УкрРус

Структурные реформы, или Ответы на вопросы Вадима Карасева

На передаче Дмитрия Киселева "Черное зеркало" в пятницу 27 фераля Вадим Карасев поставил несколько вопросов, на которые так и не получил ответ. Поскольку эти вопросы очень актуальны и интересны миллионам телезрителей попробую на них ответить.

Вопрос первый. Что такое структурные реформы? Вообще то структурные реформы это очень сложный и длительный процесс изменения количественных соотношений между различными секторами, отраслями, регионами, технологическими укладами и другими характеристиками экономической системы, который длится десятилетиями и на самом деле в развитой экономике носит перманентный характер. Однозначно нужно сказать, что это отнюдь не шаги, позволяющие быстро преодолеть глубокий экономический кризис. Поэтому у нас термин "структурные реформы" это мантры, которые зачитывают политики больше для населения чем для себя, прикрывая таинственным термином свою неспособность или нежелание сделать конкретные шаги по выходу из кризиса, в который они же сами и загнали страну. На самом деле в том состоянии, в котором находится украинская экономика проводить структурные реформы невозможно, так как не работают основные механизмы макрорегулирования, в первую очередь монетарного и такие базовые параметры как процентная ставка и уровень монетизации экономики носят абсурдные значения, процентная ставка недопустимо высокая, а монетизация чрезвычайно низкая. Поэтому у нас структурные реформы это такая морковка на удочке перед осликом, а мы с вами и есть тот ослик, которого все грузят и грузят, а он все тянет и тянет, причем морковка в нашем случае даже не настоящая, а пластиковая. Кроме структурных реформ у нас есть еще один загадочный термин "накопившиеся макроэкономические диспропорции" при этом никто и никогда не объясняет какие, так же как правительство не называет конкретно какие экономические реформы оно собирается осуществлять и как и почему, при условии отсутствия каких либо реформ, экономика вдруг возьмет и начнет прямо с 1-го января 2016 года расти.

Все чем занимаются власти сегодня борьба с коррупцией, люстрация, административная реформа, реформа МВД и т.д. во первых прямого отношения к экономике не имеет, а во вторых не могут быть реализованы без денег, а денег в экономике не будет, пока не начнется экономический рост. Для того, чтобы патрульная служба МВД работала, а не подрабатывала нужно, чтобы милиционер получал как минимум 1000 долларов зарплаты, имел приличный социальный пакет, служебное жилье, страховку и т. д., а тратить деньги на то чтобы просто переименовать милицию в полицию не стоит. Порой кажется, что все эти реформы поставлены первоочередными для того, чтобы отвлечь общественность, в особенности активных майдановцев, а теперь народных депутатов, от необходимости решать вопросы экономики, что на самом деле должно было стать первоочередным.

Да правильно делает правительство реструктурируя НАК "Нефтегаз. Но это не реформы, это реструктуризация государственной компании, которая станет прибыльной и государству не нужно будет ежегодно тратить десятки миллиардов на ее дотации, но теперь практически те же деньги оно будет тратить на дотации населению, 90% которого не в состоянии оплачивать газ по новым ценам. Результирующий экономический эффект всего этого будет нулевой. Кабинет министров, по крайней мере премьер-министр, прекрасно это понимает, как понимает и то, что ключевым вопросом выхода из кризиса является уменьшение процентной ставки по кредитам и пока этот вопрос не будет решен экономическое падение не остановится и реализовать какие-либо реформы невозможно. Но чтобы уменьшить процентную ставку и перейти к рыночным принципам работы НБУ необходимо ввести ограничения на депозитные ставки, чему будут яро противиться олигархи и проолигархическая элита, включая депутатов ВР, высших чиновников и банкиров. Это они получают невиданные нигде в мире официальные и неофициальные доходы по валютным депозитам, значительная часть из которых представляют собой полученные ранее доходы от коррупционных схем. То есть, ограбив государство однажды, они теперь продолжают грабить его, но уже на постоянной основе. И преодолеть их сопротивление нынешняя власть не может либо не хочет, поскольку сама заинтересована в высоких процентных ставках.

Один из прогрессивных олигархов еще летом предложил премьер министру воспользоваться опытом выхода из кризиса других государств и ввести ограничение на депозитные ставки, на что тот ответил, что все понимает, но решить этот вопрос не может, так как это вопрос НБУ, который подконтролен не ему, а президенту.

Это и есть ответ на второй вопрос В. Карасева, почему у нас высокие ставки по кредитам. И Георгий Вашадзе, абсолютно не прав, утверждая, что процентные ставки в Европе низкие, потому, что там стабильная экономика. Все как раз наоборот, для того чтобы экономика была стабильной в большинстве стран, особенно в случае кризиса, для стабилизации финансовой системы вводят ограничения на процентные ставки, а в некоторых странах эти ограничения действуют на постоянной основе, например, максимальная депозитная ставка в Испании 2,25%, во Франции 1,0%, в Китае уже на протяжении 18 лет действует ограничение на депозитные ставки 3%, кредитные 6%, что служит залогом финансовой стабильности и высоких темпов развития экономики. Поэтому господин Вашадзе либо не совсем понимает причинно-следственные связи, либо лукавит.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги