УкрРус

Игры патриотов

Не так давно многие пропустили мимо своего внимания слова, сказанные народным депутатом Украины Николаем Томенко. Он заявил о возможности и необходимости проведения 25 октября этого года не только выборов в местные органы власти, но и досрочных выборов в Верховную Раду Украины. Вряд ли Николай Владимирович сказал это ради "красного словца" - политик его уровня и его степени посвящения в святая святых президентских планов вряд ли станет говорить ради бла-бла-бла. К заявлениям Томенко хоть иногда, но стоит прислушиваться.

Очевидно, в основе подобного рода заявлений лежит понимание тех процессов, которые сегодня наблюдаются в украинском парламенте и в украинском обществе. Коалиции, о которой так долго говорили большевики и которой с таким нетерпением ожидали трудящиеся, де-факто нет. Есть фракционная борьба между радикально-воинственным "Народным фронтом" имени премьера Яценюка и президентским Блоком Петра Порошенко, стоящим на более умеренных позициях. Борьба, напоминающая по форме события в правящей верхушке СССР в первое революционное десятилетие, а по содержанию – драматические дискуссии вокруг судьбы Брестского мира. То, над чем сегодня дискутируют в украинской власти, так похоже на позиции Бухарина ("Революционная война") и Троцкого ("Ни войны, ни мира!"). То, над чем дискутируют в сфере экономики, опять же похоже на позиции Троцкого и Бухарина (соответственно "Продолжение продразверстки и других революционных методов в экономике" и "Необходимость новой экономической политики").

История развивается по спирали. Особенно история революций. У нас еще не начались заговоры и репрессии против своих же (бывшие соратники с особым аппетитом поедают друг друга), но уже начинается серьезное идейное противостояние и желание разделаться с представителями старой власти (на этом особо останавливаться не будем). Революция еще начнет пожирать своих творцов в сравнительно недалеком будущем – у революционных процессов четкие законы и правила.

Сегодня вес двух противоборствующих лагерей определяется не столько реальным влиянием партий и политиков на общество, сколько конституционными возможностями для влияния на власть. Премьер – согласно Конституции образца 2004 года, к которой мы вернулись в прошлом году, - не зависит от Президента и формально имеет влияние на ряд силовых структур (например, на МВД). При этом Президент не может отправить премьера в отставку, если тот выйдет из послушания и начнет заниматься излюбленной работой любого премьер-министра – формированием собственного имиджа. Вся средняя и низовая вертикаль находится в двойном подчинении – губернаторы и все структуры власти на местах зависят от того, насколько могут находить общий язык премьер и Президент.

Существенным минусом с точки зрения премьера является то, что нынешний вариант Конституции предполагает: в случае, если Президент не может исполнять свои обязанности, главой государства становится спикер Верховной Рады. В варианте 1996 года (от которого отказались в прошлом году) властные полномочия Президента до выборов наследовал премьер-министр. Это – существенный ограничитель, предохраняющий от дворцовых переворотов и заговоров. Порошенко может быть спокоен за тылы, имея в спикерском кресле верного ему Владимира Гройсмана. Переворот, о котором так любят судачить новоявленные эксперты, вряд ли решает для премьера основной вопрос – вопрос власти.

У Президента в руках находится действенный аппарат Совета национальной безопасности и обороны, который, теоретически, может заблокировать любое решение Кабинета Министров. Возглавляет СНБО сам Президент. То, что секретарем Совета стал близкий к Арсению Яценюку Александр Турчинов, ничего не значит: во-первых, Турчинов – подчиненный Президента и вряд ли сможет использовать СНБО в иной способ, как площадку для донесения собственных взглядов на вопросы войны и мира (Турчинов – убежденный сторонник и представитель "партии войны"). К тому же рядом с Турчиновым – на посту первого заместителя секретаря СНБО – с недавнего времени находится давний бизнес-партнер Порошенко, один из самых проверенных друзей Президента Олег Гладковский. Добавьте также инициативу создания "военного Кабмина" при СНБО, полномочия которого размыты, но в любом случае явно не усиливающие роль простого Кабмина.

Поговаривают, что первым вице-премьером правительства может стать еще один ближайший соратник Порошенко, народный депутат Игорь Кононенко, которого еще недавно прочили в "директора-распорядители" парламента. То, что Порошенко направит Кононенко на работу в правительство, может тоже стать косвенным подтверждением охлаждения интереса Президента к Верховной Раде из-за отсутствия в ней любой конструктивной перспективы. А вот в правительстве рычаги первого вице-премьера всегда более чем весомы. История последних десяти лет показывает: премьеру – для того, чтобы чувствовать себя независимо – необходим "свой" первый вице. Так, как это было во времена второго премьерства Тимошенко или двух премьерств Януковича. Иначе премьера существенно ограничивают в маневренности.

У Порошенко – отличная защита на всех кадровых направлениях. Яценюк, правда, пытается наносить информационные удары, желая вывести из игры несколько фигур – например, ту же Валерию Гонтареву или министра энергетики Владимира Демчишина. Волны в средствах массовой информации, направленные либо против Гонтаревой, либо против Демчишина, имеют одно и то же происхождение и разрабатываются в одном и том же ситуативном центре. Главная цель – возложить ответственность за провалы в экономике на Президента либо же привязать его к политике нынешнего Кабмина. И если, например, Демчишин выступил против инициированного премьером повышения коммунальных тарифов для населения – его необходимо обвинить в подписании грабительского угольного контракта.

У премьера – явное головокружение от непонятных успехов. Он очень хочет стать первым лицом в стране. Оговорки по типу "когда я взял в свои руки страну" подкрепляются и конкретными действиями: например, во время поездки Президента в Абу-Даби, премьер показательно уволил руководство Государственной фискальной службы (по одной из версий – за то, что ГФС замахнулась на святое, назначив проверку деятельности контролируемого премьерскими людьми "Ощадбанка"), а также заявил о том, что в ближайшее время проведет чистки в Генеральной прокуратуре и Службе безопасности. Стоит ли говорить, что премьерские полномочия не позволяют проводить чистки в ГПУ и СБУ? Равно как и то, что премьер вряд ли согласовывал свои действия с Президентом?

Мы также видим различия в подходах к внешней политике и к вопросу выполнения Минского договора. В то время, как Президент подчеркивает готовность Киева к выполнению всех пунктов Минского соглашения, премьер говорит о дополнительных – явно невыполнимых – условиях, настаивание на которых обязательно приведет к срыву договоренностей. Например, это касается сроков и условий проведения выборов на Донбассе.

Масла в огонь подливает тот факт, что Яценюк пытается выстраивать свою – независимую от Порошенко – линию отношений с Вашингтоном. На некотором этапе он стал "любимчиком" вице-президента Джо Байдена. Едва различимые в вашингтонских лоббистских кругах отличия между позицией Байдена и позицией госсекретаря Кэрри (с которым чаще всего коммуницируют Порошенко и официальный Киев) на расстоянии дают особый эффект. Эффект "крутого школьника": "А у меня есть старший брат! А я ему пожалуюсь!"

В этих условиях Порошенко не может не видеть динамику социологических рейтингов. Согласно последним социологическим замерам, популярность "Народного фронта" и самого Яценюка резко упала. Осенью он еще подавал надежды благодаря популистской риторике и воинственным настроениям в обществе. Падение экономики и проигрыши на фронтах – без какого бы то ни было позитивного результата, который могло бы продемонстрировать правительство – привело к разочарованию. Сегодня более-менее поддержка Яценюка и его политической силы ощущается только на Западе Украины, среди электората, ранее голосовавшего за "Свободу". Этим и вызваны недавние попытки Яценюка занять правую нишу, в том числе сделав ряд заявлений – например, о советской оккупации Украины и Германии в 1945 году. Эти эпатажные заявления должны были найти отклик в душах правоориентированных украинских избирателей, готовых простить Яценюку старое (в том числе явно пророссийскую платформу, с которой он в 2010 году выступал на президентских выборах).

У Президента и его политической силы рейтинги тоже существенно просели, но они остаются лидерами общественного мнения (по разным замерам – от 15 до 18% избирателей готовы проголосовать за Порошенко и его Блок). На втором месте – "Оппозиционный блок", на третьем – "Самопомич". Это ли не лучшее время для того, чтобы в электоральном плане похоронить "Народный фронт" и отправить в политическое небытие Арсения Яценюка?

Понятно, что у Яценюка тоже есть эти цифры. И понятно, что Яценюк умеет моделировать ситуации и предугадывать возможные ходы соперника. Именно поэтому в его интересах – максимально настроить общественное мнение против Президента. Конечно, не своими руками. Ранее он мог надеяться на помощь Игоря Коломойского, но тот в последнее время занял крайне осторожную позицию и не спешит становиться на одну или другую сторону. Коломойский демонстративно начал в последнее время играть в экономику, дистанцируясь от политики.

Судя по всему, единственным ресурсом Яценюка сегодня являются комбаты, к которым (по крайней мере, к некоторым из них) он будет пытаться апеллировать. Случайно ли в сети появились резко негативные ролики в адрес Президента? Случайно ли начала распространяться информация о реальной ситуации под Дебальцево? И случайно ли организован "слив" компромата из недр Министерства информации – якобы через структуры "Киберберкута"? Возможно, все это случайности. Но в большой игре случайностей не бывает.

В этих условиях возможная модель развития ситуации. Первое: Президент максимально ослабляет возможности Яценюка, инициируя кадровые замещения в правительстве и назначая своего человека (например, Кононенко) на пост первого вице-премьера. Кононенко начинает курировать весь экономический блок, создавая треугольник Гонтарева – Яресько – Кононенко. Это особенно актуально в случае, если вдруг будет принято решение о совмещении должностей первого вице-премьера и министра экономики (то, что назначение Абромавичюса было ошибкой, сегодня видно невооруженным глазом).

Второе: ближе к лету (возможно, под давлением Улицы) инициируется выход из коалиции ряда нынешних е субъектов. Развал коалиции приводит к необходимости в 30-дневный срок создать новую коалицию, а потом в течение еще 30 дней внести на рассмотрение Президента кандидатуры нового премьера. Это миф, что Яценюк пользуется иммунитетом сроком на год после принятия Программы действий правительства. Он пользуется иммунитетом ровно столько, сколько существует коалиция: по нынешней Конституции премьер зависит только от формата коалиции. Это – один из основных принципов парламентаризма.

Третье: Коалиция может и не договориться о кандидатуре премьера либо же парламент не даст необходимого количества голосов. Особенно если в новой коалиции вдруг окажутся бывшие регионалы. В таком случае народ сам потребует досрочных выборов – Президент тогда может выступить в роли "доброго отца и спасителя нации", предложив выборы на пропорциональной основе с открытыми списками – воплощение еще одного мифа, которыми живет украинское общество (наряду с мифом о всеобщей справедливости после отмены депутатской неприкосновенности и всеобщего благоденствия после вступления в Европейский Союз). Это может помочь повысить рейтинги Президента и его политической силы.

Добавьте сюда же местные выборы, которые будут создавать эффект синергии. Можно предположить, что политическое поле после октября 2015 года будут формировать четыре политические силы – Блок Порошенко, "Самопомич", Объединенная оппозиция и "Батькивщина" Юлии Тимошенко (она сегодня делает минимум ошибок в политике и умеет выжидать время, списывать ее со счетов не стоит).

Естественно, в эту модель могут быть внесены коррективы временем. Мы можем предполагать и конструировать будущее, но есть еще фактор войны, фактор противостояния на Востоке (с которым что-то надо решать), есть Россия со своими амбициями, есть США со своими комплексами, есть экономический кризис и нарастающее недовольство масс.

Игры патриотов подходят к кульминации. Я бы не стал скептически оценивать слова Николая Томенко, а посоветовал бы – на всякий случай – держать порох сухим и готовиться к выборам. Большим выборам. И к большим преобразованиям в политической системе, которые неизменно последуют за выборами.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги