УкрРус

Адресные субсидии. Возврат в "совок"

Премьер Арсений Яценюк заявил, что по состоянию на апрель 2015-го года субсидии получают 1,2 млн украинских семей. После очередного повышения тарифов, которое еще больше взвинтит цены на ЖКХ, их число, по словам главы правительства, может возрасти до 3 млн семей, пишет Леся Шевченко для издания "Новое Время".

"Общая сумма сейчас - 24,5 млрд грн, которые есть на субсидии. Мы рассчитали таким образом, что нам хватает денег на субсидии даже для 15 млн граждан ", - отметил Яценюк.

Эта сумма чуть меньше запланированного дефицита госбюджета-2015 (63,6 млрд грн), почти вчетверо больше сметы Минздрава (6,5 млрд грн) и вдвое больше образовательного бюджета (12,2 млрд грн).

На фоне претензий МВФ правительство все же пошло на обещанные реформы, в том числе – на переход к рыночной стоимости газа для промышленности и населения. Ранее разница между реальной стоимостью топлива и оплатой коммунальных счетов гражданами погашалась за счет налогоплательщиков, раздувая "черную дыру" дефицита Нафтогаза.

В итоге правительство делает нехитрый финт, формально увеличивая количество транзакций: люди платят больше, бюджет, в свою очередь, возвращает им еще больше через систему субсидий. Чиновники получают еще больше полномочий по уравниванию доходов и расходов государства — формально получается, что немногочисленное зарабатывающее большинство оплачивает свои счета плюс платежи опять же формально малоимущих.

Политики консервируют постсоветское мышление — зависимость от государства, презрение и зависть к богатству, слабость бизнеса

Тем не менее, "украинский социализм" в политике правительства пока не вырисовывается. И если лозунги "свобода — равенство — братство" еще резонируют с постмайданной Украиной, то Кабмин и ВР пока застряли на равенстве. Которое выглядит условно и напоминает закрепление нынешних рамок нижнего класса.

С политической точки зрения это, несомненно, выгодно: бедный электорат менее образован, у него меньше запросов к власти, его недовольство зачастую легко обуздать номинальным увеличением зарплат и пенсий, а при случае — и вовсе приобрести за условную гречку.

В стратегическом плане это ведет к масштабной проблеме — экономика в глобальном масштабе растратит остатки конкурентоспособности, став подлинной страной третьего мира с реликтами индустриальной эпохи и дешевой рабочей силой.

К тому же помощь государства таких масштабов блокирует инновации. Деньги, которые могли бы уйти на кредиты начинающим бизнесменам либо же на модернизацию ЖКХ-инфраструктуры (утепление домов, счетчики тепла и прочее), будут вращаться в замкнутом бюджетном кругу.

И пресловутые малоимущие граждане так и останутся незащищенными — сегодня в бюджете есть деньги на смягчение коммунальной оплаты, завтра их вполне может не быть. В итоге драгоценные, иначе их сейчас назвать сложно, государственные гривны вновь проедятся, не принеся добавочной стоимости.

Не стоит забывать и о вездесущей украинской коррупции. Статус "малообеспеченного" требует документального подтверждения, которое получается на основе справки о доходах.

Различные опросы кадровых сайтов показывают, что полностью "белую зарплату" получает лишь около 40% украинцев, тогда как приблизительно каждый третий зарабатывает "в конверте". Следовательно, к бюджетным яслям подключатся не только реально беднейшие граждане, но и практичные и предприимчивые. В США, к примеру, жилищные субсидии рассчитывают так, чтобы сумма оплаты за него не превышала 30% дохода домохозяйства.

Сама по себе идея "адресных" субсидий продолжает линию политического популизма. Получить такую помощь даже в "государствах всеобщего благосостояния" не так просто — это связано со значительными бюрократическими проволочками и административными затратами.

В итоге именно у самой бедной части населения не будет навыков или минимальной юридической подкованности для получения госпомощи.

Кроме того, для проверки подлинности финансовой слабости гражданина и гарантий честности потребуется достаточный штат чиновников. Премьер-министр Швеции в 1969-1976 и 1982-1986 Улоф Пальме писал, что если часть нуждающихся в государстве слишком велика (более 10% по опыту скандинавов), дешевле просто дотировать отрасль или субсидировать всех. Либо же, что наиболее подходит Украине, уменьшить категорию "нуждающихся" через ужесточение критериев.

Сам по себе этот шаг был бы чрезмерно жестоким по отношению к беднейшим слоям населения. Не забывая о том, что мотором экономики являются не они, государство может решить несколько проблем в одной, запустив масштабную программу по трудоустройству.

Масштабов Нового курса Ф. Д. Рузвельта с трудовыми лагерями Кабмин может и не достичь, но сократить число безработных, стимулировать потребление и решить инфраструктурные вопросы (как минимум, дороги, ремонты, озеленение) - вполне может. Главное при этом поставить задачу — научить гражданина заботиться о себе самостоятельно.

Пока же власть идет ровно противоположным путем. Не стоит забывать, что как первый, так и второй Майдан — это протест среднего класса, который привел к власти политиков, опирающихся на нижний класс.

Следовательно, интересы "середняков" так и остаются незащищенными, а то и ущемляются опять же в пользу более массового электората. И одной из главных сфер внимания стоит сделать рынок труда. Почему — понятно, если задать вопросы в духе: "Насколько защищены права "белых воротничков" в Украине?", "Сколько получают "белую зарплату?" и "В чем смысл профсоюзов в стране?".

Введение субсидий также подтолкнет более обеспеченных украинцев увести свои доходы еще больше в тень, что сразу уменьшит выплату налогов. Блокируется и предпринимательская инициатива и стремление к социальному росту — госпомощь образует так называемый "капкан бедности", при котором граждане стараются не зарабатывать больше той отметки, за которой теряются субсидии и льготы. Подобную ловушку, напомню, Кабмин анонсировал для 15 млн граждан — практически половины избирателей страны.

Распределяя бюджетные средства, законодательные и правительственные усилия в пользу бедных граждан, политики консервируют постсоветское мышление — зависимость от государства, презрение и зависть к богатству, слабость бизнеса.

Не зря Черчилль иронично подметил, что пороком капитализма является неравное распределение благ, тогда как достоинством социализма — равное распределение нищеты.

Пока власть продолжает верить в фиктивное равенство и "среднюю температуру по больнице", Украина не выздоровеет. И если уж политикам так дорога память о социализме, а также есть желание идти по шведскому пути, - то пусть используют принципы скандинавской модели в гуманитарной сфере.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги