УкрРус

Путин как жертва провокации

  • Путин как жертва провокации
    Первый канал

– А вот говорят, что за два дня ты Киев взять не сможешь, – сказал Порошенко и подстрекательски кашлянул. – За две недели сможешь, а за два дня не сможешь.

Помолчали.

– Кто говорит? – вымолвил наконец Путин, справившись с собой. – Баррозу, что ли?

– Люди говорят, – как-то неопределенно высказался президент Украины.

В таком духе они беседовали уже несколько недель, и многочисленным слушателям, то есть спецслужбам 115 государств и отдельным аффилированным с ними журналистам и блогерам давно уже стало ясно, что тема по-настоящему волнует российского национального лидера.

– Слушай, ты, – снова заговорил Владимир Владимирович, и голос его задрожал от обиды. – Передай этим козлам, что я смогу взять Киев за два дня.

– За 48 часов? – бесстрастно уточнил Петр Алексеевич.

В трубке что-то ухнуло, и Путин с его обостренным слухом разведчика догадался, что какой-то мелкий сотрудник Лэнгли, меняя бобину, уронил катушечный магнитофон, на который беседа тоже записывалась – для верности. ФСБ таких проколов не допускало. Здесь работал штат стенографисток, молниеносно переносивших весь разговор на портативные бесшумные пишущие машинки. Чтоб не могли запеленговать.

– Как два пальца, – снова овладев собой, произнес российский президент.

– Да я верю, – откликнулся Петр Алексеевич. – А вот люди смеются.

– А кто они, все эти люди? – быстро переспросил Путин. – Обама? Меркель? Кэмерон? В глаза смотреть, бояться, отвечать, не задумываться!

– Как же я могу тебе в глаза смотреть, – возразил Порошенко, – если мы по телефону беседуем?

– А я тебя вижу! – вдруг засмеялся Путин, но собеседник эту тему развивать не знал, потому что не знал, как реагировать. Обнаруженные вчера встроенные нановидеокамеры в его кабинете при помощи нанодрели выдрали из потолка и люстры, но стол и стулья сотрудники СБУ еще как следует не осматривали. Телефонную трубку тоже.

– А я тебя – нет, – отрезал Порошенко и, как бы желая переменить разговор, добавил: – Еще они говорят, что Ригу ты за два дня не возьмешь.

– Ригу?!

– Ригу, – с металлом в голосе повторил Петр Алексеевич. Он заглянул в список, подготовленный помощниками, и продолжал ровным голосом: – А также Вильнюс, Таллин, Варшаву и Бухарест. Не уложишься в эти сроки.

В ходе долгих, бесконечно долгих своих бесед партнеры по переговорам решали разные задачи.

Путин рассказывал миру, какой он страшный, молниеносный и непредсказуемый. Порошенко стремился донести до человечества мысль о том, что его собеседник окончательно сошел с ума и представляет угрозу для всех, не только для Украины. Владимир Владимирович со своей задачей справлялся. Петр Алексеевич тоже.

– Не возьмешь Ригу за два дня, – снова заявил Порошенко. – Я уж не говорю о Бухаресте.

– Запомни раз и навсегда, – горячо заговорил Путин, – и передай всем своим друзьям и моим врагам, что я возьму Ригу за два дня! Да хоть завтра возьму! И Бухарест! И Прагу с Будапештом! И Варшаву! Хочешь на спор?

– На что спорим? – с ленцой в голосе поинтересовался украинский лидер, хотя сердце его колотилось.

– Да на что хочешь! Крым тебе отдам, если завтра не возьму Варшаву!

В трубке снова что-то ухнуло, потом запищало, и Владимир Владимирович на слух определил, что так пищит американский жучок в телефоне фрау канцлерин. Протяжный его писк заглушал мягкое жужжание китайского подслушивающего устройства и тяжелое гудение северокорейского. Российский жучок работал молча, но раз в месяц все-таки не выдерживал и воспроизводил гимн России, что удивляло и немецкую контрразведку, и в особенности разработчиков.

– Ладно, я тебе верю, – на всякий случай согласился Петр Алексеевич. – Но, знаешь, давай говорить начистоту. Вашингтон ты завтра захватить не сможешь.

– Все-таки ты во мне сомневаешься, – горестно констатировал Путин. – Ну, это твое дело.

– На понт берешь, – подначивал украинский президент.

– Если я захочу, – чуть ли не слогам выговорил президент России, что свидетельствовало о крайней степени раздражения, – то возьму Вашингтон за сутки.

– Врешь, – небрежно бросил Порошенко.

– За двадцать минут! – в бешенстве заорал Владимир Владимирович! – Силами одного воздушно-десантного полка! Засекаем время!

Петр Алексеевич вздохнул.

– В целом ты меня убедил, – смиренно вымолвил собеседник в Киеве. – Но... – тут голос его предательски дрогнул, – согласись все-таки, что Луну за два дня ты аннексировать не сможешь. И Галактику нашу за две недели тоже замучаешься присоединять. И Вселенную – она большая. Говорят даже, что бесконечная.

– Вселенную?! Да я твою Вселенную...

Путин швырнул трубку. Пробивающие стены американские видеорегистраторы со спутника зафиксировали обрыв связи и целеустремленное лицо человека, неподвижно сидящего за огромным пустым столом под флагами Российской Федерации и Советского Союза. Потом он встал и начал прохаживаться возле стола. Потом снова сел за стол, с грохотом выдвинул ящик, достал оттуда какой-то чемоданчик и его раскрыл. Поиграл пальцами на красной кнопке, закрыл чемоданчик, задвинул ящик и кабинет покинул.

"Такие дела, – завершая выступление перед американским Конгрессом, произнес Петр Порошенко на своем хорошем английском. – Ну, вы сами все слышали и кое-что видели. Короче, вы поняли, с кем имеете дело и что на свете творится. Цивилизованный мир против варварства. Да, и вот еще. Для сохранения мира мы должны быть достаточно сильными. Давайте нам оружие, танки, самолеты, а лучше всего сразу – ядерную бомбу. Мы не сомневаемся, что будем сильными благодаря вам".

Речь его неоднократно прерывалась аплодисментами.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги