УкрРус

Мы словно выпали из одного гнезда...

Подруги встречались нечасто, раз в несколько месяцев. Прятались в переулке Катарины недалеко от Ратушной площади и шептались о мелочах и о самом главном.

Любовались молчаливыми средневековыми домами, керамической, ювелирной и ткацкими мастерскими. Отполированной брусчаткой. Арками, с которых медленно сползала выгоревшая черепица и постаревшим камнем. Чуть выше дремали развалины церкви св. Екатерины, покровительницы философов и мудрецов. Флегматичные часы, отстающие на минуту. Стены с заплатками мастики. Куски неба с пончиковыми облаками. Отрезки солнечного света и удлиненные, раскатанные скалкой, модильяновские тени.

Девушки выбирали всегда одно и тоже крохотное кафе на три столика и отгораживались от всего мира. От любопытных туристов, назойливых художников и гула стеклодувной мастерской. Заказывали любимый "клубничный снег", кофе и делились новостями. В тот день Ева в белом платье с вставками из балахнинского кружева выглядела, как невеста. Задумчиво вертела в руках ложечку и анализировала:

- Знаешь, разные встречались мне мужчины. Щедрые, скупые, любящие лошадей и виски. Были даже клоун из цирка и продавец рыбы. Только я до сих пор вспоминаю Бруно. Он чувствовал меня, словно мы выпали из одного гнезда и до сих пор снится, хотя не виделись уже больше двадцати пяти лет.

Подруга откинулась в кресле, бросила в рот несколько прыгающих орешков и задумчиво разжевала:

- Вы были действительно красивой парой, а теперь, как Герман и Маргарита.

Хозяйка, женщина лет шестидесяти, принесла десерт. Ева потянулась за креманкой, задела кофе, и напиток пролился на платье. На снежном кружеве растеклось землистое пятно.

- Где здесь туалет?

Хозяйка смутилась и стала меньше ростом. И даже ее крахмальный чепчик потерял свою форму и шлепнулся на голову, как севшее от сквозняка тесто.

- Он на ремонте. Мы ходим к соседям.

Девушка выбежала с прохода Катарины и попала в итальянский ресторан на улице Вене. В здание, присевшее, будто на корточки рядом с Доминиканским монастырем и славившееся запеченным камамбером с розмарином, медом и орехами. В нем на пороге встречала большая добрая собака, а на столах лежали желтые яблоки. Ева влетела в общий туалет и включила воду. Та брызнула теплой пеной, а потом превратилась в гладкую и стеклянную. С остервенением стала застирывать пятно, краем глаза зафиксировав мужчину, застирывающего галстук. Несколько секунд они сосредоточенно терли свои кляксы, а потом скрестились взглядами в зеркале. Замерли. Растеряно улыбнулись. Сглотнули ком в горле.

Это был Бруно…

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги