УкрРус

Среди росссийских элит наблюдается полный замес

Читати українською

В высших эшелонах т.н. российской "власти", а также среди т.н. российских "элит" (в кавычках или без) наблюдается полный замес, размес, раздрай, коллапс и неведение. Множественные "башни Кремля" ведут между собой страшную... не борьбу, а войну под ковром, сражаясь друг с другом даже не за власть... а за свою свободу и жизнь (ибо власть для них равна и свободе, и жизни). Судите сами, вот небольшая пьеска, из цитат последних недель...

Краткое содержание, действующие лица и исполнители, а также их высказывания:

Председатель Следственного комитета РФ, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, государственный советник юстиции 1-го класса, генерал юстиции РФ Александр Бастрыкин, в своей статье, предлагает в условиях "гибридной войны, развязанной США" в уголовном порядке карать за политически "неверные" исторические оценки, за отрицание результатов крымского референдума, требует ввести внесудебный порядок включения информации в федеральный список экстремистских материалов, попросту восстановить запрещенную в России цензуру: определиться и с "пределами цензурирования в России глобальной сети интернет". В "его борьбе" с выступлениями "врагов России" генерал "следственных войск" желает широко использовать "китайский опыт", установить антиэкстремистские фильтры в местах публичного доступа в интернет, в школах и библиотеках.

А вот и Алексей Кудрин, бывший министр финансов и бывший вице-премьер, председатель Фонда Гражданских инициатив и будущий глава совета Центра стратегических разработок. На заседании, посвящённом влиянию культуры и институтов на экономику России, он, в частности, сказал: "Для меня немножко необычно говорить о ценностях, институтах и доверии: я больше макроэкономист. Но в моей практике – уже больше двадцати лет – модернизационных преобразований, отдельных реформ, я всё больше склоняюсь к тому, что ценности и институты являются очень важными и существенно влияют на результаты наших реформ. Без внимания к этой теме мы не раздвинем границы наших возможностей, наших результатов, нашей эффективности.

Мы понимаем, что нынешний уровень развития судебной системы, взаимодействия правоохранительных органов и общества, власти и общества, эффективности власти, способности власти себя организовать стал ключевым препятствием для дальнейшего развития. Что нужно? Кто должен сказать: "Давайте перестроимся!"? Кто должен сказать: "Вот есть план. Давайте вот так перестроим государственные институты!"? Мои коллеги уже подготовили программу реформ государственного управления с лучшими примерами, которые взяты из разных стран и признаны таковыми. А как это взять и перенести? Что этому мешает? И тут мы видим демократические институты, культурные институты, интересы, которые защищены определенными практиками – практиками мягкого авторитаризма. И мы хотим обсуждать, почему они такие, откуда они взялись. Россия была примером сложных, очень противоречивых реформ, которые были вредны и не дали нужного результата и в нулевые годы, может быть, вызвали даже недоверие к реформам. Отчасти это так. В России – еще в Советском Союзе – в середине 60-х была очень серьезная потребность в проведении новых реформ. Их понимали элиты, к ним стремились. Я, будучи студентом, помню, читал те работы, те проекты, которые существовали в середине 60-х, в том числе по имени одного из профессоров – Либермана, который об этом активно писал (экономист Евсей Либерман считается автором идеи экономических реформ 1965 года, также известных как "косыгинские"). Этот период даже пытались назвать "либерманизацией" советской экономики. На реформы был очень большой спрос, и даже делались некоторые шаги в их направлении.

Затем это всё захлебнулось, и на многие годы мы оказались в застое. Неужели советские люди, россияне не готовы к демократизации? Может, они в результате культурных проблем, ценностей оказались не готовы к этим преобразованиям? В тоталитарных обществах, наверное, есть и другие причины, которые сдерживают, могут существенно отложить такого рода реформы. И, допустим, один из таких институтов, который стал ключевым, – это КГБ и цензура. Потому что я могу говорить как человек, который в этой ситуации пожил: я работал в Академии наук. Наши работы о необходимости конкуренции в экономике просто запрещали. В моих работах слово "конкуренция" требовалось зачеркнуть. Оно не допускалось. Только в 1988 году (я просто точно знаю дату) это стали разрешать нам – писать слово "конкуренция", которая могла быть в советской экономике. Была жёсткая круговая порука, не допускающая новых идей и мыслей, которые отличались от главной линии – тогда руководства, КПСС. Эти институты существенно перенесли начало реформ и привели российскую (тогда советскую) экономику к такому ослаблению, неэффективности – уже кричащей неэффективности, – которая привела к коллапсу Советского Союза, разрушению плановой системы управления".

А вот и генерал-майор МВД и депутат Госдумы Татьяна Москалькова, только что назначенная на должность уполномоченного по правам человека. До вступления в должность она выступала за введение уголовной статьи "за покушение на нравственность", а в день назначения заявила, что одна из важных задач омбудсмена по правам человека – это противодействие "западным и американским структурам". Москалькова училась в СССР во Всесоюзном юридическом заочном институте. Выпускниками этого ВУЗа являются многие известные советские и российские политики: лидеры ГКЧП Геннадий Янаев и Владимир Крючков, бывший начальник охраны Бориса Ельцина Александр Коржаков и мэр Москвы Сергей Собянин, а также действующие депутаты Госдумы Ирина Яровая и Владимир Васильев. Всего за несколько дней до утверждения уполномоченным по правам человека Москалькова проголосовала за поправки к закону об НКО, которые ставят под угрозу существование благотворительных фондов, а также предложила в условиях кризиса переименовать МВД в ВЧК. Генерал-майор МВД и депутат Госдумы Татьяна Москалькова, только что назначенная на должность уполномоченного по правам человека, в своё время поддержала и закон о запрете на усыновление российских детей гражданами США, более широко известный как "Закон подлецов".

А вот и другое действующее лицо нашей пьески – "весь вечер на манеже" премьер-министр-клоун Дмитрий Медведев. В письме (!) Путину он жалуется, что в государственном управлении отсутствует система взаимодействия между органами власти, необходимая для решения комплексных задач. "Отсутствует внешний контроль за организацией работы ведомств, работой министерства занимается только министр, а при смене главы ведомства меняются и его аппарат, приоритеты и способы работы, нарушается преемственность. Система госуправления во многом сохраняет советские черты и опирается на старые методы контроля и мотивации". Далее Медведев предлагает определить ключевые показатели эффективности (KPI) для каждого министерства и создать для государственной власти понятную "приборную панель", учитывающую общественную оценку ее действий. При этом клоун Медведев приводит в пример успешный опыт проведения Олимпиады и саммита АТЭС, а также "некоторые международные практики". Министры должны нести персональную ответственность за достижение KPI, а не просто отчитываться о выполненных поручениях. Медведев предлагает создать для рассмотрения этих вопросов специальную комиссию под руководством президента, сам клоун станет его заместителем, а членами комиссии станут министры, депутаты, сенаторы и эксперты. Предполагается, что она займется координацией разработки стратегических параметров социально-экономического развития страны, а также будет оптимизировать систему министерств и подведомственных учреждений, утверждать и следить за достижением KPI, развивать информационные технологии. Для обеспечения работы комиссии в администрации президента и аппарате правительства могут быть созданы необходимые подразделения. Путин на письме Медведева написал: "Согласен".

А вот и сам Путин, с его указом о создании "Нацгвардии", подчиняющейся лично ему. Нацгвардия сможет в "чрезвычайных ситуациях приостановить или ограничить использование сетей и средств связи". Войскам Национальной гвардии будет разрешено использовать оружие без предупреждения. Нацгвардия может применять бронетехнику и водомёты "в экстренных случаях". Для разгона демонстраций, "которые перешли в столкновения", военнослужащие Нацгвардии смогут использовать физическую силу и специальные средства – резиновые дубинки, газовые гранаты, наручники, технику для разрушения преград. Военнослужащие Нацгвардии смогут проверять документы у граждан, задерживать их и составлять протоколы об административных правонарушениях. Они смогут проникать в жилища подозреваемых граждан без ордера и постановления суда. Нацгвардия при проведении контртеррористических операций имеет право ограничивать дорожное движение, изымать и использовать автомобили и задерживать граждан, нарушивших правила комендантского часа.

Можно и дальше продолжить, писать о массовке....

Ну как, на что похожа наша пьеска? Как назовём её?

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги