УкрРус

Ответ Шендеровичу

28.2т

Дорогой Виктор Анатольевич!

Мой фейсбучный пост по итогам выступления Акунина в украинском телеэфире был маленький, в нем не было места для объяснения того, что я, после слов уважаемого Григория Шалвовича "Крым — это не Россия", коротко назвал чепухой. Но если тема вызвала дискуссию, и она интересна, то могу рассказать подробнее.

Для понимания другими читателями тоже повторю пост.

"Русский мир" — это не только Моторола и прочие девианты. Но, например, и хороший русский писатель Борис Акунин, который, живя не в России, приехав в Киев, выступая в украинском телеэфире, так и не решился выговорить три слова: "Крым — это Украина". Испуганно произнёс: "Крым — это не Россия". И потом ещё какую-то чепуху. "Русский мир" — это не только ложь, это ещё когда ты боишься правды".

Так вот, чепухой я считаю ответ Акунина на уточняющий вопрос Евгения Киселева, вернется ли Крым в Украину, и если да, то когда. Его реплика меня поразила. Смысл следующий: вернется, только если Украина станет развитой успешной страной, и крымчане сами захотят в ней жить. Признаюсь, мне было странно слышать это из уст писателя, интеллектуала, к тому же занимающегося историей.

Оккупированные агрессором территории не возвращаются согласно такому принципу. И я назвал данное высказывание чепухой не потому, что хотел кому-то в Украине понравиться, а потому, что хотел использовать максимально мягкое определение. Хотел бы понравиться, как вы пишете, "здешним патриотам" — написал бы про тотальное имперское мышление, про Путина в головах у всех русских и т.д. Это было бы, конечно, не совсем правдой, но, увы, очень близко к пониманию единства образа мыслей "русского мира" — от его хард- до лайт-версии.

Ведь, возвращаясь к публичному высказыванию Григория Шалвовича о Крыме, — чем эта позиция сущностно отличается от позиции Путина с его "референдумом"? Я считаю, что по сути — ничем. И то, и другое есть моральная легализация аннексии против соседней страны в головах россиян, одурманенных в той или иной степени пропагандой. Просто у Акунина эта легализация выражена в более интеллигентной форме, съедобной для, простите за выражение, либеральной части "русского мира". Той, что (условно) не за возвращение краденого, а за "дискуссии на тему", за какой-нибудь "честный референдум" и т.п.

Теперь о том, почему я вообще решил написать этот пост о писателе, к которому не испытываю никаких отрицательных чувств, которого хоть и не знаю лично, но имею с ним много, причем хороших, общих друзей.

Разумеется, я не хотел ни его обидеть, ни с кем-либо поссориться. Но, простите, я не смог промолчать, потому что не так давно Григорий Шалвович у себя в Фейсбуке возмутился тем, что европейские интеллектуалы обращают мало внимания на репрессии Эрдогана против турецких журналистов. В диалоге с Григорием Шалвовичем в комментариях я тогда заметил, что ни он сам, ни другие, скажем так, "статусные" российские либералы уже два с половиной года не замечают путинских репрессий против крымских татар — и ничего, совесть еще никого не съела.

А мы, крымские татары, хорошо помним иные времена и иных людей. Мы помним Сахарова, Григоренко, Окуджаву, Юлия Кима и других известных русских интеллигентов, которые в гораздо более несвободные времена выступали в защиту крымских татар. Не смотрели свысока на страдания маленького народа, угнетенного их страной.

Так что я не сошел с ума и не собираюсь, да вы меня, Виктор Анатольевич, и лично неплохо знаете, я спокойный и неконфликтный человек. Просто Григорий Шалвович — и хороший писатель, и человек хороший, наверное, — в данный момент разочаровал меня своими словами. И сказанными, и не сказанными. Впрочем, разочаровывает не только он, но и многие из тех, кого я считал и считаю в России людьми, способными говорить правду такой, как она есть. А не такой, как она может кому-то нравиться либо не приносить дискомфорта сказавшему ее человеку.

Я же имею право на разочарование, да? Может быть, завтра тот же или другой человек совершит нечто такое, что заставит меня очароваться, и я так же прямо это скажу. Потому что говорю не для популярности, а как думаю, чувствую.

В заключение добавлю, что, конечно, можно, как некоторые пишут в комментариях к вашему посту, не читать мою ленту, где я постоянно пишу о национальных репрессиях в Крыму; пишу об убийствах, похищениях, тюрьмах, изгнании, унижениях, которые приходится переживать крымскотатарскому народу. Допустим, я кому-то не нравлюсь лично, ок.

Но в принципе не интересоваться судьбой крымских татар, особенно сейчас, когда Россия ездит по ним катком… Это, я считаю, не достойно русской интеллигенции, как не достойно немецкой интеллигенции было не замечать страданий евреев от тогдашних германских властей. Многим потом будет очень стыдно. Впрочем, это слова пустые, я их не раз уже говорил, и знаю: не действует. Времена, видимо, примерно такие, как в начале 1930-х.

И вот тут проявляется контраст, по которому я определяю ментальную границу "русского мира". Украинцы, не причастные к крымскотатарскому горю, рефлексируют, сочувствуют, помогают, чем могут, хотя бы морально. А россияне, чья страна является автором этого гибридного геноцида XXI века, молчат, отписываются от новостей про Крым. Как недавно сказал один русский не провластный журналист: "Мы дистанцировались от Крыма". От еврейских гетто тоже когда-то "дистанцировались". Ну, что ж. Поживем — посмотрим, чье отношение к происходящему более правильное. Время покажет. Я не претендую на истину и прошу прощения, если снова покажется, что я написал глупость.

Искренне Ваш, Айдер Муждабаев.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги