УкрРус

Почему Запад не готов к демократической России

Текст переведен специально для сайта "Обозреватель". Оригинал на National Interest.

Подъем партии "Право и справедливость" в Польше и ее "автократическая проблема", последовавшие за нелиберальным примером премьер-министра Венгрии Виктора Орбана создали в Европе ощущение политической тревоги. С тех пор, как Европейская комиссия начала официальное расследование 13 января, немало чернил было пролито в дискуссиях о последствиях роста польского нелиберализма.

Тем не менее, множеству экспертов не хватило духа признать неудобную правду о том, что этот демократический кризис был создан самой демократической системой: "Право и справедливость", как и другие нелиберальные политические силы в Европе, вознеслись к власти не путем насилия, а через демократические мандаты, полученные на свободных и справедливых выборах.

Но здесь на карту поставлена гораздо более широкая проблема. Подумайте вот о чем: если демократические Польша и Венгрия "сходят с курса", то чем будет лучше демократическая Россия? На основании примеров из центральной Европы и последних исследований политических тенденций в регионе я вижу три возможных варианта развития событий, каждый из которых весьма тревожен.

Первый сценарий – это появление в России многопартийной системы, а затем свободных и справедливых выборов. Однако последние события указывают на то, что свободные и справедливые выборы могут сыграть на руку нелиберальным силам, особенно во времена экономических трудностей. Достаточно вспомнить Молдову, где свободные и честные выборы 2001 года привели к безоговорочной победе Партии коммунистов Республики Молдова, сделав ее первым государством на постсоветском пространстве, в котором нереформированная коммунистическая партия вернулась к власти. На освобожденном политическом пространстве России КПРФ вполне может стать серьезной политической силой.

Она уже выигрывала на парламентских выборах 1995 и 1999 годах, становясь правящей партией в Государственной Думе. С тех пор политические реалии в России не сильно изменились. Опрос, проведенный Левада-Центром в 2014 году показал, что 17% россиян удовлетворены существующей системой, 22% хотели бы превращения России в демократию по западному образцу, в то время как почти 40% желали восстановления советской политической системы.

Эта тенденция проявляется еще нагляднее в экономической сфере: 51% готовы проголосовать за "советскую систему государственного планирования и распределения", и лишь 29% отдают предпочтение рыночной экономике. Когда в России начал углубляться экономический кризис, опросы показали, что 58% россиян (это солидное большинство) мечтают о возрождении советской системы.

До сих пор Запад неохотно признают, что свободные и справедливые выборы могут также расширить возможности антилиберальных сил. Популизм в Европе вызывает беспокойство, а популизм в демократизированной России может оказаться смертельным.

Давайте представим себе немного более оптимистичный второй сценарий, при котором каким-то образом удастся сдержать всплеск антилиберальных сил в демократической России. Либерализм процветает от улиц Москвы до берегов Владивостока, а перерожденная Россия гордо превращается в демократический оазис посреди евразийской автократической пустыни. Такая трансформация уменьшит перспективы конфликта между Москвой и Брюсселем; но вместе с тем, в отношениях России со странами региона возникнет непреходящий кризис.

Поскольку Россия настаивает на своем великодержавном статусе, ее либерально-демократическая власть скорее всего будет вести себя подобно навязывающей свои ценности Америке, а не стесняющейся собственного влияния Германии. Надо сказать, что Анатолий Чубайс (один из ведущих либеральных реформаторов) в 2003 году страстно выступал за превращение России в "либеральную империю", полагая, что она должна стать великим лидером "свободного" евразийского региона, несущим особую ответственность за демократическую перестройку на постсоветском пространстве. На самом деле, такие взгляды поддерживают многие оппозиционные активисты, включая верховного антипутиниста Алексея Навального, называющего себя "либеральным националистом" и обещающего возродить исключительное величие России.

Как предсказывает теория либеральной внешней политики, либеральная наглость может стать ключевой чертой новой российской внешней политики. Либеральная Москва не станет закрывать глаза на разгул авторитаризма на своем заднем дворе. Вместо этого, она, вероятно, превратит себя в гегемонический трансформатор режимов, без сомнения за применяющий свою военную силу в защиту своих идеалов.

В этом гипотетическом случае, собственный опыт либеральной трансформации, в сочетании с наличием русскоязычных меньшинств в постсоветских государствах, даст Москве мощную оправдательную базу для того, чтобы заявить о своем "праве на вмешательство" во внутренние дела государств в регионе и за его пределами. Таким образом, победа либеральной демократии в России может и не изменить ее внешнеполитической ориентации. Напротив, Москва, побуждаемая мессианским мировоззрением и либеральным авантюризмом, может приступить к реализации еще более жесткой внешней политики.

В самом оптимистичном третьем сценарии, либеральная трансформация может в полной мере "европеизировать" кремлевские элиты, сделав применение силы немыслимым средством внешней политики. Либеральный Москва охотно примет европейские ценности и нормы ЕС. Некогда недостижимая мечта построения евроатлантического сообщества быстро становится политической реальностью. На это западные политики, похоже, и надеются.

Но при таком сценарии неизбежно встанет вопрос о вступлении России в НАТО и ЕС. Либерализованные россияне зададут вопрос: если наши ценности полностью совпадают, почему Россия по-прежнему исключена из европейского процесса принятия решений? Почему Россия должна принимать правила, а не устанавливать их, помогая управлять "общеевропейским домом"?

И если Европа откажется принять в свои ряды либеральную и демократическую Россию, такая изоляция и отчуждение неизбежно приведут к усилению националистических элементов в российской политике. Именно так Виктору Януковичу удалось реанимировать свою политическую карьеру после оранжевой революции. Победный лозунг его президентской кампании 2010 года, по сути, звучал так: "Европа дает вам мечты, а я даю вам деньги и стабильность".

Я не имею ничего против расширения границ всеобщего мира и процветания, однако приведенные выше сценарии говорят о необходимости проявлять осторожность. Демократизация вряд ли решит те давние и многочисленные проблемы, которые существуют в отношениях России и Запада. Либерализованная Россия, скорее всего, не сможет превратить Европу в политический Диснейленд. В нынешних условиях либерализация российской политической сцены чревата колоссальными рисками, так как она может укрепить нелиберальные силы.

Как учит нас современная история некоторых стран Центральной Европы, демократия может стать мощным инструментом усиления власти антилибералов. А мы очень мало знаем о том, как можно решить эту проблему, не ставя под удар основополагающие демократические ценности (то есть, не объявляя нелиберальные политические организации вне закона). Следовательно, политики и научное сообщество обязаны внимательно изучать и анализировать те условия, которые приводят к "демократическому усилению антилиберализма", а также демократические механизмы, способствующие ускорению нелиберальных и авторитарных тенденций.

А пока этого нет, нужно быть очень осторожными в своих желаниях.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги