УкрРус

Одновременное движение влево и вправо

Служба внешней разведки сегодня поставила под сомнение закон об очищении власти, в связи с чем, обратилась в Конституционный суд Украины за соответствующим толкованием.

Это уже второй сигнал от пропрезидентских чиновников после антилюстрационного заявления Генерального прокурора Украины, что принятый документ не устраивает власть.

Читайте:Влада не розбирається в євростандартах

Что это обозначает в переводе на человеческий язык.

Это обозначает, что Президент Украины хочет по каким-то причинам отменить закон о люстрации, но политически и социологически не может этого сделать сам. Юридически, кроме отмены закона на референдуме, есть только один легитимный способ отменить закон без парламента - это в Конституционном суде. Если бы Президент применил вето к этому закону после его принятия во втором чтении, после голосования парламентского большинства, требований Майдана и давления активистов, то Президент мог бы постепенно потерять свою власть, так как люстрация широко поддерживается сегодня пока еще сильным большинством и улицей. Именно поэтому политически выгодным для Президента было подписать закон, демонстрируя публичный оптимизм, как гарантию удержания власти и победы на парламентских выборах для получения большой фракции в новом парламенте. Но как быть, если закон Президенту на самом деле не нравится, но подписывать его нужно. Значит нужно его отменить так, чтобы это сделал кто-то другой, то есть чужими руками.

Как опытный в политике человек, авторитетно скажу, что подчиненная Президенту Украины Служба внешней разведки никогда бы не обратилась в КС, если бы не имела прямого указания Президента Украины сделать это. Именно указания Президента, а не его администрации или кого-то другого, так как это слишком важный политический и электоральный вопрос, а руководитель Службы внешней разведки подчиняется только Президенту Украины, назначается и увольняется им с работы. Если предположить, что эта Служба придумала по такому крупному политическому вопросу обращение в КС сама , ни с кем не посоветовавшись, то это обозначало бы, что руководитель службы работает против Президента, толкая его на конфликт с обществом и активом Майдана. Указ о его увольнении был бы вопросом нескольких дней. Почему именно служба внешней разведки обратилась в КС, может задать вопрос читатель. Ответ здесь может крыться в совокупности логичных и нелогичных мотивов, главный из которых в том, что больше особо обратиться в КС было и некому. Правительство и министерства не могли этого сделать, так как именно они лоббировали люстрацию. Президент не мог обратиться в КС, так как это было бы политически необъяснимо. Среди депутатов также не нашлось сорока пяти депутатов для подачи представления. СБУ не обратилось в КС, так как активисты Майдана высказываются и за люстрацию руководителя этого органа.

А Генеральный прокурор не обратился, так как к нему даже у приведших его к власти активистов накопилось слишком много вопросов.

Думаю, именно поэтому была найдена Служба с загадочным и авторитетным названием, чтобы создать иллюзию независимости от власти решения обжаловать закон в КС и одновременно некоторой завесы сильного органа, призванного устоять перед возможным давлением улицы.

Во всем этом политическом замысле отмены закона у Президента Украины появилось много рисков, главный из которых состоит в том, что никто не поверит ни Конституционному суду, ни Службе внешней разведки, что они это сделали без воли Президента Украины. Это значит, что Глава государства эту партию уже проиграл, так как если суд отменит закон, Президент всё равно политически не сможет брать на работу бывших чиновников и будет находиться под шквалом критики, а если закон не отменят, то масса бывших чиновников рано или поздно найдут интеллектуальные возможности восстать против новых государственных порядков и организованно с другими недовольными властью людьми стать угрозой политической системе.

Этот закон - беспрецедентный удар по всей сегодняшней власти, так как именно с него начинается обратный отсчет ее правления. А Президенту Украины нужно было блокировать принятие этого закона через массу других юридических и технических возможностей, создавая противоречия между политиками на стадии первого или второго чтения в парламенте, оставаясь при этом над схваткой и даже публично требуя от парламента его принятия. Но это уже многоходовая политическая комбинация и совершенно другая история.

Наши блоги