УкрРус

Зачем отрезали голову "русскому агенту"

Кино появилось аккурат под выступление Путина перед Федеральным собранием Российской Федерации, на котором, включая гостей, было общим числом 1000 человек. Выступление внеплановое – вдруг после инцидента со сбитым российским Су-24 Путину захотелось в очередной раз показать "кузькину мать". В короткой, по сравнению с предыдущими, речи, всего в 56 минут, главной темой конечно же была Турция и мировой терроризм, который мешает развиваться российской демократии. Поскольку слова "терроризм" и "Турция" произносилось одновременно, эффект был произведен соответствующий – в словах Путина это было одно и то же. Сирийское кино стали обсуждать чуть позже, но почти всегда или в контексте с пламенной речью российского президента, или как дополнение к речи, пишет Олег Панфилов для "Крым. Реалии".

Путин свое выступление начал сразу с терроризма. Он объявил о присутствии в зале вдовы сбитого Су-24 летчика и вдовы погибшего в вертолете морского пехотинца, уточнив, что они "потеряли мужей в войне с террором". То есть, Путин назвал турецкую армию террористами. Дальше он говорил о том, что "Россия уже давно на переднем рубеже борьбы с террором", что "это борьба за свободу, правду и справедливость. За жизнь людей и будущее всей цивилизации". Путин упомянул о Беслане и Театральном центре в Москве, о московском метро и поезде "Невский экспресс", взрывах московских домов, правда, забыв сказать, что виновники так и не найдены и кто эти террористы – до сих пор не известно.

У Путина опытный спичрайтер, который пишет за него тексты выступлений. Важно, чтобы слушатели после напоминания о страшных трагедиях сразу же услышали о том, как плохо ведет себя Турция. Чтобы в памяти сложилось сопоставление – Турция и терроризм. Путин продолжает: "Мы знаем, например, кто в Турции набивает свой карман и дает заработать террористам на продаже награбленной в Сирии нефти. Именно на эти деньги бандиты вербуют наемников, закупают оружие, организуют бесчеловечные теракты, направленные против наших граждан, против граждан Франции, Ливана, Мали, других государств. Мы помним и то, что именно в Турции укрывались и получали моральную, материальную поддержку боевики, которые орудовали на Северном Кавказе в 90-х и в 2000-х годах. И сейчас еще их там замечаем". Все – готово, теперь люди, слушавшие речь Путина, точно знают, что Турция – террористическая страна, от которой страдает полмира.

Путин прекрасно понимает, что на эти обвинения Турция ответит и попытался сгладить конфуз: "Между тем, турецкий народ – добрый, трудолюбивый и талантливый. В Турции у нас много давних и надежных друзей. И подчеркну: они должны знать, что мы не ставим знака равенства между ними и частью сегодняшней правящей верхушки, которая несет прямую ответственность за гибель наших военнослужащих в Сирии". Точно так же Путин последние годы говорил о Грузии – Саакашвили плохой, а грузинский народ хороший, мы их любим. Как будто воевала российская армия в Цхинвали не с грузинским народом, а с Саакашвили, а убивала грузинских солдат случайно и как бы ненароком. Это традиции советского лицемерия, когда все кремлевские вожди ругались с западными лидерами, но постоянно говорили, что ничего не имеют против обычных французов, немцев или англичан. Как будто не простой народ выбирает себе лидеров. Путин назвал ответ Турции "пособничеством террористам": "Пусть знают это те в Турции, кто стрелял в спину нашим летчикам, кто лицемерно пытается оправдать себя, свои действия и прикрыть преступления террористов". Дальше он пошел на принципиальное нарушение этики в отношении ислама – будучи не мусульманином он сослался на Аллаха: "Только, наверное, Аллах знает, зачем они это сделали. И, видимо, Аллах решил наказать правящую клику в Турции, лишив ее разума и рассудка". Большего оскорбления для мусульманина придумать сложно, но Путин эти слова произнес сознательно.

За день до выступления Путина в интернете появилось видео, на котором боевик ИГИЛ "отрезает" голову "русскому агенту". Боевик, как ни странно, одет в военную форму российского производства, в которой российский спецназ уже полтора года воюет в Восточной Украине, в ней же захватывал Крым. Это уже не первый раз, когда ИГИЛовцы красуются в российской форме. Как утверждается в видео, жертву зовут Магомед Хасиев и, как уточнил Рамзан Кадыров – он чеченец. Позднее выяснилось, что настоящее имя 23-летнего "чеченца" Евгений Юдин и он родился в Челябинской области, в 2012 году якобы был усыновлен чеченкой Мархой Хасиевой. По другим источникам, он был усыновлен в 14 лет, а в публикации сайта LiveNews говорится, что, Женя Юдин в 10-летнем возрасте в детском доме (!) "сам принял ислам" и "выбрал себе имя Магомед". То есть, как это принято для новообращенных в ислам – без наставника, без учителя, без рекомендаций.

Российские СМИ уже написали столько всяких подробностей из жизни и жертвы и палача, что разобраться – где реальность, а где выдумки – не представляется возможным. Со вторым героем еще сложнее. Боевик ИГИЛ тоже оказался этническим русским, родившимся в Ямало-Ненецком автономном округе 28 лет назад, зовут Анатолий Землянка. В российских газетах сообщается, что он находится в Сирии с 2013 года. Журналисты попытались восстановить его биографию: жил в Ноябрьске, занимался карате, был скромным и тихим. В интересе к исламу замечен не был. Уехал в ИГИЛ, но каким образом и как – не сообщается. Местная прокуратура и полиция хранят молчание. Рамзан Кадыров пообещал отомстить за убийство Хасиева-Юдина. Во всей этой истории так много пропаганды, которая затмевает реальность, что невозможно сейчас представить объективную картину. Но почему-то эта история всплыла за день до выступления Путина.

Скорее всего, "кино" должно было дополнять пламенную речь российского вождя о терроризме, иллюстрируя чудовищность этого явления. На самом деле, если внимательно посмотреть видео, то сцена казни выглядела талантливой постановкой – жертва в красном комбинезоне, снимали три камеры как минимум, видно постановочное освещение, профессиональные перебивки, движение зрачков – вначале Хасиев-Юдин читает текст, потом точно так же – с перебивками и с разных ракурсов читает текст Толик. Тексты произносятся нарочито пафосно, чтобы зритель замер от ужаса трагедии. Хасиев-Юдин в своем "последнем слове" упоминает ФСБ восемь раз – для того, чтобы в памяти закрепилась эта аббревиатура, девять раз называет "ФСБешника Шамиля", три раза "связного Гранта". Но в видео, так профессионально снятом, стали звучать драматургические нелепости: например, о том, что он, Хасиев-Юдин 2-3 недели оформлял, имея такие связи с ФСБ, загранпаспорт. Или вдруг братья, за которыми ему поручила следить ФСБ, уже стали "шахидами", то есть, ушли в мир иной. Стало быть, спросить не с кого.

Толик Землянка тоже говорит заученный текст, немного сбивается, как плохой актер – но опять работают две или три камеры – снимают разные планы. Он намеренно произносит слова с акцентом – вот я какой крутой "исламист", хотя находится в ИГИЛ всего два года. Сцена казни – замечательная, профессионально сделанная постановка – на берегу то ли моря, то ли широкой реки. В ролике присутствует рука мастера – профессионального монтажера, который хорошо использует разные ракурсы, крупные планы ухоженных рук жертвы, проезды камеры снизу-вверх, слева направо, и прочие премудрости, характерные для профессионального кино. В кадре несколько раз появляются наручники, застегнутые на запястьях жертвы, но на самих запястьях – ни следа – ни красноты, ни гематом, так не бывает. Красные комбинезоны, в которых одеты все жертвы ИГИЛ, как будто сшиты на заказ на одной и той же российской швейной фабрике, и цвет подходящий – запоминающийся, как в советской пропаганде – всегда было красное пятно от звезды, знамени или пылающего зарева вечно борющихся коммунистов. Красное пятно легко откладывается в памяти и всегда с чем-то ассоциируется, в этом случае с жертвами ИГИЛ.

Наконец, сам казнь показана вскользь, как несущественная деталь в этом пропагандистском ролике. Толик Земляника режет горло Жене Юдину, как колбасу, хотя профессиональные палачи так не сделают – режут обычно от уха до уха, рассекая сонную артерию. В принципе, в кадре и не понятно – резал ли Толик Юдину горло или изображал казнь. Совершенно не понятно, где происходит действо: большая часть ролика снята в профессиональной студии – с хорошей подсветкой и звукозаписывающей аппаратурой. Вторая сцена вызывает много вопросов – что за река и где она находится. Запоминаются еще несколько кадров – профиль Путина и профессиональная заставка с титрами. То ли в ИГИЛе есть выпускники ВГИКа, то ли сами террористы – обладатели крупных кинопремий.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги