УкрРус

Новогодний подарок (продолжение). Медицина и деньги

В ряде откликов на первые публикации "Новогоднего подарка" содержится просьба указать поименно тех, кто помог мне выкарабкаться из инфекционной больницы. Имен персонала реанимационного отделения я не привел намеренно, дежурят они сутками, так что со мной работало несколько групп (бригад). Моя статья про всех и о каждом. Но общую картину прояснят комментарии читателей:

Светлана Ситник:Если Вы попали в реанимацию областной инфекционки - удача и счастье были Вашими спутниками. Несколько раз приходилось с ребенком туда загреметь. Врач и Человек с большой буквы Набатов Михаил Сергеевич по праву руководит реанимационным отделением, полностью соответствуя великому званию Врача! К ним, в реанимацию, не страшно попасть ни в будний день, ни 31 декабря! Весь коллектив исключительно ЧЕЛОВЕЧИЩИ, умницы и профессионалы! Пользуясь случаем, выражаю им благодарность!

Людмила Жарова:И всё-таки, если говорить об "инфекционке", в частности, коллектив - это зеркало руководителя. А возглавляет инфекционку замечательный человек - Митковский Владимир Григорьевич.

***

Продолжая разговор о нынешней медицине, вернусь к эпизоду в середине прошлого октября, когда я был приглашен в Херсонский облдрамтеатр на торжественное мероприятие – подведение итогов конкурсов, проводимых Фондом депутата Александра Спиваковского "Образование. Наука. Инновации". В зале не было свободных мест. Собравшиеся здесь студенты херсонских вузов, учителя городских школ, представители интеллигенции тепло приветствовали победителей в номинациях: "Лучший студент", "Лучший педагогический опыт", "Мобильность" и "Start-up", получавших специальные грамоты и денежные премии.

Мне была предоставлена возможность поздравить с победой в конкурсе "Start-up" выпускника моей школы, единственного за много лет ее работы золотого медалиста, имевшего среди учеников и педагогов заслуженную репутацию – не побоюсь этого слова – гения, Павла Шмулевича, к тому времени с отличием закончившего Херсонский технический университет, а также произнести напутствие "умудренного жизненным опытом старца". И здесь, как выяснилось позже, я дал маху.

Собственно, выступление было неплохое, краткое, хорошо принято залом и даже вызвало аплодисменты. Я говорил о двух важных отраслях народного хозяйства, традиционно соперничающих в вызове к себе общественного внимания, а также о том, что только теперь, так сказать, на закате, открыл для себя, какая из них более нравственна.

Как понял читатель, речь шла о медицине и народном образовании. А вывод, разумеется, комплиментарный для своей профессии, я сделал из сравнения двух благотворительных фондов: медицинского, имени покойного доктора П.И.Юрженко, в Херсонской областной больнице, где пару недель до этого мне довелось восстанавливаться в дневном стационаре в связи с недугом, о котором в народе говорят: "сахара много, а жизнь несладкая", и образовательного – депутата Спиваковского.

В один – надо деньги давать, без этого ни анализов, ни чего-то более существенного, не сделаешь, а если средств у тебя нет – "оставь надежду, всяк сюда входящий!". Другой, наоборот, сам представляет материальную помощь способным, открывает перед ними новые перспективы. Как вам сравненьице?!

Понятное дело, слыша смех в зале и громкие аплодисменты, я сам себе очень нравился, во всяком случае, не думал, что эта история будет иметь продолжение. Но так случилось, что через несколько дней мне пришлось посетить поликлинику больницы Водников, где я только стал на учет, чтобы заверить у заведующей поликлиники рецепт на одно бесплатное для диабетиков лекарство.

С завполиклиникой, заместителем главврача Ольгой Михайловной Керецман, знаком я не был, но именно в ее кабинете получил неплохой урок. Мне показалось, что мой приход чем-то взволновал скромно одетую, приятной внешности даму средних лет. Я подал ей рецепт; она, в некоторой задумчивости, будто ее занимает что-то другое, стала разглядывать его, затем медленно подписала, но отдавать не торопилась.

Похоже, заведующая колебалась, что делать дальше, но уже через мгновение решилась и сбивчиво, будто снимая с себя какой-то груз, стала говорить:

- "А ведь знаете, вас сам бог, кажется, сюда послал: я уже несколько дней мучаюсь, так хочется высказать всё, что наболело в душе после вашего выступления в облдрамтеатре…

- Вот те на, - подумал я, - оказывается, там были и врачи…

А госпожа Керецман продолжала:

- Скажу честно, если бы так говорил кто-то другой, меня бы ваши слова со сцены оставили равнодушной. Нас сегодня ругает любой, кому не лень. Но это говорили вы, причем, так уничижительно в плане оценки благотворительных взносов на содержание учреждений здравоохранения, что я была поражена: если так думают о нас люди вашего уровня, чего же тогда ожидать от других…

Не удивляйтесь, что ваше выступление вызвало у меня такой протест. Лично мы не знакомы, но в моей семье вас знают много лет! Еще с 90-х, когда вы вели радиопередачу "В системе кривых зеркал". Зная время вашего выхода в эфир, мы старались не пропустить ни одной передачи, ведь все, что вы тогда говорили, вызывало у нас полное понимание и живейший отклик! Мне до сих пор помнится страшный рассказ про дом престарелых - о брошенных на произвол судьбы стариках и… собаках. А сегодня вы среди тех, кто высмеивает необходимость благотворительности в то время, когда мы прозябаем без самого необходимого для оказания людям посильной помощи…".

Передо мной была не экзальтированная дамочка, с присущими этой категории лиц "охами" и "ахами", а человек, страстно влюбленный в свое дело и переживающий за него. Она рассказала, причем, с неизвестными мне деталями, куда идут собранные медиками средства, в том числе, тем же фондом Юрженко, хотя, казалось бы, какое ей дело до критики другого лечебного заведения, лишь бы свое не трогали. И прояснила некоторые нюансы, о которых лучше я умолчу. В частности, вопиющее несоответствие зарплат наших медиков даже самым минимально необходимым расходам для жизнеобеспечения их семей. Что они едят, носят, как чувствуют себя, когда вынуждены выписывать рецепты, зная, что больной не имеет средств их оплатить.

В общем, признаюсь, в какой-то момент я дал слабину и даже, пытаясь успокоить и сделать приятное своей визави, сравнил областную больницу, с огромными утренними очередями в регистратуре, с тем, как четко организована запись больных в ее поликлинике, где редко можно увидеть больше двух человек у окошка.

Она такой поворот не поддержала и чуть остыв, попросила простить свой эмоциональный порыв. Расстались мы на доброй ноте, а я, посрамленный, получил пищу для размышлений и урок, который нормальные люди получают в детстве, а не в преклонных годах: типа того, что язык за зубами куда полезней необдуманной болтовни, основанной на красивом словце или пусть даже нестандартной мысли.

***

Новогодний подарок заставил меня задуматься о вещах, которые раньше казались понятными и неоспоримыми. Например, о разнице между школьными и медицинскими поборами, хотя и называются они одним словом. Для многих давно не секрет, какие домищи возводят себе некоторые главврачи, облепившие свои лечебные заведения массой аптек и всяких фирмочек, откуда постоянно каплет благодарственными щедротами, или директора школ, наловчившиеся направлять в собственный карман денежные потоки родительских воспомоществований. Не будем говорить о фактах прямого разворовывания или – по меньшей мере - применения этих средств не по назначению. Но честно признаем: в плане прозрачности медицинские благотворительные фонды на порядок выше, так как деньги проходят через кассу, а не кочуют по рукам лиц, имеющих отношение к процессу взимания. В условиях критического недофинансирования благотворительность жизненно необходима, вот только цели ее там и тут серьезно отличаются: в школах собирают деньги для укрепления материальной базы, на ремонт крыш и прочее, включая непосредственно нужды классных коллективов. То есть, чтобы сделать учебный процесс успешнее и комфортней. Так, например, из моды не выходит покупка новых штор для классных окон, сопровождаемая безадресным исчезновением чуть поношенных…

В больницах же благотворительные, пусть и не всегда добровольные, взносы идут на приобретение необходимого оборудования и расходных материалов, лекарств, медикаментов, препаратов, не говоря уже про приведение в божеский вид помещений, где больные, оторванные от своих семей, пребывают значительное время. Другими словами, чтобы спасать жизнь людей. Комфорт или спасение - согласитесь, разница существенная.

О том, чем на самом деле вызвано государственное недофинансирование важнейших отраслей народного хозяйства, и что, на взгляд автора этих строк, делать, чтобы изменить такое положение, поговорим в следующем материале.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги