УкрРус

Вставай, страна огромная?

Революция. Сколько, порой, может быть смысла в одном этом слове, и сколько раз, опять-таки, его использовали не по назначению, называли им то, что по факту революцией не являлось. Революция может быть как среди общества, которое, по каким-то причинам, обрело гражданское самосознание, так и в сознании отдельной конкретной особи.

Здесь не конкретно о том, с чем чаще всего ассоциируется это многогранное слово, здесь не о произошедшем в 1917 году, здесь, все же, о 21 веке.

"Мы знаем, что Вы хотите в третий раз, но у нас голова болит".

Самые первые протесты в России. Общественность, во главе с "внесистемной" оппозицией, выходит против фальсификации выборов в Думу и готовящейся, по их мнению, в 2012 году, рокировки. Они, будет звучать немного смешно, поскольку очевидно, оказались правы.

Весь процесс происходил в сердце страны, и, кстати говоря, поднимался вопрос: а что вообще думают обо всем происходящем еще 140 миллионов человек в регионах? Они делали то, что делали 40 миллионов человек в Украине. Просто следили, но, в отличии от Украины, поддержка протеста была уж точно менее значительной.

Немного отходя от темы. Совершенно очевидно: Евромайдан был пиком украинского гражданского самосознания за все годы независимости. Это даже не Оранжевая революция, несмотря на то, что общественное мнение также как и тогда разделилось на две примерно равные части. Так, к примеру, пик донецкого гражданского самосознания произошел не во время Майдана, а уже тогда, когда людей поставили перед фактом, который значительно хуже, чем тот факт, перед которым поставили Майдан. Это было в марте 14-го. Когда многие понимали: ситуация может развиваться по разному. Но и пики у всех разные. 10-тысячный митинг за Украину в без малого миллионном Донецке удивил многих людей из политической и околополитической тусовки. Но большую часть, как это обычно бывает, к сожалению, оставил равнодушной к происходящему.

Поговорим с участником российских протестов, попросившим не публиковать свое имя.

Осенью 2011 все пахло протестом, уровень скептицизма по отношению к власти зашкаливал в обществе. Некоторые люди, которые всегда ждали чего-то массового, чтобы делать свое, готовились и хотели понять природу протестов изнутри. В середине октября 2011 мы собрались с друзьями на квартире и я сказал, что сейчас намечается серия акций. Расчет был простой: приближалось 31-е, сильно тиражируемое, затем "Русский марш" 4 ноября, лозунги которого (я предположил и я угадал) будут ярко антипутинскими, даже более, чем националистическими, потом выборы, 4 декабря. Я понимал, что после них что-то будет и призвал друзей участвовать, по причине того, что это был "способ сохранить совесть, заявить то, что мы на самом деле думаем и, в идеале, СВЕРГНУТЬ ЭТУ ВЛАСТЬ".

Когда 14 ноября, через 10 дней после русского марша, мне звонили на дом из ГУПЭ (по камерам определили), мне задавали много вопросов, но один меня насторожил более всего.

"Участие в демонстрациях радикальных групп сейчас особенно опасно. Русский марш прошел ровно за месяц до выборов в парламент, там даже это упоминалось, и у нас есть стойкие основания полагать, что некоторые люди хотят либо сорвать выборы, либо препятствовать их верному подсчету. Вы понимаете, что это было бы государственное преступление? Как вы думаете, могли бы ваши друзья в этом участвовать, если да, то кто именно? Мы не просим стучать, мы просим ПОДЕЛИТЬСЯ МНЕНИЕМ (совсем меня за дурака держали)".

Когда ГУПЭшник это спрашивал, я понял, что я был прав - ОКОЛОвыборное время не будет спокойным, и ДАЖЕ НАВЕРХУ это поняли. После этого разговора я занял позицию выжидания. Я уже прекрасно понял, что будут массовые протесты и что к ним готовятся все, включая власть. Разумеется, когда тысяча националистов вышла на улицу в вечер после выборов, было ясно, что только ими и только этим днем, это не ограничится. Лично я выходил за то, чтобы не было того, что есть, и наступило настоящее демократическое общество. За свободу слова, за честные выборы, против репрессий, против антинационального правительства. Более радикально все было в 2012 году, когда речь шла уже о выборах президента.

Так вот к февралю стало ясно, что пропаганда решила играть по-другому. Не в "хорошего полицейского", а в "патриотов- борцов с 5-й колонной" Это стало ясно после выступления Путина в Лужниках: УМРЕМ ЖЕ ПОД МОСКВОЙ, КАК НАШИ ПРЕДКИ УМИРАЛИ! НО ПОБЕДИМ! ВРАГ БУДЕТ РАЗБИТ, ПОБЕДА БУДЕТ ЗА НАМИ!" Это выглядело как объявления войны, и Путин рисковал этим фактором

Митинги за Путина и митинги оппозиции согласовывались на одни и те же дни, на опасно близком расстоянии. Пример - 4 февраля 2012. Когда мы в метро накрывали НАШИстов

И тогда я опять собрал друзей, и сказал уже более фаталистичную речь (о которой я тебе как-то рассказывал):

"Если сейчас мы проиграем, а он удержится, если присяга 7 мая, все же, состоится, то, с таким их воинственным настроем, через пару-тройку лет мы не узнаем ни страну, ни, возможно, вообще мир. Итак, 6 мая планируется шествие, которое должно предотвратить присягу. Многие туда идут постоять и разойтись. Но нужно сделать все, чтобы это стало чем-то большим. Либо сейчас, либо неизвестно, когда у нас еще будет шанс, да и будет ли он вообще".

Предметом вдохновения и образцом для подражания для нас были три иностранные революции: Бархатная в Чехословакии, Оранжевая у вас, Тахрир в Египте. По методам, по направленности, по национально-демократической ориентации, по ходу. Вот эти три события были меркой, относительно которой хотелось видеть события в России.

Хронологию, цели и источники вдохновения я понял. А все же, куда делся вот этот порыв? Куда подевалось чувство гражданина и осознание того, что гражданские права, вообще-то, играют роль?

Смотри. Возьмем за 100% протестующих - всех их. 20%- стадо. 80% искренних поделились так: 10% уехали, 40% заткнулись во временном страхе, 30% сохранили убеждения, стали радикальнее и ушли в подполье. Даже если не так, у меня создалось такое впечатление, поскольку именно так разделился круг моих друзей и знакомых.

Проще говоря, случись сейчас что-то катализирующее протест и мы получим те же огромные митинги. Заткнувшиеся воспользуются моментом говорить, а радикалы воспользуются тем, что лодка закачалась. Власть выиграла в кратковременной перспективе, проиграв в стратегии. Давя пикетчиков и партии, сажая Павленских и Сенцовых, она упускает из вида тех, кто, вполне возможно, пули по хатам делает. И вообще, лучше бы Путин сдался болотной тогда, обошлись бы демократически.

Я уж точно не фанат действующей в России системы, но скажу, что здесь ты слишком наивен. Это не в традициях вашей власти - сдаваться демократическим путем, что ни говори. Так что же произошло с такой себе революционной философией, которая бытовала в определенных массах? Куда она делась?

Я сейчас много с кем вижусь и часто. Атмосфера постепенно становится похожей на осень 2011. Без слов друг друга понимают.

"Рейтинг Путина 89%! Россияне ЗА!" - кричат они. Поверь москвичу, я уж за других не знаю, но в Москве его РЕАЛЬНЫЙ рейтинг - МАКСИМУМ 50.

Я очень мало слежу по поводу того, как происходят судебные процессы над "Болотными узниками". Какие последние новости?

В декабре двоих посадили еще.

Так, все же, на ком лежит ответственность за "слив протеста", по твоему мнению?

Скорее всего, на группе людей, но мне, если честно, тогда не очень понравилось настроение и риторика уже покойного, но тогда еще живого, Бориса Ефимовича Немцова. В 7-8 минутах до Красной площади, 4 февраля 2012 года, во время серьезного митинга и серьезного шанса, он вдруг объявил: митинг дальше не идет, а все, в -25, встают и просто стоят. Мы не дошли совсем немного. Зря, что не дошли.

Так или иначе, стоит заметить, что риторика стала "нехорошей" и у тех лидеров российской внесистемной оппозиции, среди которых были не просто активисты, но и журналисты, блогеры и видные политики, кто был активно за протест. Это портит всю картину. И речь даже не о "Крым-бутербродах", а о том, что за последнее время, фактическая российская оппозиция лишилась больших людей: кого-то убили, кого-то "прижали", а кто-то сменил приоритеты.

Мой собеседник предложил ждать 18-19 сентября. По его словам, тогда, может быть, что-то начнется и выползут те, кого не было видно эти 3 года. А кто поведет этот протест - уже будет не так уж важно. Главное, чтобы этот человек был внесистемный. Потому что иначе систему и не повалить. Украинцы могут вспоминать "крым-бутерброды", но абсолютно точно не будут против даже такой альтернативы сегодняшнему Кремлю.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги