УкрРус

Кто с кем воюет?

Услышав, что министр иностранных дел Лавров в Катаре изложил "план Путина" по борьбе с ИГИЛ, я обрадовался вдвойне. Во-первых: наконец-то моя страна собралась что-то сделать для уничтожения исламистского монстра, для ликвидации этого "государства изуверов". Во-вторых: основой для действий провозглашен тезис "воздушными ударами войну выиграть нельзя". А это, скажу без ложной скромности, льстит и моему самолюбию; ведь именно я в своем блоге здесь, на "Эхе Москвы", написал почти год тому назад: "Бомбить каждый может, а ты танки и пехоту пошли". Потом я повторил это в "Независимой газете" от 7 октября 2014 г. Мы, люди — существа тщеславные; вы разве не обрадовались бы, узнав, что ваш министр иностранных дел подхватил ваши мысли?

Но это — констатация обстановки, а что делать? Как написано в газете "Коммерсант", министр предлагает образовать коалицию с участием армий Сирии и Ирака, курдов и вооруженных сил стран региона. Но это и есть те самые силы, которые уже год воюют против ИГИЛ в составе коалиции, возглавляемой США, причем без особого успеха.

О Сирии скажу ниже, пока — об остальных. Иракская армия, на создание которой американские оккупанты потратили за десятилетие примерно 15 миллиардов долларов, позорно бежала из Мосула в мае прошлого года при подходе отрядов ИГИЛ, уступавших ей по численности минимум в десять раз. А что ожидать от насквозь коррумпированной армии? Она вооружена первоклассным американским оружием, но, как говорится, не в коня корм.

Может читатель представить себе армию, в которой рядовые платят офицерам деньги за то, чтобы те избавили их от службы на передовой? Не может — так вот, это и есть прошлогодняя иракская армия, которая бросила (фактически без боя отдала врагу) целые горы оружия, боеприпасов, средств транспорта, и ИГИЛ до сих пор именно этим и воюет, боевики раскатывают на знаменитых американских "хамви".

Может быть, сейчас, при новом премьер-министре, под руководством тех же американских инструкторов, иракская армия, которая теперь будет получать и великолепное российское оружие, изменится к лучшему. Но трудно, если вообще возможно, устранить ее коренной порок, коренящийся в суннитско-шиитской вражде.

Ведь значительную часть армии составляют сунниты, особенно офицерский корпус; при Саддаме офицеры вообще были сплошь сунниты, и хотя американцы после вторжения в Ирак допустили чудовищную глупость, распустив побежденную армию (и сегодня многие офицеры находятся в рядах ИГИЛ), немало их еще воюют на стороне правительства. Но им приходится сталкиваться с такими же, как они, арабами-суннитами, ведь всегда надо помнить, что ИГИЛ, как и ее мать Аль-Каида — это стопроцентно суннитская организация…

Естественно, суннитская часть иракской армии ненадежна. Зато боеспособна шиитская милиция — главная ударная сила багдадской власти. Она будет стоять насмерть, защищая Багдад (где из 7 миллионов жителей 4 миллиона составляют шииты) и священные города шиитов Неджеф и Кербелу. Но беда в том, что воевать приходится в центре Ирака, населенном суннитами, и население часто в панике бежит, когда приближаются шиитские боевики, чтобы освободить его от ИГИЛ. Ведь по части жестокости шиитская исламистская милиция иногда не намного уступает исламистам суннитским. Поэтому только время покажет, смогут ли американские инструкторы плюс американское и российское оружие создать эффективную армию.

Далее идут курды. Их ополчение "пешмерга" ("идущие на смерть") —доблестные вояки, но в пределах своей территории, Курдистана. Воевать на арабских землях Ирака, умирать за арабов они не намерены. Дело в том, что хотя большинство курдов — сунниты, их соседями и давними, многовековыми конкурентами в борьбе за землю и ресурсы являются как раз арабы-сунниты. Никто не сомневается в том, что после разгрома ИГИЛ вспыхнет война в центральных провинциях между арабами и курдами, хотя бы из-за богатого нефтью района Киркука.

Во время моего посещения Иракского Курдистана оба принимавших меня лидера — Джаляль Талабани, ставший после падения Саддама президентом Ирака, и Масуд Барзани, сейчас глава курдского автономного региона, в один голос говорили: "Запомните и всем передайте в Москве: Киркук — это курдский Иерусалим". Но попробуйте найти хоть одного араба, суннита или шиита, который бы с этим согласился…

Далее в российском плане указаны армии стран региона. Разберемся в этом. Арабские страны — Иордания, Саудовская Аравия, Египет, государства Залива. Все они без исключения населены почти целиком суннитами, и настроение населения таково: "Да, конечно, Даеш (арабское название ИГИЛ) — это крутые ребята, перегибают палку — но ведь с в о и ! Сунниты! Воевать против них — значит вступать в союз с шиитами, иранцами, американцами, сионистами! Ни за что!" Каков будет моральный дух солдат, тем более что им будут противостоять джихадисты, бесстрашные фанатики, для которых величайшее счастье — умереть за веру…

Теперь Иран. Арабы и персы больше тысячи лет живут как кошка с собакой, да еще в 1980-х годах была ирано-иракская война, миллион только убитых. А сколько в Ираке осталось сирот, инвалидов? Появление персидского солдата на арабской земле моментально вызовет взрыв возмущения всех иракцев, и суннитов и шиитов. Арабы-добровольцы наперегонки побегут записываться в ИГИЛ.

И наконец Сирия. Что там творится? Турецкая авиация бомбит ИГИЛ, а з а о д н о и курдов, воюющих против ИГИЛ. Американская авиация бомбит ИГИЛ, а з а о д н о и позиции правительственных войск, воюющих против ИГИЛ. "Фронт Нусра", ячейка Аль-Каиды, атакует и войска Башара Асада, и враждебных этим войскам отряды ИГИЛ, и отряды "умеренной" оппозиции. Правительственная армия Асада отбивается от всех.

Сумасшедший дом? Хуже. Каждый ведет двойную игру, то воюет против соседей, то вместе с ними воюет против других соседей. Можно насчитать, грубо говоря, пять основных сил:

1) правительственная армия Асада;

2) "умеренная оппозиция" (главным образом "Свободная сирийская армия", которой помогают США, Турция, Саудовская Аравия, страны Залива);

3) радикальная группировка "Фронт Нусра", воюющая с первыми двумя;

4) ИГИЛ, ведущий борьбу и против режима Асада, и против "умеренной оппозиции", и против "Фронта Нусра", т.е. своих единомышленников, и против курдов;

5) курды, фактически уже автономные, пользующиеся поддержкой турецкой курдской организации Рабочая партия Курдистана, отбивающиеся и от ИГИЛ, и от турецких самолетов.

Разумеется, в российском плане под словом "Сирия" подразумевается давно поддерживаемый Москвой режим Башара Асада. Но, во-первых, он и так давно ведет войну помимо всего прочего именно с ИГИЛ — это сейчас его главный и смертельный враг. Во-вторых, дела его плохи, он теряет один город за другим и контролирует сейчас не более 20 процентов территории Сирии.

Здесь опять же конфессиональная проблема. Четыре года идет гражданская война, все более приобретающая характер суннитско-шиитского противостояния. А 75% населения Сирии — сунниты; правящая в стране алавитская община, причисляемая к шиитам, составляет 12%. Уже не хватает сил, на солдат-суннитов рассчитывать особо не приходится, Асад "затыкает дыры", бросая то туда, то сюда элитные алавитские части и отряды ливанской шиитской группировки Хизбалла, созданной, вооруженной и финансируемой Ираном.

Стратегия правильная: воевать против суннитских фанатиков руками фанатиков шиитских. Но Хизбалла уже понесла большие потери. И Асад уже, видимо, не поймет, от кого в первую очередь надо отбиваться, кругом враги. Да еще Барак Обама, уступая давлению главного врага Асада — турецкого президента Эрдогана — решил теперь бомбить не только ИГИЛ, но и позиции правительственных войск, хотя на самом деле Америке сейчас, после соглашения с Ираном по ядерной проблеме, режим Асада вовсе не опасен и не нужен.

Вот как все закрутилось и запуталось. И я, приветствуя инициативу Лаврова, повторяю все же свой прошлогодний вопрос: а кто пехоту с танками пошлет? Ведь не Кантемировскую дивизию туда отправлять, в самом деле…

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги