УкрРус

Как украинский углепром оказался в руинах

Еще два года назад на человека, который заявил бы о дефиците угля в Украине посмотрели бы как на пришельца-инопланетянина. Страна добывала 85 млн рядового угля в год, на складах ТЭС на начало отопительного сезона его избыток составлял до 1 млн т. Принадлежащие государству шахты испытывали проблемы со сбытом угля внутри страны, а демократические СМИ наперебой писали о "копанках", которые контролировала вездесущая "Семья", пишет Дмитрий Марунич в своем блоге на ЛІГАnet.

Подтвержденные запасы угля в Украине превышают 34 млрд т, что составляет около 10% от общеевропейских и более 3% от мировых запасов. Еще в правительстве Николая Азарова подсчитали, что разведанного угля хватит стране на 400 лет вперед. С учетом повышения цен на нефть и газ, власть провозгласила курс на их повсеместное замещение углем. Однако даже в стабильные годы статистика демонстрировала невысокую эффективность работы государственного углепрома Украины. Так, с 2010 по 2012 г. по статье "государственная поддержка госшахт на частичное покрытие расходов по себестоимости" из госбюджета было потрачено более 23 млрд грн. В 2013 году совокупные расходы на государственный углепром из бюджета превысили 15 млрд. грн. Что уже говорить о времени, когда бразды управления отраслью перешли к менеджерам майдана.

Добыча угля в Украине росла вплоть до 2013 года. Так, в 2012 году его производство составило 85,7 млн тонн, что почти на 5% больше показателя 2011 года. Рост был отмечен, прежде всего, в производстве энергетического угля, который используется для производства электроэнергии и тепла. Однако экономика страны не смогла потребить дополнительные объемы угольной продукции. Более того, зимой 2012-13 гг. в секторе поставок энергетического угля для теплоэлектростанций сложилась критическая ситуация со сбытом продукции. В результате "стахановских темпов" работы угледобытчиков на складах электростанций на 1 января 2013 года накопилось 5,8 млн т угля (на 1 января 2012 года - около 4 млн т). Кризис перепроизводства всерьез угрожал пожарной безопасности производства и экологии шахтерских поселков. Ситуация усугублялась еще и тем, что в угледобывающих регионах всерьез заговорили о готовности шахтеров к забастовкам. В итоге, в последнем предкризисном 2013 году отечественные шахты незначительно снизили добычу угля – на 2,6%. При этом, более 8 млн сырья ушло на экспорт, обеспечив отрасли сотни миллионов долларов экспортной выручки.

Удар по тепловой энергетике

Ситуация кардинально изменилась летом 2014 года. После начала масштабных боевых действий на Донбассе добыча энергетического угля начала снижаться обвальными темпами (см. диаграммы ниже). Война на Донбассе привела к тому, что Киев потерял контроль над территориями, на которых расположены все шахты, добывающие антрацит. А именно антрацит необходим для работы примерно половины ТЭС страны. Всего же угольная генерация вырабатывает 35-40% электроэнергии, и заменить ее по ряду технических причин просто нечем. В итоге уголь оказался критически важен для производства электроэнергии, и даже при падении ее потребления более чем на 20% за два последних года дефицит угля на ТЭС заставил сотни тысяч украинцев провести часть зимы 2014/15 при свечах. Целые регионы страны затронули масштабные веерные отключения.

Проблемы с веерными отключениями зимой 2014/15 гг. удалось решить после подписания контракта на импорт электроэнергии из России. Однако вплоть до осени ситуация с запасами угля на складах ТЭС оставалась напряженной. Так, на 1 сентября 2015 года на складах находилось не более 1,4 млн. т угля, при необходимых на 1 октября - 3,5 млн. т. Заполнение складов ТЭС характеризовалось значительной неравномерностью. И лишь прекращение огня на Донбассе в рамках реализации Минских соглашений позволило во втором полугодии накопить достаточные запасы угля на складах ТЭС в ходе подготовки к отопительному сезону.

К слову, с января 2016 года контракт на импорт из России прекратил свое действие и теперь в случае аварийного вывода из эксплуатации, по крайней мере, одного блока АЭС или срыва поставок угля из-за эскалации конфликта на Донбассе Украина вновь может оказаться перед выбором: отключать собственных потребителей или обращаться за помощью к Москве. Договор об аварийной помощи между странами никто не отменял, только цена поставок в нем существенно выше той, по которой Киев импортировал электроэнергию в 2015 году – 1,7 грн/кВт/ч.

В июле прошедшего года по причине дефицита антрацита не работали 18-20 энергоблоков ТЭС. Длительное время простаивала Змиевская ТЭС, которая обеспечивает электроэнергией Харьковщину, Славянская ТЭС периодически останавливалась из-за полного отсутствия угля. На Приднепровской, Криворожской и Трипольской ТЭС работало по одному блоку. А 1 августа 2015 г. одна из крупнейших ТЭС днепровского региона - Приднепровская была полностью остановлена в результате полного срабатывания топлива.

Даже с наступлением зимних холодов ситуация изменилась не принципиально. В первой половине декабря 2015 года на Змиевской и Трипольской ТЭС (под Киевом) работали по одному блоку на антраците. Запасы угля на складах в настоящее время не превышают 2,25 млн т.

В то же время, расчеты за потребленную электроэнергию продолжают ухудшаться. Только за семь месяцев 2015 года задолженность потребителей за электроэнергию возросла на 1,9 млрд. грн. и достигла астрономической суммы – 20,9 млрд. грн.

В итоге сложилась ситуация, когда теплоэлектростанциям просто не хватает средств на покупку угля. Власть неуклюже пыталась решить проблему. В соответствии с распоряжением Кабмина от 24.07.15 №765-р для пополнения запасов угля на складах ТЭС в июле-августе 2015 года было дополнительно предусмотрено привлечение 2 млрд грн. Однако кредит был выделен Ощадбанком только в сентябре, несмотря на то, что впервые о необходимости его предоставления было указано в протоколе по итогам заседания Антикризисного штаба при КМ в конце июня 2015 года. Результаты анализа показателей оплаты электроэнергии в динамике между участниками рынка на всех уровнях купли-продажи: потребители-энергоснабжающие компании - ГП "Энергорынок" - генерирующие компании: дают основание утверждать, что рынок электроэнергии приближается к состоянию "дефолта", то есть к пределу, когда его функционирование станет невозможным без дополнительных финансовых вливаний и одновременного роста тарифов для потребителей.

А что в углепроме?

Там ситуация не лучше. После провала 2014 года в январе-октябре 2015 года государственные шахты снизили добычу угля на 49% – до 3,7 млн. т. Это не могло не сказаться на финансовых результатах работы отрасли. По словам профильного министра Владимира Демчишина, убытки госшахт в первом полугодии текущего года составили 2 млрд. грн., долг по оплате НДС достиг 1,4 млрд. грн.

Как бы цинично это не звучало, однако, война на Донбассе упростила жизнь правительству Яценюка. Почти половина угледобывающих предприятий, в т.ч. и государственных, "переехали" в самопровозглашенные ДНР/ЛНР. Следовательно, существенно снизилась сумма дотаций, необходимых для работы госшахт в госбюджете страны. В бюджете-2015 на покрытие себестоимости угля не было запланировано ни копейки, несмотря на протесты со стороны шахтерских профсоюзов и трудовых коллективов добывающих предприятий, которые требовали выделить около 2,4 млрд. грн.

"Только в 2014 году угольная промышленность получала более 11 млрд грн дотаций. В 2015 году этой статьи вообще нет", – хвалился Владимир Демчишин в марте 2015 года. Бравады чиновников хватило ненадолго. Уже в апреле, под угрозой шахтерских забастовок, власть дала задний ход. Парламент принял закон, согласно которому Минэнергоугля возобновило выплаты дотаций на покрытие себестоимости добываемого угля. 400 млн. грн. для этих целей были изъяты из другой бюджетной программы – "Реструктуризация угольной и торфодобывающей промышленности". "Фокус" пришлось повторить в начале августа: еще 500 млн. грн. согласно решению Кабмина должны быть перераспределены между вышеназванными статьями госбюджета.

Несмотря на задекларированный в коалиционном соглашении план по кардинальной реструктуризации государственного углепрома, одним из важных элементов которого была полная отмена дотаций, воплотить его в жизнь правительству не удалось. Согласно планам, Минэнерго собиралось в 2015 году закрыть и законсервировать примерно половину из расположенных на подконтрольной Киеву территории шахт, на что в бюджете было предусмотрено 1,2 млрд грн. В итоге большая часть средств была израсходована не на реструктуризацию и закрытие шахт, а на дотации себестоимости добываемого на них угля. Долги перед шахтерами на конец 2015 года достигли 650 млн грн. В первых числах января 2016-го горняки Львовской области объявили забастовку, а 12 января перекрыли автодорогу из Львова на таможенный переход Рава-Русская. Напряженность не удалось снизить, несмотря на обещания Минэнерго погасить долги по зарплате. Шахтеры предупреждают, что в случае продолжения бездействия властей забастовка примет массовый характер.

На 2016 год правительство заложило бюджет 500 млн грн дотаций госшахтам. По примеру прошлого года, рискну предположить, что эта сумма будет куда большей.

Обвальная девальвация национальной валюты, которая привела к тому, что импортный уголь существенно подорожал. В ряде случаев он с трудом конкурировал с добываемым на госшахтах (ГП "Уголь Украины"), и это давало шанс отечественному госуглепрому. Однако масштабное падение стоимости сырья на мировых рынках скорректировало цену импортного угля. Так, если в антикризисном Плане подготовки ТЭК отопительному сезону, стоимость угля, поставляемого из ЮАР, оценивалась в 2400 грн./т (c НДС, перевалкой в порту назначения и транспортировкой внутри Украины), то в уже ноябре, в украинском порту тонна южноафриканского антрацита стоила $63, что по курсу 23,6 грн. составило 1490 грн. После транспортировки на электростанцию и уплаты НДС стоимость тонны угля достигнет приблизительно 2000 грн. В свою очередь, экономика ГП "Уголь Украины" не радует. В мае 2015 года госшахты показали только себестоимость добычи на уровне 1985 грн/т.

Постмайданные власти обещали стране и избирателям провести реформу угольной промышленности Украины, называя систему субсидий государственному углепрому одним из худших проявлений коррупции эпохи Януковича. Однако итоги "реформ" 2014-15 гг. свидетельствуют, что политика правительства и Минэнерго на угольном направлении потерпела полное фиаско. Власти были вынуждены вернутся к предоставлению субсидий, экономическая ситуация на угледобывающих предприятиях близка к критической. На грани остановки оказались почти 30% оставшихся в ведении государства шахт, впервые в своей истории Украина превратилась из экспортера в импортера угля. В тяжелом финансовом положении оказалась тепловая генерация, работающая на угле. Дорогой импортный антрацит, неритмичные поставки из ДНР/ЛНР, которые могут быть сорваны в любой момент, уничтожают экономику работы генерирующих компаний.

Во времена президентства Виктора Януковича в условиях профицита угля в стране многочисленные реформаторы достаточно много рассуждали о необходимости пересмотра государственной политики в угольной отрасли. На полную ликвидацию госсубсидий отводилось около 5 лет. После этого неэффективные шахты должны были закрыться, а оставшиеся – перейти в частные руки.

Реальность оказалась жестокой. Несмотря на то, что в условиях дефицита угля закрытие каждой шахты становится для Украины вопросом выживания, в 2016 году правительство намерено закрыть около 25 государственных шахт. Куда пойдут уволенные шахтеры – вопрос риторический. А настоящим приговором для политики Киева в угольной отрасли может служить новость о перевыполнении шахтерами ДНР плана по добыче угля в 2015 году на 30%.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги