УкрРус

Ленин и Путин

Каждый, кто прошёл через жизнь в Советском Союзе и уж тем более получал в этой стране высшее образование, хорошо помнит тома полного собрания сочинений Владимира Ильича Ленина, занимавшие почётное место на книжных полках в библиотеках и книжных магазинах. Эти книги в темно-синих переплетах принято было считать главными учебниками происходящего в современном мире. Выдержки из произведений Ленина должны были "украшать" любую докторскую или кандидатскую диссертацию, да что там – любую научную работу и не обязательно по гуманитарным наукам. Помимо полного собрания были ещё многотомные, избранные произведения и белые брошюрки отдельных работ, которые продавались в любом магазине "Пропагандист" – обязательном элементе советского пейзажа. А ещё в этом магазине реализовывались произведения ленинских соратников и преемников – "пламенных борцов за дело рабочего класса", "видных деятелей международного коммунистического и рабочего движения". А ещё – неизменные Маркс и Энгельс, произведения которых мало кто читал – и мало кто в этом признавался, - пишет Виталий Портников для издания "7 дней".

В сравнении с этим бесконечным карнавалом классиков передового учения появление книжки-цитатника Владимира Путина выглядит совершенно невинным развлечением. Раз уж Путин считает себя создателем современного Российского государства, раз уж он так любит говорить о "скрепах" и прочей белиберде, так почему бы его окружению не издать сборник важнейших высказываний нового "вождя"? Тем более что цитировать Путина в диссертациях пока что не обязательно.

Но все же между трудами Ленина и цитатником Путина есть большая разница. Ленинские работы могли сформировать мировоззрение – да, искаженное догматизмом и верой в то, что цель оправдывает любые средства, но – мировоззрение. Более того, в этих книгах – особенно в том, что было написано Лениным до Октябрьского переворота – можно было найти ключ к будущим проблемам созданного им государства. Ленин реалистично оценивал многие болезни Российской империи – и то, что он в результате восстановил эту империю под новыми знамёнами, ещё не означало избавления от этих болезней. Ленин был прилежным читателем и критиком тех, чьи взгляды противоречили его идеологическим воззрениям. В советских условиях это означало то, что только из ленинских работ можно было узнать о позициях этих людей и о самих этих людях. Можно сказать, что эти работы и комментарии к ним неожиданно оказывались одним из источников альтернативного образования. Даже когда "неблагонадёжные" ленинские соратники теряли право на упоминание в энциклопедиях и исторических книгах, в работах Ленина они все равно оставались – а значит, оставалось и понимание того, что в СССР вовсе не всегда наблюдалось полное единодушие во взглядах и позициях. Об оппонентах Ленина я даже и не говорю. Вспомните хотя бы – "Пролетарская революция и ренегат Каутский". Ведь Ленин не просто называл Карла Каутского, крупнейшего теоретика немецкой социал-демократии, "ренегатом". Он с ним полемизировал. А это дорогого стоит. Ведь большая часть жизни Ленина прошла во время, когда только интеллектуальная дискуссия могла стать доказательством собственной правоты. И будущий "вождь мирового пролетариата" это очень хорошо понимал. Вот почему коммунистическая идеология на долгие десятилетия оказалась одной из самых привлекательных утопий.

На этом фоне цитаты Путина – просто сборник дворового жаргона. Пользователи социальных сетей уже вспомнили наиболее известные высказывания президента России. В основном это хлесткие фразы, рассчитанные на невзыскательную публику. И что удивительного? Если Ленин – основоположник диктатуры Шариковых, то Путин – типичный продукт этой диктатуры. Основоположнику нужна теория, он обязан обосновать правильность своих мыслей и выводов, доказать несостоятельность оппонентов. Продукту достаточно просто оскорбить этих оппонентов. Конечно, Ленин и сам осыпал оскорблениями тех, с кем он не соглашался – особенно после того, как пришёл к власти. Но он обладал системой взглядов, которые, как ему казалось, дают право на оскорбления. И он работал над этой системой взглядов практически всю свою политическую жизнь.

Система взглядов Путина – это деньги, которые можно заработать, контролируя финансовые потоки. И только. А поэтому это даже не взгляды, а своеобразная "ширма из скреп", набор лозунгов, которые предлагаются подданным, чтобы они ничего не заметили. Так создатель финансовой пирамиды рассказывает вкладчикам о её преимуществах, имея ввиду получить их сбережения. И, естественно, нет никаких шансов на то, что в момент крушения этой пирамиды он окажется умелым банкиром и перераспределит ваши вклады. Потому что его интересует своя, а не ваша прибыль.

Ленин отличался известной гибкостью если не в суждениях, то в поступках. Именно поэтому он оказался сторонником НЭПа – когда понял, что большевистский экономический эксперимент может довести Россию до "цугундера" и лишить большевиков с таким трудом захваченной власти.

Путину тоже стоило бы задуматься о необходимости новой политики – и не только экономической. Падение цен на нефть, стремительное снижение курса российской национальной валюты, дефицит бюджета, ухудшение уровня жизни населения, исчерпывание резервных фондов… Уже этого достаточно для того, чтобы вывести Россию из того виртуального мира, в который загнал её Путин. Ведь в реальном мире Соединённые Штаты и другие западные страны не угрожают России – напротив, это Путин своими действиями поставил под вопрос безопасность в Европе и на Ближнем Востоке. В реальном мире никакие "украинские националисты" не нападали на Крым и Донбасс – напротив, это Путин осуществил аннексию Крыма и устроил необъявленную войну на Донбассе. В реальном мире не Турция нанесла "удар в спину" России – а Путин систематически нарушал турецкий суверенитет, чтобы продемонстрировать, кто является настоящим хозяином Ближнего Востока. И если все это стремление переложить ответственность на другие страны приводит лишь к ухудшению ситуации в самой России, то какой тогда смысл в подобной политике?

Но отказ от реализма – это важнейшее следствие победы Ленина на одной шестой части суши. Сам Ленин мог менять свои позиции как перчатки, но жителей собственного государства убедил в том, что нужно держаться за собственную фантазию до последнего, что эта самоотверженность в защите иллюзии – и есть доказательство правильности позиции. Это отношение к жизни наблюдается уже у ближайших преемников большевистского лидера. Сталин верил в возможность взаимопонимания с Гитлером до 22 июня 1941 года – несмотря на многочисленные свидетельства, доказывающие подготовку к войне. Хрущёв и Брежнев и помыслить не могли об отказе от плановой экономики – несмотря на то, что без своего лагерно-репрессивного компонента эта антиэкономика была обречена только на крах. Горбачёв считал, что решит неразрешаемые проблемы СССР одной только гласностью и улучшением отношений с цивилизованным миром – но отказаться от государственной экономики так и не смог. В истории России такой иллюзорный, основанный на неадекватной оценке реальности подход к проблемам уже не раз и не два приводил к проблемам просто потому, что лозунги и политика не подменяют собой экономического базиса. Это слово – экономика – не случайно так часто звучит в описании советских иллюзий. Потому что можно провозгласить любые лозунги, но без исправно работающей экономики, без возможности прокормить граждан или дать им прокормиться самим, любой режим обречен, даже кажущийся незыблемым. Поэтому Ленин и согласился на НЭП, ставивший под сомнение большевистские принципы, но позволявший режиму выжить. Альтернатива НЭПу – сталинские репрессии, для которых нужна партия догматиков, защитившая свою власть в Гражданской войне с собственным народом. А у Путина нет новых подходов и нет партии догматиков, вместо неё – партия клептократов.

У Путина есть только "цитатник".

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги