УкрРус

Вербовка пустых мест

Чтобы понять наше государство во всех его институтах, его необходимо воспринимать как триаду – "то, что старательно показывают", " то, что хотят показать" и "то, что получается на самом деле". Поэтому, любые модернизации государства происходят фантастически непредсказуемо. Потому что проектируют одно, но цель изменений может быть совсем другой. А "механикам" будет поставлена настолько размытая, но невыполнимая задача, что после сборки получится что-нибудь совершено четвертое.

Армия – абсолютно адекватный нашей загадочной государственной машине механизм. Правда, еще и отягощенный лишними деталями, которые остались в нем от "предыдущих модернизаций". К сожалению, даже абсолютно правильные изменения в конструкцию и функционал не действуют по одной простой причине. И "проектанты" и "механики" проявляют недюжинную жадность, отказываясь снять и выбросить на свалку отработанные, устаревшие и мешающие детали. Просто лепят все сверху. Машина скрежещет, тяжелеет и замедляет ход, после каждого "тюннинга".

Именно это происходит сейчас с укомплектованием армии контрактниками.

Невольно представляется, что к одному из самых высоких "начальников" пришел очень умный "проектант" и сказал – "Мессир, я все придумал! Многие наши предшественники обещали контрактную армию, но ничего, у убогих, толком не получилось. А мы такого не обещали, а тут, опа, сделаем! Зарплату подняли – народ как попрет! И мы их вместо мобилизации в суровые профессионалы запишем. А если вдруг опарафинимся, как бывалоча – остальных по повестке и забреем!" И убедил, гадина. И пошел, окрыленный, получив высочайшее одобрение. Чтоб, значит, цементировать ряды.

Желание набрать максимальное число контрактников в армию более чем похвально. Только ели это происходит не по схеме "трезвый расчет". А по схеме "благие намерения" направление по этой дороге будет в соответствующее место.

Соискатели контрактной стези весьма разнородны.

Пока малочисленная, но самая желанная для ВСУ группа – мобилизованные 1-2-3 волн, прошедшие самый серьезный период реальных боевых действий. Их много. Они готовы. Но возвращаются они с осторожностью, звонят сослуживцам, выясняют обстановку, смотрят на происходящее извне.

Основной и главный критерий для них – где и как воевать. Они очень боятся появления признаков "довоенной армии", от которых она начала избавляться в период первых полутора лет войны. А признаков этих – хоть отбавляй. Те самые "старые лишние детали" не только не выброшены, но заботливо протерты и смазаны. А для вящей прочности продублированы точно такими же.

Для людей, которые почувствовали в бою, что армия становится другой, и поверили, что этот процесс будет продолжаться, любые признаки "сворачивания" и "движения не туда" - критичны.

И все хорошее, что, несомненно, сделано в ВСУ иногда трудно разглядеть, стараниями "ордена Старой Машины".

Вторая часть, тоже не самая большая – люди, служившие в армии как кадровики или контрактники, и ушедшие из нее по разным причинам: "по залету", "мало денег", "достало" и.т.д. Вроде бы надежный источник кадровых сил, однако - есть нюанс. В большинстве (за редкими исключениями) это точно не "болеющие за армию профессионалы". Таковые уже вернулись в армию в самый тяжелый период.

Третья, самая многочисленная группа – "новые контрактники". Это люди, служившие когда-то срочную службу, либо не служившие ее вовсе. Мало того, за два тяжелых года войны ни у кого из них не возникло даже мысли уйти в армию. Аргументы у них разные: "кормил семью", "был на заработках", "теперь все равно мобилизуют" и даже "работал в России, теперь из-за "этого всего" там нашим тяжело (или не платят)". Большинство из них не приспособленно, неорганизованно, плохо обучаемо, недисциплинированно, и самое главное – не имеют никакого желания становиться реальными военными. Не имеют мотивации выполнять свою главную функцию – защищать Родину с оружием в руках.

Причина появления в армии вторых и третьих элементарна – деньги. Заработать на гражданке, особенно в провинции, такие деньги – практически невозможно. Они искренне верят в "продолжительное затишье" и надеются, что у них все пройдет тихо и ненеапряжно. Для многих это нечто вроде "уехать на заработки".

Один из командиров частей говорит : "Я не пойму, кто почти все эти люди? Почему два года они где-то прятались, а сейчас возгорели желанием встать в ряды защитников? Да они же вообще не скрывают зачем пришли! Мы постараемся "погрузить" их в реальность и выжать семь потов, но при этом выдержат единицы. Зачем эта иллюзия? Почему не делают упор на тех, кого здесь действительно ждут?".

Система обучения приходящих на контракт построена на первый взгляд здраво.

Люди, идущие служить по своей военно-учетной специальности проходят переподготовку в течение двух недель.

Люди служившие, но по другой ВУС учатся месяц.

Вообще не служившие – 2 месяца.

В первых трех волнах (да и в последующих, но они еще служат) мобилизации все учились от двух недель, до месяца. Однако, мотивация у них была совсем другая. Точно не за деньги. И необходимость была не в контрактниках. А в бойцах на передовой. Фронт ждал людей, умеющих держать оружие. Доучивались уже там.

Сейчас речь идет о профессионалах, на которых должна опереться армия. Именно профессиональностью и осознанностью выбора отличаются контрактники от "мобилизованных по необходимости". Как можно сделать за два месяца специалиста из материала нулевого уровня? Еще и материала с сомнительной мотивацией.

Сейчас происходит то же, что происходило с прошлой попыткой "создать контрактную армию" широким набором. Вы знаете, сколько тех "профессионалов" пришлось уволить по разным причинам несостоятельности? Около двух третей! Сейчас, во время войны это чревато совсем другими последствиями. Учитывая то, что массово увольнять их, скорее всего, запретят. Чтобы сохранить хотя бы видимость кадровой укомплектованности.

Я примерно представляю, что произойдет, когда они массово начнут попадать на фронт. И мне жутко. И я знаю, что вместе с "новыми контрактниками" на передовой окажусь я, и такие, как я, а не те, кто сейчас вдохновенно "гонит план". Идет вербовка пустых мест. Пустых мест в обороне. Пустых мест по флангам и за спиной.

Возникает уже привычный процесс, когда одна часть армии (военкоматы), под давлением идиотской установки создают проблемы для других частей – учебных (научи такого) и боевых (получите минус).

Выход прост, лежит на поверхности и обсуждался неоднократно. Включите в комиссии по отбору конечного потребителя – представителей боевых (да и учебных) частей. Подключите к процессу "вербовки" ветеранов АТО. Проведите работу по изучению сомнений самой желанной группы – мотивированных людей, имеющих боевой опыт. И устраните причину этих сомнений, как это не тяжело для себя уважаемых. И вы получите Армию. Армию достойную того пути, который она уже прошла. Армию следующего уровня.

А не сборище слабых звеньев сваленных в кучу. Армия не может во время войны заниматься тем, чем занималась во время своей клинической смерти – имитацией. Как это ни сладко профессиональным имитаторам.

Ведите диалог. Делайте поправки. Исправляйте, и объясняйте, что исправили. В стране есть те, кого необходимо и нужно привлечь на контракт. И если на их место попадет "опасный балласт" - вина за это ляжет на вас. И на тех, кто вас к этому в очередной раз подталкивает.

А пока все предсказуемо. Механизм армии, перегруженный старым и бесполезным, рискует получить в довесок новое и бесполезное. Дальше – только остановка. И крах.

Единственная надежда на вменяемые силы. На инстинкт самосохранения. На тех, кто небезнадежен. Мы можем подняться еще на ступень вверх, а можем рухнуть в самый низ. Дальнейшее будет определено тем, готовы ли мы, наконец, демонтировать отягощающее. И отказаться от старых, гарантированно ошибочных проектов. Еще не поздно.

Или триада нас сожрет.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги