УкрРус

Американская трагедия

40.8т

Избрание Дональда Трампа на пост президента — это трагедия для американской республики, трагедия для конституции и триумф сил шовинизма, авторитаризма, сексизма и расизма — как внутри страны, так и за рубежом. Шокирующая победа Трампа и его восхождение на президентское кресло стало отвратительным событием в истории Соединенных Штатов и либеральной демократии.

20 января 2017 года мы распрощаемся с первым президентом-афроамериканцем (человеком высоких моральных качеств, достоинства и большой души) и станем свидетелями инаугурации проходимца, который почти ничего не сделал, чтобы с презрением отказаться от поддержки сил ксенофобии и превосходства белой расы. Невозможно реагировать на все это, не испытывая, по крайней мере, чувства отвращения и глубокой тревоги.

Неизбежно последуют страдания и беды — все более реакционный Верховный суд; осмелевший конгресс правого толка; президент, не раз демонстрировавший свое пренебрежительное отношение к женщинам и меньшинствам, гражданским свободам и научным данным, не говоря уже о простой порядочности. Трамп — бесконечно вульгарный и грубый, невежественный национальный лидер, который не только обрушит рынки, но и будет вселять ужас в сердца социально уязвимых, слабых и, прежде всего, тех разных людей — "иных", которых он так сильно оскорбляет.

"Иных" афроамериканцев. "Иных" испаноязычных. "Иных" женщин. "Иных" евреев и мусульман. Оценивая это прискорбное событие, самым оптимистичным (да и то с натяжкой) было бы считать эти выборы и последующие годы испытанием на прочность — или на неустойчивость — американских институтов. Это будет проверкой нашей серьезности и решимости.

С самого начала дня выборов ситуация на избирательных участках давала повод для беспокойства. Но в таких штатах, как Пенсильвания, Мичиган, Северная Каролина и даже Флорида, для демократов она была достаточно обнадеживающей, и были все основания подумать о торжествах в честь осуществления мечты участниц конференции в Сенека-Фолс — избрания первой женщины на пост президента.

Шансы на победу в таких штатах, как Джорджия, исчезли чуть более недели назад, когда директор ФБР написал в конгресс необдуманное и дискредитирующее письмо о возобновлении им расследования, и вновь зазвучали и стали "злободневной темой" порочащие репутацию фразы вроде "электронная почта", "Энтони Вайнер" и "пятнадцатилетняя девочка". Но шансы у Хиллари Клинтон еще оставались.

С самого начала Трамп казался каким-то безумным карикатурным воплощением всех неприглядных реакций радикальных правых. То, что он победил, что выиграл эти выборы, стало сокрушительным ударом по духовному, нравственному началу; это стало тем событием, с которого, вероятно, в стране начнется эпоха экономической, политической и социальной неопределенности, масштабов которой мы пока не можем себе представить.

То, что избиратели в большинстве своем решили жить в трамповском мире тщеславия, ненависти, высокомерия, лжи и безрассудства, его презрения к демократическим нормам, неизбежно приведет к упадку страны и страданиям во всех их проявлениях.

В ближайшее время комментаторы будут пытаться нормализовать это событие. Они попытаются успокоить своих читателей и зрителей, внушая им мысли о "врожденной мудрости" американцев и "внутренне присущей им добропорядочности". Они будут преуменьшать порочность проявленного национализма, жестокого решения возвысить человека, который летает в позолоченном самолете, но который заявляет о своих правах, используя популистскую риторику, основанную на национал-социалистской расовой политике "крови и почвы".

Самый бесстрашный из комментаторов Джордж Оруэлл был прав, заметив, что мудрость общественному мнению внутренне присуща не больше, чем человеку внутренне присуща доброта. По отдельности люди могут вести себя глупо, безрассудно и в целом деструктивно — в той степени, насколько они на это способны.

А иногда им лишь требуется ушлый лидер, демагог, который улавливает волну недовольства и на этой волне устремляется к победе при поддержке народа. "Дело в том, что относительная свобода, которой мы пользуемся, зависит от общественного мнения, — писал Оруэлл в своем эссе "Свобода парка" (Freedom of the Park). — Закон ее не защищает.

Власти принимают законы, но будут ли эти законы исполняться, и как будет вести себя полиция, зависит от общего настроения в стране. Если в свободе слова заинтересовано большое количество людей, то свобода слова будет — даже если закон ее запрещает; а если общество инертно и не высказывает своего мнения, то "неудобные" меньшинства будут подвергаться преследованиям, даже при наличии законов, призванных их защищать".

Трамп вел свою кампанию, чувствуя отчуждение и беспокойство в рядах миллионов избирателей — в основном, белых избирателей. И многие из этих избирателей (не все, но многие) пошли за Трампом. Потому что увидели, что этот умелый хитрый актер, который, придя в политику, был относительным ничтожеством, третьестепенной личностью, шутом-выскочкой, занимавшимся самопиаром в Нью-Йорке в уморительные 1980-1990-е годы, готов с превеликой радостью воспринимать как должное их недовольство, их гнев, их ощущение того, что новый мир, сговорившись, действует в ущерб их интересам. И то, что он миллиардер с дурной репутацией, не разубедило их — так же, как тех британцев, которые голосовали за Брексит, не разубедил цинизм Бориса Джонсона и многих других.

Демократический электорат мог бы успокоиться и радоваться тому, что страна во многом и в значительной степени восстановилась (хотя и не везде одинаково) после Великой рецессии — уровень безработицы снизился до 4,9% — но это привело их, привело нас к реальности, во многом недооцененной. К тому же, демократический электорат считал, что с избранием президента афроамериканца, признанием равенства однополых браков и повышением других подобных показателей культурные войны подходят к концу.

Трамп начал свою предвыборную кампанию с того, что объявил мексиканских иммигрантов "насильниками", и закончил ее антисемитским рекламным объявлением, напоминающим "Протоколы Сионских мудрецов"; его собственное поведение служит насмешкой над достоинством женщины и женского тела. И, когда его за это критиковали, он отбивался от обвинений, называя их проявлением "политкорректности".

Безусловно, такой грубый персонаж, такой ретроград мог добиться успеха среди некоторых избирателей, но как он смог победить? Конечно, для миллионов избирателей сайт гнусных конспирологов Breitbart News не мог стать источником новостей и выразителем преобладающего мнения.

Но все-таки Трамп, который, возможно, запустил свою предвыборную кампанию лишь в качестве попытки укрепить свой имидж и продвинуть свой бренд, рано или поздно обнаружил, что может стать воплощением этих темных сил и манипулировать ими. А то, что "традиционные" республиканцы — от Джорджа Буша-старшего до Митта Ромни — заявили о своей неприязни к Трампу, похоже, лишь усилило эмоциональную поддержку этого кандидата.

Комментаторы в своих попытках нормализовать эту трагедию также найдут способы уменьшить негативную роль неуклюжих и деструктивных действий ФБР, злонамеренного вмешательства российских спецслужб, бесплатной информационной поддержки, которую обеспечило Трампу кабельное телевидение в виде многочасовых, непрерывных прямых репортажей с его предвыборных митингов, особенно в первые месяцы его кампании.

Нас будут увещевать рассчитывать на стабильность американских институтов и на то, что даже самые радикальные политики, заняв высокий пост, обычно начинают вести себя сдержанно. Либералов будут укорять за самодовольство, за то, что им неведомы страдания — как будто многие избиратели, голосующие за демократов, не знают, что такое бедность, лишения и невзгоды.

Не стоит верить в эту болтовню. Нет никаких оснований верить в то, что Трамп и группа его единомышленников — Крис Кристи (Chris Christie), Рудольф Джулиани (Rudolph Giuliani), Майк Пенс (Mike Pence), и, да, еще Пол Райан (Paul Ryan) — намерены управлять страной как республиканцы в традиционных рамках приличия.

Трамп был избран отнюдь не потому, что его политическая платформа основана на принципах порядочности, справедливости, умеренности, компромисса и верховенства права; в основе его успеха — обида и недовольство. Фашизм — это не наше будущее, такого быть не может; мы не можем этого позволить, но наверняка именно так фашизм и может возникнуть.

Хиллари Клинтон не была безупречным кандидатом, но это несгибаемый, умный и грамотный лидер; она, несмотря ни на что, всегда оставалась сама собой и в глазах миллионов избирателей никогда не была человеком ненадежным и заносчивым. Отчасти это объясняется ее способностью чувствовать подозрения, выработанной за долгие годы с чередой фиктивных "скандалов".

И все же, как-то так вышло, что (несмотря на ее многолетнюю преданную и честную службу на государственном поприще) ей не поверили, а поверили Трампу — жулику, который обманывал своих клиентов, инвесторов и подрядчиков; пустому, несерьезному человеку, бесчисленные высказывания и поведение которого выдают в нем сквернейшие качества — жадность, лживость и нетерпимость. Его эгоизм настолько чудовищен, что уже представляет собой клинический случай — человеку психически здоровому это не свойственно.

На протяжении восьми лет страна жила при президенте Бараке Обаме. Слишком часто мы пытались приуменьшить тот расизм и ту ненависть, которые бурлили под киберповерхностью. Но замкнутое информационное пространство уже разрушено.

На страницах Facebook статьи традиционных пишущих на основе фактов изданий выглядят так же, как статьи СМИ, придерживающихся конспирологических и альтернативных правых взглядов. Представители пресс-служб (к неописуемому ужасу) теперь имеют доступ к огромным аудиториям. Именно при содействии этих СМИ с их женоненавистнической риторикой была дискредитирована и уничтожена кандидатура Клинтон.

Альтернативно-правые СМИ стали источником постоянной лжи, пропаганды и конспирологии, которыми пользовался Трамп для подпитки своей предвыборной кампании. Стив Бэннон (Steve Bannon), ключевая фигура онлайн-издания Breitbart News, был его пропагандистом и руководителем предвыборного штаба.

Все это создает мрачную картину. Вчера поздно вечером, когда поступали результаты из последних штатов, мне позвонил друг — раздосадованный и обеспокоенный возможностью конфликта, войны. Почему бы не уехать из страны? Но отчаяние — это не ответ, не решение проблемы. Бороться с авторитаризмом, разоблачать ложь, бороться достойно и ожесточенно во имя американских идеалов — это все, что остается. То есть, единственное, что нужно делать.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги