УкрРус

9 ошибок Нацбанка

Ключевая роль Национального банка Украины в регулировании финансового рынка наконец-то стала очевидной большинству украинских граждан. Правда, сильнейший банковский кризис и последовавший за ним "банкопад" были восприняты гражданами как отдельное от политики Нацбанка явление. Тем не менее, эксперты соглашаются с тем, что политика Нацбанка имеет все признаки политически ангажированной – и это ключевая проблема этого государственного регулятора.

1. Непрофессиональные действия Национального банка Украины как регулятора привели к падению обменного курса и драматическому снижению золотовалютных резервов в 2014-первой половине 2015 года.

В 2014 году коммерческим банкам было выдано больше 100 миллиардов гривен рефинансирования. По сути, никто этот процесс не контролировал, и выделенные деньги сразу же оказывались на межбанковском рынке, за них скупали валюту, что провоцировало рост курса доллара.

На фоне трагических событий на фронте и поражений украинской армии в августе-сентябре 2014 года, роста курса по объективным экономическим причинам и бесконтрольному использованию рефинанса, Нацбанк провел еще и выкуп ОВГЗ осенью 2014 года, по своей сути - скрытую эмиссию.

НБУ увеличил монетарную базу, а деньги снова ушли на наличный и безналичный валютный рынок.

Большая часть скупленной таким образом валюты была выведена за границу – фактически в 2014 году контроль над этим процессом был слабым и неэффективным.

Запоздалое введение ограничений и контроля со стороны НБУ похоже либо на непрофессионализм, либо на коррупционную составляющую.

2. Колебания обменных курсов давали заработать тем, кто приближен к власти.

Колебания обменного курса 8,7-13, 13-17, 17-23 происходило скачкообразно. При этом участники рынка отмечали, что оно происходило, как правило, после выдачи НБУ больших объемов рефинансирования крупным системным банкам, которые раскачивали рынок сначала большими объемами покупки валюты, потом резкой продажей больших сумм "на пике", чем провоцировали снижение курса, а потом опять скупали валюту.

НБУ не вмешивался в эти сделки, а если вмешивался, то только на уровне небольших банков, чтобы создать видимость борьбы со "спекулянтами", при этом основные "игроки" оставались не замеченными.

3. Непрозрачность и неэффективность надзора за банковской системой привели к тому, что в 2014-2015 гг. появилось очень много, по меркам украинского банковского рынка, неплатежеспособных банков – больше 55.

Нынешнее руководство НБУ действовало слишком медленно.

Если бы действия были более быстрыми и профессиональными, можно было бы спасти несколько крупных и системных банков и избежать настолько тяжелых последствий для банковской системы.

Если бы НБУ действительно преследовал только цель очищения банковской системы, то закрытие "схемных", "обнальных" или "неликвидных" банков необходимо было проводить в течение 3-6 месяцев (а не полутора лет). При этом надо было ввести мораторий на снятие депозитов, что уберегло бы от банкротства большое количество здоровых банков.

Как ярчайшие примеры можно привести "мучения" с закрытием "Дельта-Банка" и Банка "Финансы и кредит", когда в течение года НБУ закрывал глаза на фактическую неплатежеспособность этих учреждений, успев выдать им десятки миллиардов гривен рефинансирования.

В США в 2008 году крупные банки, существенно влиявшие на банковскую систему, были либо принудительно объединены с другими игроками рынка, либо национализированы за счет государства, либо ликвидированы в короткие сроки.

4. Процесс введения временной администрации базировался не на экономических аргументах, а на политической целесообразности.

Во многих случаях временная администрация вводилась в банки, принадлежащие малопубличным людям из верхушки предыдущего режима, но финансово достаточно стабильные ("Имексбанк", УББ, ВБР). В то же время в банки лояльных к нынешней власти бизнесменов, администрация вводилась с большим опозданием ("Дельта", "Финансы и кредит", VAB-банк, "Финансовая инициатива"), при этом им выдавались большие объемы рефинансирования и возможность выведения ликвидных активов за границу – или, по крайней мере, им в этом не препятствовали.

5. Кураторы, которых вводил в проблемные банки Национальный банк Украины, не препятствовали выведению залогов, выплате депозитов и кредитованию связанных с банками юридических лиц, что привело к выводу средств, в том числе рефинансирования и стабкредитов. НБУ мог, но не отслеживал эти операции даже в то время, когда финансовое положение банков резко ухудшилось.

Яркий пример – "Дельта-Банк", в котором в течение года работал куратор от НБУ, при этом структурами подконтрольными владельцу банка было выведено около 5 млрд грн, путем переуступки прав требования по ликвидным платежеспособным заемщикам.

6. Избирательный и непрозрачный механизм выделения рефинансирования привел фактически к разворовыванию и выведению этих денег на оффшорные счета, и задача – поддержка платежеспособности банковской системы – выполнена не была.

Фактически был запущен замкнутый круг: выдается рефинанс – он идет на межбанк для покупки валюты – этим поднимается курс – валюта выводится за границу - люди спасая свои сбережения забирают депозиты – банки теряют ликвидность и идут за рефинансом в НБУ – НБУ выдает рефинанс и снова по второму кругу.

7. Фонд гарантирования вкладов физических лиц не способен обеспечить продажу активов неплатежеспособных банков. Формирование цен на активы происходит необъективно, под "нужного покупателя". Из-за завышения официальных цен имущество не может быть продано на открытом рынке, при этом оно по существенно заниженным ценам продается нужным покупателям.

Согласно данным Фонда, по состоянию на 1 сентября 2015 года было реализовано имущество 31 банка на 375 млн грн, тогда как сумма заявленных торгов составляла 8,8 млрд грн. Это фактически всего лишь 5%.

Вся система и алгоритм продажи активов ликвидируемых банков созданы так, чтобы конечный лот можно было продать заинтересованным покупателям. Очень часто такими покупателями выступают бывшие владельцы ликвидируемых банков.

Отсутствует адекватная и прозрачная система оценки активов, из-за чего реальные покупатели не могут принимать участие в аукционах.

8. Коррупционные факторы делают невозможными выплату гарантированных вкладов физическим лицам, и Фонд гарантирования берет кредиты у Нацбанка под эти цели.

В данный момент Фонду ГВФЛ необходимо дофинансироваться на сумму - не менее 18-20 млрд. грн. Основным источником этого финансирования является НБУ, хотя должны быть деньги, поступившие от продажи активов ликвидируемых банков.

9. Все вышеописанные факторы привели к катастрофическому для украинской банковской системы оттоку депозитов населения. Кредитование реального сектора экономики прекращено.

Все убытки банковского сектора легли на госбюджет, и оставшуюся часть банков. Люди только через 20 месяцев перестали забирать депозиты, а уцелевшие банки подняли ставки по кредитованию, чтобы покрыть понесенные убытки или вообще прекратили кредитование реального сектора ввиду неопределенности в ликвидности системы и экономической ситуации.

Иностранные банки держат сверх ликвидность и сворачивают кредитный бизнес, а банки с украинскими акционерами пытаются удержаться на плаву, привлекая депозиты перепуганного населения по очень высоким ставкам, формируя таким образом отложенные убытки.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги