УкрРус

Почему чиновник Путина позволяет себе громкие заявления по Украине

Легко делать заявления когда нет оппонентов, а одни восторженные холуи кругом.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Украине не стоит больше и заикаться о своей унитарности. Это — сильное заявление. Особенно с точки зрения международного права, пишет Виталий Портников для издания "Главред".

Есть украинский народ, созидающий государство на своей земле. И есть чиновник Лавров, озвучивающий мысли российского президента. И оказывается, что представления чиновника важнее воли народа. Народ может избрать парламентариев, которые проголосуют за новую конституцию страны. Может утвердить текст основного закона на референдуме. И это будет текст конституции унитарного государства. Но Лавров четко и ясно говорит этому самому народу, миллионам людей: не заикайтесь. Просто потому, что ему так хочется. Просто потому, что такова фантазия президента Путина. Так в чем абсурд?

Минские соглашения не подразумевали никакой федерализации Украины. Они лишь позволяли предоставить отдельным районам Донецкой и Луганской областей, находящимся под фактической российской оккупацией, временный особый статус. Причем параметры этого особого статуса должны быть согласованы только после проведения в этих районах местных выборов в строгом соответствии с украинским законодательством и под международным контролем. И, естественно, участниками этих выборов должны стать политические партии, проголосовавшие за декоммунизацию страны. Не Путину и Лаврову — а избирателям Донецкой и Луганской областей — предстоит дать оценку деятельности этих политических сил. Или предпочесть им другие, у которых будут свои представления о уместности декоммунизации в период действия особого статуса и реинтеграции оккупированных территорий. Что-то подсказывает мне, что если выборы пройдут и начнется диалог, его главными темами будут не памятники Ленина, а пенсии, зарплаты и восстановление деградировавшей экономики и социальной структуры разрушенного россиянами Донбасса. Но, в любом случае, не Лаврову решать за украинских граждан, о чем им разговаривать между собой. И то, что мелкий чиновник позволяет себе высказываться о конституционном устройстве большой страны, о правах целого народа — это и есть самый настоящий абсурд.

Лавров, впрочем, и сам это прекрасно понимает. И российское руководство в целом — тоже. Ни у кого в Москве нет ни малейших сомнений в том, что как только российские войска и финансируемые ими бандиты покинут оккупированные территории, не будет никаких проблем ни с диалогом, ни с реинтеграцией, ни, простите уж, с переименованием улиц и сносом памятников Ленину и прочих вурдалаков. Это, конечно, не первостепенная задача будет — но люди и сами памятники снесут, потому что они для них стали "двойными" символами оккупации и предательства — большевистского и путинского. Именно поэтому Россия срывает выполнение минских соглашений. Именно поэтому нет никакого окончательного отвода вооружений от линии соприкосновения. Именно поэтому не начат диалог о проведении местных выборов — хотя именно его проведение является следующим по очередности пунктом минских договоренностей после прекращения огня и отвода войск.

Путин и Лавров могут доказать правильность своей точки зрения только тогда, когда стреляют и убивают. Ну и еще на пресс-конференциях и во время телевизионных эфиров — когда нет оппонентов, а одни восторженные холуи кругом.

И эти люди еще говорят нам об абсурде!

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги