УкрРус

Лицемерие советских рабов

Невероятно, но это случилось – 5 марта к Кремлевской стене пришли несколько сот человек и возложили венки и засыпали могилу Сталина гвоздиками. Судя по репортажам, некоторые рыдали, стоя на коленях перед бюстом советского диктатора, и даже крестились. Патриарх Кирилл, хотя и защищал Сталина, но богослужение пока опасается проводить и на иконы с ликом Джугашвили не обращает внимания. Спустя 63 года население России пребывает в растерянности – то ли опять им нужна "сильная рука", то ли боятся обидеть Путина, который так и не стал полноправным заменителем Сталина, - пишет Олег Панфилов для "Крым. Реалии".

Если вспомнить рубеж 2000 года, то население, подуставшее от нетрезвого и вконец больного Ельцина, на "ура" приняло появление Путина. Признаков сталинизма на его лице совсем не было – ни усов, ни оспин, ни мясистого носа, ни акцента. Даже ростом Путин ниже Сталина. Но советский народ же не обманешь – он точно знал, что на смену "дерьмократу" Ельцину обязательно должна прийти новая "сильная рука". Народ устал от демократии российского розлива – от необходимости дискутировать и ходить на выборы с разными кандидатами, от обнаглевших американцев, ни во что не ставивших "великую державу", от странных слов "курс", "биржа", "менеджмент", еще более ненавидимых народом, чем горбачевское "плюрализм".

Как можно народу предлагать то, чего он никогда не знал? Какой плюрализм, какая свобода слова после многовековой цензуры и советской пропаганды? Советские люди шарахались от возможности покритиковать начальство, путались в словах и произносили сакраментальное – "в СССР секса нет". Свободу советские люди восприняли как возможность выплеснуть свои обиды – соседа обозвать, начальника обматерить и сказать, что это – критика, в чужую постель залезть с камерой, а потом показать на весь мир. А как только советские сожители стали напоминать о том, что их когда-то захватили, уничтожили их язык и культуру, россияне обиделись и начали мстить. Сказки про сепартистов придумали чуть позже, главное было – наказать за желание быть свободным.

На самом деле, Ельцин был таким же сталинистом: публично Сталина не хвалил, ругнул пару раз, но действовал как Сталин – начал войну в Абхазии и Южной Осетии, в Приднестровье и Карабахе, потом – в Чечне. Сталин был гуманнее (прости, Господи, за такое сравнение) – он просто выселял, Ельцин стал убивать из "Градов" и бомбил самолетами. При этом во всем мире, так понадеявшись на Ельцина, как на "демократа", стали понимать, что в России можно назвать себя кем угодно – демократом, либералом, "правым делом", "левым делом", все равно Сталин выглядывает из-за плеча и хитро улыбается.

Путин лишь год кокетничал, много говорил о демократии и свободе, потом стал поступать так, как ему было поручено старшими товарищами-чекистами – "поднять с колен" и "восстановить былую мощь". Для осуществления, а у чекистов всегда желание преобладало над возможностями, не хватало много факторов, которые были 25-30 лет назад – цензура, пропаганда, "железный занавес", плановая экономика. Цензуру и пропаганду восстановить оказалось легко – кого закрыть, кого запугать, дать много денег лояльным. Казалось, народ так соскучился по вранью, что уговаривать смотреть новую пропаганду и ей верить не стоило труда. Потом стало понятно, что плановая экономика и "железный занавес" – две составляющие, которые восстановить сейчас невозможно. Вначале необходимо закрыть границы, потом восстановить колхозы. Наоборот не получается.колен

Продуктовые бульдозеры – это не экономическая акция, это личная месть Путина всем: Западу – за несговорчивость, россиянам – за то, что привыкли к вкусным продуктам, отвлекающим от процесса вставания с колен. На самом деле, для Путина раздавленные фрукты и овощи на помойках – это его видение ГУЛАГа. Население вряд ли готово поддержать массовые расстрелы неугодных соотечественников, но пар же надо выпустить – вот и пустили под бульдозерные траки "чужое", не свойственное для русских – хамон, сервелат, ананасы и персики. Путин настойчиво предлагает россиянам стать такими же сволочами, как 25 лет назад, но мешает одно обстоятельство – церковь.

В отличие от Ленина и Сталина, Путин решил церкви дать вольную на все, взамен поддержки. Теперь церковь, и не только официальная РПЦ, но и муфтий, и главный раввин молчат по поводу путинских войн и растущего национализма. Они, как и в советские временя сидят в президиумах или в первых рядах партера, они знают, что написано в Конституции, они знают про "отделение от государства", но понимают, что власть без них обойтись не может – коммунизма нет, а Путин на роль вождя не очень смахивает, вождь в России должен убивать и наказывать, тогда его будут любить. Путин убивает недостаточно. Руководители российских конфессий научились манипулировать – когда надо, закрывать глаза на Библию, Тору или Коран и проповедовать войну, жестокость и лицемерие.

Вернемся к "скотомогильнику", Кремлевской стене. Когда вместе, а теперь порознь, но рядом лежат два создателя чудовищной советской империи. Старики и старушки приходят к бюсту Сталина, падают на колени и неистово крестятся. Другие старики и старушки ходят с красными знаменами коммунистов с ликами Иисуса и иконами Ленина и Сталина. Странная картина, напоминающая скорее сумасшедший дом, когда неубитые жертвы приходят благодарить за то, что остались живыми. И это не их заслуга, это "недоработка" Сталина. Трудно представить, сколько миллионов человек еще полегли бы в братских могилах расстрельных полигонов, если бы Сталин благополучно не скончался.

Все эти старички и старушки даже не смеют предположить причину, по которой недоучившийся семинарист стал грабителем банка, поэт-романтик превратился в кровожадного диктатора. Что с 1922 года Сталин был верным продолжателем дела Ленина по уничтожению церкви и расстрелу священников. Что ректор первых лет учебы Сталина в семинарии митрополит Серафим (Мещеряков) был расстрелян в 1933 году по постановлению одной из "троек", созданных по решению того же Сталина. Что не только Сталин имел неоконченное религиозное образование, будущими священниками должны были стать Анастас Микоян, Николай Подвойский, Александр Воронский, Миха Цхакая и много других. Разве не при Сталине был взорван в Москве Храм Христа Спасителя и десятки тысяч других церквей, мечетей, синагог и дацанов?

Сталину удалось создать 200-миллионную колонию рабов, для которых не было ни моральных ценностей, ни религиозных – только пропаганда и идеология, созданная на лжи и лицемерии. Нынешние старики и старушки растеряны – они привыкли жить в той стране, когда в 6 утра гимн, потом очередь в магазин, партсобрание, профсобрание, вечером программа "Время" и обсуждение за ужином происков мирового империализма. Идеология была построена на ненависти ко всем, так у рабов принято. И еда им нужна, чтобы поддерживать биологическую жизнь, а не наслаждаться ею. И идеологический выбор очень маленький – православие, потом его уничтожение и взамен марксизм-ленинизм, потом опять православие вместе с путинизмом. Жить в аду и мечтать о рае. Хоронить расстрелянных и любить диктатора. Сумасшедший дом.

Вы думаете эти старички крестятся на Сталина? Мне кажется, что они метят себя как мишени – если Сталин их вовремя не расстрелял, то хотя бы Путин это сделает.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги