УкрРус

России не хватает идиотов

Патриарх Московский и, так сказать, всея Руси Кирилл залез в литературу. Проникновение произошло во время церемонии вручения наград лауреатам пятой Патриаршей литературной премии им. Кирилла и Мефодия. Описывая литературно-культурную ситуацию в стране, Кирилл отметил, что нынче "очень не хватает" книг, рассказывающих о великих христианских подвижниках. Писателям пристало почесаться и разбавить культуру героями, воплощающими образ святости.

Но спасение не в том, чтобы кропать фолианты о святых прошлого, - важнее отражать святость на примере современных героев. И эта святость должна стать желанной, для чего нет никакого резона лепить слащавые, фольклорные образы. "Необходим образ современного человека со всеми его проблемами и страданиями, грехом и покаянием", - отметил патриарх.

Для того чтобы российским литераторам было понятнее, как творить, на что держать курс, Кирилл привел пример: образцом воплощения духовности в литературе он назвал роман Достоевского "Идиот".

Услышав такое, немало люду опешило. "Идиот"? Это круто. И не только для патриарха, но и для самого рядового, простого в доску верующего. Хотя последнему, возможно, стоит сперва прочитать произведение Достоевского, а не вестись на название. Но у тех, кто читал, невольно появится обойма вопросов к патриарху.

И Мышкин-то – образ неоднозначный, на святого тянет с внушительными допущениями. Не говоря уже о Рогожине и Настасье Филипповне – богатом самодуре и падшей женщине, которые неизменно вызывают читательскую симпатию. А в тандеме с Путиным патриарх Гундяев уж никак не страдал всепрощением.

Можно гадать, почему Кирилл избрал именно "Идиота", но сейчас у меня иная задача. Мне захотелось пофантазировать, как поведут себя тонко чувствующие конъюнктуру российские писатели, по сути дела, получившие свыше направляющее указание, инструкцию к действию. Патриарх определил ориентир – значит, пробил час кропать современного "Идиота". Не теряя времени. Немедленно за компьютер, и ваять, ваять, ваять. Кто первым успеет, сорвет все дивиденды.

Итак, поехали. За мной, писатель!.. Лева Мышкин приезжает из Швейцарии в Москву. Четыре года он пытался приспособиться на западе, но ничего хорошего из этого не вышло – лишь получил обострение проявившейся еще в детстве эпилепсии. Но он надеется, что возвращение на родину даст стимул его психическому здоровью и все пойдет, как по маслу.

В самолете он знакомится с неким Парфеном – продвинутым, к тому же оппозиционным бизнесменом, который обещает помочь ему сориентироваться в российском пространстве, познакомить с приличными людьми, в частности с Ксеньей Собчак, на которую сам имеет виды.

В Москве Мышкин попадает в среду оппозиции, где ему быстро объясняют, какая сволочь – Путин, и предлагают присоединиться к борьбе. Только как бороться? Мышкин никак не может уразуметь, что такое единоличный митинг: где такое видано, где такое слыхано? Собчак пытается объяснить ему специфику мероприятия, и он безнадежно влюбляется в нее.

В подоспевшую годовщину очередных арестов новые друзья выводят Мышкина на протест, нацепив ему на грудь тряпочку с надписью: "Шо там у хохлов?" Через пару минут Леву скручивают менты и, несмотря на его протесты на четырех языках, включая ретороманский, отводят в каталажку. Приговор суда беспощаден: 10 дней за решеткой.

Выйдя из кутузки, Мышкин не может отделаться от навязчивого видения – ему всюду мерещится тюремная параша. А тут еще Парфен сообщает, что Ксенья предпочла ему известного актера и он собирается ее зарезать. С Мышкиным случается эпилептический припадок...

Понятно, что это лишь схема, и она предполагает детальное развитие. Возможен и другой сюжет.

В аэропорту по прилете Мышкин знакомится с Залдостановым, который обещает ввести его в курс событий на родине. Он растолковывает князю про скрепы, про укров, которых надо уничтожать, показывает портрет Путина, великого и ужасного, с которым обещает познакомить. Но пока "Хирург" тащит Мышкина на представление, в котором участвуют "Ночные волки" - рев моторов, факела, парад в виде свастики, обнаженные девицы на шестах.

Залдостанов предлагает Мышкину смотаться добровольцами на Донбасс, но тот ищет в Москве Ксенью Собчак. Зачем? – удивляется Залдостанов. – У тебя же есть я...

Тут внезапно выясняется, что Мышкин получил от умершей тетки, подпольно торговавшей хамоном, внушительное наследство. Его принимает столичная тусовка, и на одной из вечеринок он знакомится с Ксеньей. Страсть, любовь, играет кровь! Лева с Ксеньей едут на дачу, но вдруг путь перегораживает мотоцикл Залдостанова. "Хирург" убивает Собчак садовым ножом, обнимает Мышкина, но с тем случается эпилептический припадок...

Это лишь два варианта. Услышав назидательный намек патриарха, российские борзописцы могут представить хоть двадцать два. Время для "Идиота" настало. Строчите, и вам обрящется.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги