УкрРус

Призраки сгоревших сел Донбасса

Когда вождь донецких сепаратистов Александр Захарченко признался публично в сожжении села Кожевня, я очень живо представил, как это могло быть. Вообще, это очень удобно - сжечь село целиком. Интересно, перед сожжением села местным жителям говорили, что их дома горят во имя светлого будущего Русского Мира? Или обещали их отстроить? Тем, кто выживет? Или, по традиционной сегодня методике, объясняли, что на самом деле село жгут укры?

Если бы В сожжении села признались Порошенко или Муженко с Полтораком, что бы мы сейчас имели? А имели бы мы плотный, ощутимый почти на ощупь многоголосый вопль о карателях, которые карают. На божий свет извлекли бы Хатынь, Сонгми, Биньхоа и прочие призраки прошлого. Десятки опытных пропагандистов провели бы пучки преемственности от ССовцев второй мировой к американской и израильской военщине, а от них, зацепив по пути "головорезов из УПА" - к Вооруженным силам Украины, нацгвардии и добробатам, которые хлебом не корми - дай кого-нибудь покарать, расправиться и стереть с лица земли.

В отличие от этой толпы пропагандистов, наблюдающих войну через экраны телефизоров и компьютеров, я видел собственными глазами десятки хат в селе Гранитном, которые были разрушены ночным обстрелом со стороны сепаратистов. И могилы местных жителей, которые погибли во время обстрелов.

Я также видел залп наших "градов" по сепаратистам, а на следующий день - глаза молодой продавщицы из нашего Гранитного: этим залпом была убита ее малолетняя племянница в сепаратистском Тельманово.

И вы знаете, в этих глазах было куда больше правды, чем во всех воплях о карателях и хунте. В них была боль утраты и холодное отторжение тех, кто в этом виноват, то есть нас, украинских солдат. Там не было ни тени того злорадного пропагандистского стремления паразитировать на смертях и потерях, которое расцветает пышным цветом в информационном пространстве после каждой реальной или фиктивной жертвы войны.

Во время войны гибнут ни в чем не повинные люди. Это акисома. Ни один нормальный солдат (и тем более офицер) по обе стороны линии фронта не желает этих смертей и не стремится по собственной воле увеличить их количество. (Если, конечно, не считать подонков вроде русского нациста-садиста Мильчакова и его соратников, но таких всегда единицы).

Но война диктует свои законы - еще не выдумали снарядов, которые могут отличать военных от гражданских, особенно если военные прячутся и ведут боевые действия в густонаселенных районах. И если в ходе военной операции для выживания боевого подразделения и достижения поставленной задачи нужно сжечь село - оно будет сожжено. Что и сделали вояки Захарченко с селом Кожевня. Война диктует свои законы.

Кто несет моральную ответственность за все эти смерти? Это совсем другой вопрос. И на него есть только один ответ: виновен тот, кто начал войну. С этим согласны все ее участники по обе стороны линии фронта. Мы знаем, что эту войну начала Россия. Правда, с той стороны многие думают иначе. Но это их проблемы.

Здесь не нужно воплей о "карателях" или "террористах". Нужно холодное понимание того, что смерти гаржданских закончатся вместе с войной, а потому ее нужно закончить. И желательно - разгромом противника. Чтобы устранить саму причину и дальнейшую возможность вооруженного противостояния.

И вот тогда можно будет спокойно приступать к восстановлению сожженных сел. Без опасения, что они снова сгорят.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги