УкрРус

Для чего "слили" базу журналистов

По поводу журналистских аккредитаций на оккупированных территориях

По правде говоря, я считаю бессмыслицей для украинских журналистов ездить в Донецк или Луганск. Просто потому, что ни Захарченко, ни Плотницкий, ни какой-либо другой местный клоун не является субъектом принятия решений. Их голос не значит ровным счетом ничего, а потому слушать его не имеет никакого резона. Они будут делать только лишь то, что им прикажут из Москвы. Разговаривать с болванчиками незачем. А услышать чей-то еще голос на оккупированных территориях Донбасса у засвеченного украинского журналиста с большой долей вероятности не получится. Не для того территорию накачивали российским оружием.

Поэтому в аргумент "если мы туда не приедем, то не узнаем правды" я не верю.

Но при этом сама поездка на оккупированные территории и получение аусвайса в местных "администрациях" преступлением не является. Такая поездка может быть проявлением чистосердечной наивности, уверенностью в собственном мессианстве, вынужденной необходимостью или просто любопытством – но не нарушением закона.

Тем более оно не является доказательством того, что журналист аффиллирован с Москвой и играет на руку Кремлю.

Потому, что в Киеве есть немало ребят, отрабатывающих прокремлевскую повестку, которые при этом не выезжают за пределы киевской окружной. Они высокооплачиваемы, блистательно патриотичны и при этом работают на СМИ, получающие бабло от сами-знаете-кого.

Поэтому опубликованная база аккредитаций не тянет на роль "черного списка".

А вот сам факт ее публикации меня лично реально напрягает. Потому что в моем представлении, государство – это история про монополию на насилие. Если хакеры добыли какую-то базу данных и дали ее государству (а депутат и советник главы МВД Антон Геращенко - это очень даже "государство"), то задача спецслужб - ее внимательно изучить. И если там найдутся доказательства преступления – пускай реагируют.

Но публикация базы данных в открытом доступе выглядит гаденько. Потому что подтекст у публикации примерно такой: "Вот они, сучьи дети, ату их". Причем, подразумевается, что призыв идет к неким абстрактным ребятам, которые придут и сделают за госмашину всю грязную работу. В этой ситуации государство начинает напоминать дворового кляузника, который науськивает местных хулиганов на тех, кто ему не нравится. А государство не должно быть на побегушках у уличной шпаны. Есть правила, оно по ним должно работать. Есть преступление – есть уголовное дело. Нет состава преступления – улыбаемся и машем.

Да, и еще. Сам я на оккупированный Донбасс не ездил, аккредитаций не получал. Уточняю для тех, кто решит упрекнуть меня в "личной ангажированности".

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги