УкрРус

Как построить страну с возможностью жить

Для того, чтобы понять, какие реформы должны состояться, нужно увидеть, какую страну мы хотели бы изменить. Многим кажется, что это просто запоздавшие реформы бывшей советской республики. Но на самом деле за 25 лет с институциональной точки зрения мы построили совершенно другую страну – страну, в которую не возвращаются, пишет Виталий Портников для издания Контракты.ua.

Советская Украина – как, впрочем, и все остальные республики СССР – была герметичным организмом. Максимум, куда из нее можно было деться – так это в соседний барак. Главное достижение в жизни – переезд в столицу. Не в Киев, конечно - в Москву. Эта герметичность предопределила крах советской системы, но одновременно она гарантировала интерес власти хотя бы к среде своего существования. В постсоветские годы и этот интерес исчез: среда перестала быть герметичной,.

Те, кому удалось стать успешными в новых условиях, воспринимают страны, в которых работают, исключительно как места зарабатывания денег. Да, и здесь они умудряются строить фешенебельные поселки, но все же главная их недвижимость – на Западе. Там же деньги, дети и планы на старость.

Никто не удивляется тому, что представители украинской политической и предпринимательской элиты проводят отпуска в Монако или на Сардинии. Отдых дома – это статусная вещь, приложение к должности. Это на самом деле – не отдых, а подготовка к выборам. И ничего нового в этом нет. Так всегда вели себя любые колонизаторы.

Это, конечно же, не мое открытие. Исследователи общественного прогресса на Западе давно уже открыли эту закономерность. Там, где колонизаторы относились к осваиваемой территории как к месту, в котором они собирались жить – и которое хотели оставить детям – они создавали одни институты. Так возникли Соединенные Штаты, Канада, Австралия.

Там, где они относились к территории как к месту зарабатывания денег – другие. Так возникли будущие страны Африки.

Разница между Россией и Украиной, с одной стороны, и Конго и Мозамбиком, с другой, в том, что в Африке колонизаторы были чужаками, а у нас они свои, родные. Но дела это не меняет. Потому что когда африканские страны избавились от колониальной зависимости и провозгласили независимость, у их элиты изменился только цвет кожи и уровень компетентности. Но установка на продолжение жизни семьи и сохранение авуаров за пределами места заработка сохранилась в неприкосновенности.

Какому-нибудь Януковичу очень далеко до Мобуту или Бокассы, зато Путин к ним уже приблизился вплотную с точки зрения уровня обескровливания территории и перекачки ресурсов на счета приближенных.

Из этой катастрофической ситуации есть на самом деле два выхода. Первый – это возвращение к советской герметичности, то, что сейчас происходит в России. Тогда есть слабая надежда, что элита озаботится жизнью обслуги, залатает дыры на дорогах и отправит трудящихся в Крым за свой счет. Но герметичное государство обречено – как это доказал опыт СССР.

И второй выход – то, что должны сделать мы. Мы должны перестать быть колонией собственной элиты и местом ее обогащения. А это означает, прежде всего, отказ от веры в "хорошего царя" и способность общества к самостоятельному государственному строительству и готовность к постоянной смене элит. Означает отказ от разрешительных функций чиновничества. Означает уничтожение олигархии – то есть связи большого бизнеса и чиновничества. Означает отбор во власть людей, заинтересованных не в прибыли, а в стране – но для этого не нужно бояться кризисов, разочарований и ошибок.

Смена колониальной модели – непростое испытание. Но в результате мы получим страну, в которой будут хотеть жить не только те, кому некуда больше деться, а и те, кому есть куда отправиться. Страну с возможностью жить, а не с возможностью воровать.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги