УкрРус

Любить Россию проще на расстоянии

Можно ли понять Россию умом? Для меня как русского, родившегося и живущего в Латвии, это открытый вопрос. Я вырос на русской культуре, но смотрю на Россию все же как бы отстраненно.

На эту тему мы однажды разговаривали с режиссером Кириллом Серебрянниковым, который регулярно приезжает в Ригу по работе.

Для меня Россия страна не чужая, но при этом и не родная. Или, может быть, наоборот, чужая и родная одновременно. Я чувствую связь с языком, культурой, традициями, но при этом, оказываясь в России, понимаю, что нахожусь в гостях.

Это, кстати, свойственно и многим "российским патриотам", живущим в странах Балтии. Находясь в Риге, Таллине или Вильнюсе, они выступают с позиций "мы русские, с нами Бог и Путин", а приезжая в Москву, Санкт-Петербург или любой другой город или городок, требуют, чтобы к ним было особое, "европейское" отношение. Я говорю не про всех, но таких людей довольно много.

Любить Россию проще на расстоянии. Это, наверное, похоже на отношения с родственниками – чтобы теща и зять могли мирно сосуществовать, желательно, чтобы между ними было как минимум несколько километров. А еще лучше – хорошо охраняемая граница.

Кирилл Серебренников считает, что Россия — это "культура фасада", и поэтому здесь так важно "казаться, а не быть". В Латвии же ситуация несколько иная: здесь любят жить незаметно.

"Есть культура алькова — например, во Франции. Им интересно, что там за занавесом, что внутри — и это является содержанием культуры. А у нас [в России] содержанием является лишь то, что согласовано всеми и вынесено на общественный уровень… Все художники, которые шли другим путем, плохо кончили. Это базовое отличие русской культуры и ментальности: стыдно, когда видно, когда заметна моя нечистота и моё несовершенство. Русскому человеку мучительно неловко, когда его показывают во всем его естестве, несовершенстве и неблагополучии, "не при параде". Вот и Петербург — витрина России. Не культурная столица, а фасад", — рассказывал он в моей программе "Без обид" на LTV7.

По его словам, нельзя объяснить Россию с помощью нескольких стереотипов. Хотя соблазн такой, безусловно, есть.

"Задача средств массовой информации и культуры — сделать так, чтобы стереотипов было меньше, показать, что "всё сложно" (как пишут порой в статусах на Фейсбуке). Формула "всё сложно" отлично выражает состояние мира. Россия — сложнейшая страна, в ней есть и величие, и ужас. И то, что описано в фильмах "Левиафан" и "Юрьев день", в других, в которых критически показали, — есть. Страна, занимающая одну шестую часть суши, не может быть описана тремя стереотипами. И смотреть на нее нужно с уважением, бережно; желательно — с интересом… Понимать, что там происходят неприятные процессы. Понимать, что с этими процессами надо как-то взаимодействовать, а лучше разговаривать. Плохой мир всегда лучше доброй ссоры. Диалог всегда лучше мордобоя", — считает режиссер.

Желание все упростить вообще свойственно большинству. Каким бы либеральным человек себе не казался, лишь единицы могут вырваться из толпы и посмотреть на себя и свое мировоззрение со стороны. В этом смысле у меня как у человека, который говорит на русском языке, вырос на русской культуре, но не живет в России, есть возможность наблюдать за этой страной со стороны. Хотя ощущение, что, даже находясь в стороне, ты все равно "часть толпы", тоже никуда не исчезает… Но, может быть, мы только в самом начале пути?

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги