УкрРус

Мои правила жизни

  • Мои правила жизни
    Facebook Евгения Комаровского

Мое любимое правило – "Если надо объяснять, то не надо объяснять". В дружбе и любви без него никуда!

Понять другого просто, если ты его совсем не знаешь. Ты где-то там внутри себя придумываешь объяснения тому, чего не понял, и этим довольствуешься.

А вот с близкими сложнее… Ты их, как тебе кажется, изучил и потому прогнозируешь конкретную реакцию, слова, поступки. А они такое вытворяют… Вот и получаете кучу непонимания в результате — как следствие ошибочных ожиданий.

Страх рождается из-за невозможности влиять на ситуацию. Крайне неприятное чувство — осознание опасности в сочетании с отсутствием эффективных механизмов ее 100 %-ного устранения. Своих детей я уже вырастил. Внуков, если, не дай бог, с ними что-то случится, увезу в ту страну, в которой я доверяю медицине и смогу контролировать качество препаратов и влиять на что-то.

По отношению к детям и детству можно поставить диагноз обществу. Наш диагноз неутешительный, хотя радикальное лечение возможно. Обидно, что никто даже не пытается приступать к лечению!

Мои пациенты приносят нарисованные лично ими картинки, читают стихи и поют песенки – меня это умиляет и радует, как любого нормального человека, но это не имеет никакой связи с тем, как я буду лечить… Получается в тот момент, когда я слушаю стихи и песни, я врачом не являюсь, становлюсь обычным мужиком средних лет.

Дело в том, что любая эмоциональная окраска мешает принимать решения. Воспитанный или невоспитанный, красивый или противный, мальчик или девочка – все это важно лишь в той мере, в какой способно влиять на лечение. А радует меня, восхищает и удивляет способность детей выздоравливать.

Из своего детства в детство моих детей я бы перенес черно-белый телевизор с двумя скучными каналами. Нечего смотреть! Бегом во двор, в снег, в грязь, к мячу, клюшке, велосипеду!

У меня есть большие проблемы, связанные с тем, что я в силу своей публичности практически никуда не могу выйти. Даже спортом занимаюсь на работе: в кабинете у меня стоит орбитрек. Обычно 30-40 минут бегаю, потом принимаю душ и иду работать. В отпуске не люблю валяться на пляже, мой отдых— это река, рыбалка, прогулки пешком, с рюкзаком... Для меня нет больше счастья, чем взять фотоаппарат и выйти рано утром погулять вдоль реки или по незнакомому городу.

Время, проведенное с друзьями на рыбалке, — это то, что ценю больше всего. Мне иногда очень жалко тех, кто не понимает, каково это — ночь, фонарь, палатка, только сегодня пойманная жареная рыба, знакомые, родные и довольные морды друзей… Ну и конечно тост — за нас, нормальных пацанов!

Старые вещи, с которыми никогда не расстанусь, — это вообще не моя тема. Привязанность к людям — нормально и естественно, но зависимость от вещей совершенно не свойственна моему характеру. Поменять телефон, автомобиль, кресло, фотоаппарат, спиннинг, лодку — это же прекрасно! А самое прекрасное — это сама возможность перемен.

Мое недавнее жизненное открытие весьма огорчительно и касается лично меня. Как оказалось, мои способности разбираться в детях вовсе не помогают мне так же хорошо понимать взрослых. И чем чаще я общаюсь с политиками, тем больше понимаю, насколько они "не дети". Как не старайся, никогда не угадаешь их истинные цели и ни в коем случае, к ним нельзя идти открыто и с добром.

Свобода — это отсутствие начальства. Она дает возможность всегда и во всем руководствоваться совестью.

Самое бесценное для каждого человека — это знание, но еще сложнее встретить учителя. Если человек учит тебя чему-то -- он для тебя Бог. Постоянно думайте над тем, как стать лучше. В этом мире мало людей, которые будут искренне желать тебе добра и помогать. Мы живем в таком обществе, где прима балерина сломала ногу, а все остальные счастливы. Поэтому чем дальше ты уйдешь вперед, тебе слышнее будет лай отставших. И это хорошо! Значит, ты впереди!

Жить в мире со всеми — это значит быть равнодушным и не очень умным (мягко говоря). Далеко не все достойны мира… Бороться со злом по мере сил (и далеко не всегда мирными средствами) или пытаться уменьшить его вредность — это естественно для человека, который понимает, "что такое хорошо и что такое плохо".

Чувство родины — это осознание того, что окружающее тебя пространство знакомо, привычно и понятно, а действия людей прогнозируемы. Родина — это место, где мама и папа научили тебя правилам жизни.

Слава Богу, моя жена все понимает и не пытается меня "строить". Мы уже вместе 30 лет, и все эти годы она меня чувствует. Иногда приходишь с работы, когда у тебя больной умер, или что-то не получилось - она не спрашивает, что с тобой, а молча дает жрать и отправляет спать. Многие мои коллеги погибли или спились после такого количества перенесенных стрессов.

Прощать можно и нужно! Кроме того, нужно еще смириться с тем, что после каждого прощения отношения переходят на новый уровень. И в зависимости от того, что стало поводом для обиды, новая ступень отношений может быть как более низкой, так и более высокой. И только вечная любовь построена на возможности вечного прощения.

Чему научила меня жизнь в медицине, так это всегда сомневаться во всем: в диагнозе, в честности тех, кто жалуется, в качестве лекарств, в результатах анализов, в выполнении назначений... Никогда нельзя рассчитывать на то, что придет мудрый старичок-профессор и поставит за тебя диагноз. В чудеса нужно верить, но никогда нельзя обещать невероятного.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги