время в этой удушающей атмосфере не хотелось. Не могу не вспомнить также о небольшом числе умных и деловитых людей, коих можно пересчитать по пальцам одной руки. Они были для меня хорошим примером. Я им благодарен очень.

Переход в собственный бизнес конечно был не прост, но все же я был рад свободе мысли и возможности работы на себя и свою семью. Все складывалось очень удачно и через пару лет оборот компании начал измеряться в десятках миллионов долларов.

Сразу же начали появляется на горизонте нахлебники из силовых структур которые хотели получить кусочек пирога. Были мелкие наезды начиная от мелкой Пензенской шпаны до сотрудников Управления по Налоговым Преступлениям МВД по Пензенской области. Я удачно отбивался.

Шло время, зарабатывались деньги и были огромные перспективы развития.

Алексей Шматко, акция протеста у Посольства России в Лондоне, 7 Февраля 2016

В один из дней весны 2008 года мой знакомый юрист Андрей Машков (впоследствии мы узнали, что он был агентом ФСБ и он же организовывал все мои проблемы) пригласил меня на встречу с очень авторитетными людьми. Мы приехали в Пензенский гарнизонный военный суд по адресу г.Пенза, ул. Попова 72а. В кабинете была два человека. Первый был судья Виталий Цымбал, второй был заместитель начальника ФСБ Николай Антонов. Они начали меня уговаривать начать с ними дружить и платить им в кассу дань. В ответ они обещали разобраться со всеми моими проблемами. Они объяснили, что контролируют в Пензе все от налоговой до судов. Также мне дали понять, что, если я не буду им платить деньги и не приму себе замом отставного сотрудника ФСБ, мне придется очень плохо.

Я вежливо отказал. И после этого начались проблемы для меня и моей фирмы.

Я понял, что оставаться в Пензе после этого будет опасно. Я перебрался в Москву, благо основные заказчики и клиенты находились там. Я приезжал в Пензу наездами. Родители были в Пензе на хозяйстве и все шло хорошо.

Летом 2008 года я приехал в Пензу и мне нужно было отогнать на станцию техобслуживания машину жены. Меня остановил сотрудник ГИБДД и попытался подбросить наркотики в машину. Я это заметил и позвонил по телефону 02. План подбросить наркотики мне не удался, и сотрудник обвинил меня в том, что я его избил. Звали сотрудника ГИБДД Чапаев. Обвинения Чапаева в мой адрес были удивительны так как на нем не были зафиксированы следы побоев, и он даже не обращался в больницу за медицинской помощью.

Алексей Шматко, интервью во время акции протеста перед посольством России в Лондоне, 7 февраля 2016

Но это были только семечки.

Осенью 2009 года агент ФСБ Андрей Машков покушается на мою жизнь и наносит мне удар ножом в грудь, но с помощью " из конторы" он отделывается 1 годом условно.

В январе 2010 года ФСБ возбуждает на меня уголовное дело и проводит обыски в офисе и дома. Так же проводят обыски дома у моих родителей. Родителей не было дома, и они просто выломали металлическую дверь в их квартиру. Кстати никаких доказательств они так и не нашли. Суть дела заключается в том, что несколько лет назад моя фирма построила на Пензенском часовом заводе котельную. У часового завода тогда появился новый собственник, который хотел возобновить производство на заводе. Мы им построили котельную для отопления и один парогенератор который нужен был для технологических нужд. Стоимость проектирования и постройки под ключ этих котельных составляла около 15 млн рублей. Все было спроектировано, построено и сдано в эксплуатацию в срок. Все цеха на заводе были оформлены на отдельные ООО. У каждого был свой директор и свой бухгалтерский баланс. По закону построенная котельная дает право фирме которой принадлежит котельная право на возмещение НДС из бюджета. ООО которая являлась частью нового часового завода подала в Октябрьскую налоговую инспекцию. Согласно закона Октябрьская ИФНС возместило этой фирме около 800 тыс. рублей.

Суть обвинений, которые мне предъявлял следователь ФСБ Валерий Токарев, заключалось в том, что постройка котельной (факт постройки котельной и цену они не отрицали) была прикрытием для хищения 800 тыс. рублей из бюджета.

Мы упорно защищались до лета 2010 года. Следователь Токарев полностью остановил работу моей фирмы. Мало того, что они изъяли почти всю оргтехнику из конторы, но они еще меня допрашивали меня с утра до ночи, не давая мне работать.

Несколько раз ко мне в офис и домой приходил оперативный сотрудник УФСБ по Пензенской области Андрей Чураев и пытался убедить меня пойти на сотрудничество с Николаем Антоновым.

Я чувствовал полную свою невиновность и отказывался платить дань ФСБ.

Шло время, и сотрудники ФСБ поняли, что меня не удастся сломить и они решили пойти на грубейшее нарушение закона чтобы получить с меня деньги.

Алексей Шматко, Лондон, сентябрь 2015

9 июня 2010 года в нарушение ст. 108 УПК РФ судья Ленинского районного суда г. Пенза Вячеслав Сарвилин арестовывает меня несмотря на явно сфабрикованные Андреем Чураевым и Валерием Токаревым материалы дела.

Я попадаю в СИЗО №1 г. Пенза. Арестовав меня, они решили, что дело сделано и я подпишу явку с повинной и соглашусь платить дань сотруднику ФСБ Антонову.

Я продолжал стоять на своем и не торопился подписывать признание. Поняв мое нежелание сознаваться и платить дань сотрудники ФСБ перешли к регулярным пыткам. Они избивали меня и в здании СИЗО №1 (где у сотрудников ФСБ есть собственные камеры) и в здании УФСБ по Пензенской области. Били почти каждый день, но я не сдавался и продолжал бороться.

14 июля 2010 года ко мне в камеру зашли два сотрудника. Они вывели меня в отдельный кабинет внутри здания. Они требовали, чтобы я во всем сознался. Когда я отказался они начали вдвоем меня избивать руками, ногами, а также резиновой дубинкой. После длительного истязания меня отвели в камеру.

Я понял, что дальше невозможно это терпеть и я должен был что-то предпринять. Хорошо, что на следующей день ко мне пришел адвокат и я смог через него передать заявление о пытках в Следственный отдел при Прокуратуре Пензенской области. Мое заявление было отписано заместителю начальника Следственного отдела при Прокуратуре Октябрьского района Пензы Алексею Алексееву, но данный следователь не пришел ко мне в СИЗО для моего опроса и проведения других следственных действий по моему заявлению. Как мне стало известно этот сотрудник был уволен после того как похитил крупную сумму денег и дорогие часы с места убийства Алексея Басова на которое он выезжал раньше. Родственники убитого Басова в ходе следственных действий увидели на руке следователя Алексея Алексеева дорогие часы, которые ранее принадлежали убитому. Но глава Следственного Управления при Прокуратуре Пензенской области, а сейчас СКР по Пензенской области Олег Трошин не стал возбуждать уголовное дело против следователя "мародера", а просто уволил его с работы.

В конечном итоге мы нашли решение моей проблемы. Родители подкупили судью Октябрьского районного суда г. Пензы. Но условием моего отпуска на свободу было сознаться в совершении преступления и меня отпустят с условным сроком. Я сознался, судья получила деньги и меня отпустили. Иногда радуешься, что в России существует коррупция.

Но я чувствовал несправедливость и решил мстить после выхода на свободу.

Расследование деятельности банды Антонова я начал вести после того как у меня прошли обыски. За полгода я накопал очень много информации на коррумпированных сотрудников ФСБ и чиновников разного уровня. Всплыли схемы многомиллионных хищений денег, из федерального бюджета которые они совершали на протяжении многих лет. Я выяснил всю структуру этой банды и многих активных ее членов.

Алексей Шматко, Уэльс, лето 2015

Всю найденную информацию я передал в полицию сотруднику которому доверял еще до моего ареста в июне 2010 года. Кстати сразу за этим сотрудником УНП по Пензенской области установили слежку сотрудники ФСБ.

После моего выхода из СИЗО мы возобновили расследование и накапали очень много нового компромата.

В октябре 2010 года я написал заявление на группу, состоящую из нескольких коррумпированных сотрудников налоговой инспекции Пензенской области, сотрудников ФСБ, покрывающих их, а также бизнесменов, которые регулярно похищали из бюджета Пензенской области крупные суммы денег.

В итоге выяснилось, что агент ФСБ Андрей Машков организовал устойчивую банду, которая похитила 50 млн рублей из федерального бюджета в виде незаконного возмещения НДС. Одним из главных действующих лиц был начальник Ленинской налоговой инспекции г. Пензы Олег Пантюхин. Все возмещения проходили в его налоговой инспекции. Пантюхин не мог бы один похищать деньги из бюджета без прикрытия со стороны своего начальника Александра Бирюкова с которым он регулярно делил похищенные деньги. Так же невозможно представить себе эту банду без прикрытия со стороны ФСБ, а именно заместителя начальника Николая Антонова.

Собранные и предоставленные мной доказательства на всех фигурантов дела имели эффект разорвавшейся бомбы и данное дело в конце 2010 года забрал себе СКР по Пензенской области. Дело передали в отдел особо важных дел следователю Ивану Свечникову. Дело было на особом контроле у начальника СКР по Пензенской области Олега Трошина. Я и моя семья была помещена под программу защиты свидетелей и мне была предоставлена круглосуточная охрана.

Алексей Шматко, город Бат, Англия, 2015

В мае 2011 года был арестован Олег Пантюхин и Андрей Машков.

Понятное дело сразу же меня и мои показания на следствии попытались очернить. Первый был господин Мануйлов и его газетенка "Улица Московская". Мануйлов долго водил дружбу с жуликом и коррупционером Пантюхиным и бросился поливать меня грязью. Буквально каждый номер был наполнен ложью про меня. В итоге даже СКР вызвал Мануйлова для дачи объяснений почему Мануйлов оказывает давление на следствие и очерняет ключевого свидетеля обвинения.

Следствие шло медленно вперед. И тут для меня произошел удивительный сюрприз. Оказывается, сотрудника УНП с которым вместе я по крупицам восстанавливал махинации банды Машкова-Пантюхина отстранили от ведения дела и передали дело на оперативное сопровождение УФСБ по Пензенской области. Мне стало понятно сразу, что вектор следствия резко отклонился от изначального. Видимо Николай Антонов и Олег Трошин договорились, что в деле останутся только мелкие фигуры, а сам Антонов, Бирюков и многие другие фигуранты уйдут от ответственности.

Я изначально предполагал неблагоприятный разворот событий и заблаговременно начал искать возможность выезда из России. Но получить Российский загранпаспорт с условной судимостью и находясь под следствием у меня не получилось. Мне пришлось импровизировать. Зимой 2011 года я поехал в Сочи, а оттуда в Абхазию, благо через границу можно было пройти по общегражданскому паспорту РФ. Поймав первого попавшегося таксиста, я нашел возможность получить гражданство Абхазии. В апреле 2011 года лично президент Абхазии Багапш подписал указа о присвоение мне Абхазского гражданства за особые заслуги, конечно. В мае-июне я для пробы сгонял с этим паспортом на Кипр. Помню, как жена запрещала мне много загорать, ибо как мне потом объяснить следователям свою загорелую рожу. Помню я лицо следователя Овчинникова (помощника Свечникова) который спрашивал меня: а вы некогда не были в Абхазии? Я типа жену туда хочу отправить, а не знаю, как? Нет, говорю, не был, не знаю! А у самого на роже был загар после поездки с паспортом Абхазии на Кипр. Весело было. Помню, как таможенник около часа держал меня на паспортном контроле в аэропорту Шереметьево вертя в руках неизвестный ему паспорт (Абхазия начала раздавать свои паспорта только в 2011 году).

Но Антонов тоже не терял времени. После отстранения от оперативного сопровождения следствия сотрудников УНП и передачи дела сотрудникам ФСБ риторика следствия в корне изменилась. Я понял, что крупные фигуры не будут затронуты следствием и из меня сделают козла отпущения.

Я настойчиво пытался рассказать следствию о коррупции в высших эшелонах власти Пензенской области, но слушать меня никто не хотел. Например, я попросил следователей предоставить мне выписки из областной налоговой инспекции о возмещении НДС по всем районам области и с маркером в руках взялся выявлять незаконные возмещения НДС по области. Кстати в итоге выявил несколько фирм, как позднее выяснилось все они принадлежали депутату от Единой России Олегу Тюгаеву. Так, что заслуга раскрытия банды Тюгаева похитившей из бюджета 63 млн рублей тоже принадлежит мне. Нашел я так же явно фиктивное возмещение НДС в размере 45 млн рублей (три квартала подряд по 15 млн рублей ровно) которое было совершено Тепличным комбинатом в Мокшане. Но когда я это сказал лично начальнику СКР по Пензенской области Олегу Трошину он сказал, что в туда не стоит лезть так как это предприятие лично контролирует губернатор Пензенской области Василий Бочкарев и туда лезть не нужно!

Елена, Даша и Алексей Шматко, Северный Кипр, июнь 2013

Кстати я стал свидетелем одной сцены передачи денег от Олега Пантюхина начальнику областной налоговой инспекции Александру Бирюкову, заместителю начальника ФСБ Николаю Антонову и вице-губернатору Пензенской области Вячеславу Сатину. В один день весны 2008 (как потом выяснилось после получения бандой Пантюхина из бюджета возмещения в 30 млн рублей) я приехал на обед в ресторан Гостиницы для Вас. Это было обычное для меня место обеда в Пензе. Я обычно кушал в ВИП зале который в это время всегда пустовал. Но в этот раз мне пришлось кушать в общем зале, но, впрочем, народа все равно не было. Я заметил, как на стоянку заехали несколько машин. Последней приехал Олег Пантюхин на своем Ленд Крузере Прадо. Мужчины встретились на начали о чем-то говорить еще на стоянке, второй был Александр Бирюков (начальник областной налоговой инспекции). Они прошли мимо меня, а Олег Пантюхин со мной даже не поздоровался, видимо сильно был занят своим начальником. В руках у Пантюхина были три целлофановых пакета с деньгами. Они зашли в ВИП зал. После примерно часового разговора, они разошлись. Я увидел, что в ВИП зале еще были Николай Антонов и Вячеслав Сатин. Все трое Антонов, Сатин и Бирюков несли пакеты, с деньгами, которые принес им Пантюхин! Через несколько дней я встречался по текущим делам с Олегом Пантюхиным, и он извинился передо мной за то, что не поздоровался и пояснил это тем, что это была очень конфиденциальная встреча и на ней Пантюхину предложили стать заместителем начальника Пензенской областной налоговой инспекции.

В итоге все стало развивается лавинообразно. Я понял, что они хотят сделать из меня крайнего. Оставаться в России очень опасно и мне необходимо бежать. Мы купили билет на Северный Кипр и 13 сентября 2011 года вылетели из аэропорта Шереметьево.

Алексей Шматко на Средиземном море, Северный Кипр, Кирения, лето 2014

Началась свобода. Тепло, море и спокойствие.

В феврале 2012 года меня объявили в розыск ИНТЕРПОЛа, но Северный Кипр не признанная территория и там не действуют отделения ИНТЕРПОЛа.

В итоге 13 декабря 2014 года я улетел с Северного Кипра в Лондон и попросил политического убежища в аэропорту Хитроу. Дальнейшую историю я подробно поведал в интервью Радио Свободы и телеканалу "Дождь" в июле 2015 года.

Такие дела …

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги