УкрРус

Еврейское несчастье

По совету приятелей посмотрел новый "дорожный" фильм В.Познера и И.Урганта. Предыдущие пять сериалов про Францию, Америку, Италию и пр., они завершили шестым, под многозначительным названием: "Еврейское счастье". Сериал интересный, и мне удалось осилить все 8 серий. (При давно выработанном правиле: как бы ни нахваливали что-то друзья, если первые 15 – 20 минут кажутся скучными, просмотр решительно прекращаю).

Правда, остался какой-то смутный осадок, не то, чтобы неприятный, но некоторые сомнения по поводу увиденного. И вот уже две недели, как я почему-то то и дело возвращаюсь к мыслям об этом сериале.

Сам не пойму, что в нём смущает. Прохладное отношение журналистов с еврейскими корнями к Стране Обетованной? Так чего они, собственно, должны Израиль любить? Познер вообще несколько раз обмолвился, чтобы не сказать, задекларировал вслух, что там ему многое чуждо. Стремление авторов сериала постоянно приводить мнение палестинцев по поводу "оккупированных территорий" тоже понятно: главное правило высокой журналистики – давать разные точки зрения.

И все-таки дело, наверное, в деталях. В тех тонкостях, которые не сильно видны, но ощущаются по наитию. Вот, например, две трагические истории, поданные как бы на паритетных началах, с целью подчеркнуть страдания обеих сторон в ходе конфликтных ситуаций: еврейского юноши, погибшего от ракеты "кассам", и его сверстника, набросившегося с ножом на израильского солдата и застреленного им. Горе матерей этих ребят невосполнимо. Но первая – понимает, что надо как-то жить дальше, и нужен мир, а вторая - вся пышет местью. При этом за кадром остаются подлинные причины гибели их сыновей: в одном случае, невинной жертвы оснащенных ракетами террористов, в другом – хулиганствующего молодчика, потенциального убийцы.

Между тем, сдержанное отношение к Израилю того же Познера слабо коррелируется с повышенным вниманием к нему Израиля: в частности, с высоким уровнем приема, которым он был удостоен. Депутаты кнессета, выдающиеся ученые, сам премьер-министр – все они, наперебой, встречаются с титулованным туристом. Это понятно: страна много лет находится в информационной блокаде, а тут представился шанс выхода на многомиллионную российскую аудиторию. Боюсь, они зря потеряли время: Израиль в фильме: "Еврейское счастье" - немножко не тот, который он есть на самом деле. Там не только культ хорошей еды, армия с девушками-солдатками, ортодоксальные иудеи и прочие диковины для невзыскательных туристов. Там десятилетиями тлеет бикфордов шнур расовой непримиримости, вспомните хотя бы искаженное ненавистью лицо палестинки – депутата кнессета, ненавидящей страну, членом законодательного органа которого она является. Судя по частоте ее появления на экране, именно эта дама будет с пониманием встречена ксенофобским российским окружением.

Для меня в "Еврейском счастье" кроется сразу несколько уроков. Во-первых, внимательнее относиться к молодежи. Мы ее часто недооцениваем, считаем, что им до нас еще – расти и расти. Напрасно. Вот, тот же Иван Ургант, так сказать, из молодых да ранних, но в этом сериале выглядевший куда привлекательнее, да и разумнее, чем его старший коллега, постоянно кокетничающий, показывая свою пресыщенность и даже некоторую жизненную усталость, что неудивительно в его уважаемом возрасте. Что ж. Утомившись от нового, не лишне обратиться к старому. Вспомнить, например, добрую бабушкину поговорку и радостное восклицание после находки иголки или наперстка: "Еврей тогда радуется, когда что-то теряет, а после – находит!".

"Еврейское счастье" - это не счастье, в его обычном понимании, а осознание ценности утраты и радость от ее обретения вновь. Статус-кво, вырванное из прошлого, при не сильно удачном настоящем. А по-другому, ключ к пониманию палестино-израильской проблемы: потеряв свою родину тысячи лет назад, мы обрели ее только в прошлом столетии, и эта радость стала невольным горем для тех, кто в свое время воспользовался нашим уходом.

Закончу тем, что Израиль каждый воспринимает по-своему. У большинства особенно яркое впечатление оставляет Стена Плача. Познер сказал, что какого-то отклика она у него не вызвала. Что ж, имеет право. Меня лично – и я не стыжусь в этом признаться – не просто впечатлила, а потрясла. До слез на глазах и сердцебиения в груди. Впрочем, всё про Израиль я, кажется, понял еще до Стены, в далеком декабре 1994 года.

Глухой ночью мой самолет подлетал к Тель-Авиву, и в иллюминаторах показались бесконечные линии ночного освещения, буквально, море огней. Как было не сравнить эту картину с моей бедной Украиной, нещадно разграбляемой нуворишами, с темнотой ее годами неосвещенных улиц, веерными отключениями электроэнергии, и прочими катаклизмами?! Контраст был разителен, и мне пришло в голову, что из самолета можно не выходить: про эту страну я уже знаю всё…

А вот моей жене, побывавшей в Израиле значительно позже, повезло стать свидетелем настоящего чуда. Ей тоже пришелся по душе весь джентльменский набор туриста из постсоветии: Стена, Гроб Господень, Красное море, север страны и свят-город Тверия. Но ярче всего запомнилась странная история, связанная с отъездом.

Посадка в самолет началась с подъема на борт каталки с женщиной средних лет, красивой и элегантно одетой, очевидно, обездвиженной тяжким заболеванием. Остальные пассажиры терпеливо ждали, пока беднягу погрузят в самолет. Надо сказать, к инвалидам в Израиле относятся с особенной теплотой. Цивилизованная страна! Моя супруга даже заволновалась: кто поможет несчастной по приезду в Одессу? Но когда самолет приземлился, эта дама неожиданно встала, собрала вещи и, как ни в чем не бывало, двинулась к выходу. Другие пассажиры, узрев такую метаморфозу, впали в шок. И хоть случилось это чудо уже в Украине, но, согласитесь, оно тоже как-то связано с Израилем…

Взгляд на еврейское счастье двух известных российских тележурналистов почему-то напомнил мне эту женщину. На Святой земле они были одними, зато вернувшись домой и монтируя фильм – решительно выздоровели.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги