УкрРус

Украина: единство нации или спорные герои?

27.9т

Речь президента Израиля Реувена Ривлина в Верховной Раде затронула многие вопросы украинско-израильского сотрудничества, которое развивается с каждым годом. Но межгосударственными контактами дело не ограничивается. Многие, включая автора этой статьи, внесли свой вклад в развитие украинско-еврейских и украинско-израильских отношений на своем, частном уровне.

Многотысячное волонтерское движение в Израиле, начавшееся со времен Майдана, стало, пожалуй, наиболее масштабным проукраинским волонтерским движением в мире. Итальянцы, немцы и французы вместе взятые не проводили столько ночей напролет у кроватей раненых майдановцев и бойцов АТО, сколько израильтяне – выходцы из бывшего СССР.

Сам Реувен Ривлин проукраинским израильтянам запомнился тем, что в противовес осторожной официальной политике правительства Израиля вместе с президентом Порошенко выступил с официальным заявлением о необходимости немедленной деоккупации Крыма.

Должность президента Израиля – представительская, ее занимают люди, относительно кандидатуры которых в Кнессете существует некий консенсус. Ривлина любят за тот максимум правды, который политик вообще может озвучивать. Не исключением стал и его визит в Украину, и речь в Верховной Раде. "Много пособников преступления были украинцами. И среди них особо выделялись бойцы ОУН, которые издевались над евреями, убивали их и во многих случаях выдавали немцам", – заявил Ривлин.

Это вызвало бурную реакцию в украинском обществе и, к сожалению, побудило многих антисемитов открыть рты. А также стало триггером, позволившим многим украинским и проукраинским евреям иначе взглянуть на проблемы исторической памяти в Украине. Первым таким триггером стало переименование Московского проспекта в проспект Бандеры.

В Украине начала прошлого века было несколько национальных меньшинств, крупнейшие из которых – русское, польское и еврейское. Пропаганда ОУН, основываясь на "атомистичной теории", идентифицировала украинца в биологических терминах. Идеолог ОУН Мирон Дмитро-Орлик писал: "…В Україні проблему раси треба розглядати не під кутом расизму, але під кутом психологічно-біологічним, як піднесення духової й біологічної сили здоров'я українського народу і під кутом суспільно-національним, як очищення України від зайвого різнонаціонального елементу: москалів, жидів, поляків, мадярів, татарів і т.п."

Практически все идеологи ОУН, как (м), так и (б), в той или иной степени требовали очищения "украинской расы" от чужеродных элементов. Шведско-американский историк, профессор Пер Рудлинг, в своей работе "ОУН, УПА и Холокост: исследование разработки исторических мифов" пишет, что обе ветви ОУН, в общем, адаптировали расовую теорию Альфреда Розенберга и Ганса Гюнтера под свои нужды[i].

Работы немецких идеологов издавались ОУН в 30-х годах во Львове, в том числе с предисловиями влиятельного идеолога ОУН Ярослава Оршана. Сам Оршан отмечал, что "фашизм, национал-социализм, украинский национализм – разные выражения одного и того же духа".

Другой идеолог украинского национализма Дмитро Донцов перевел многие работы Геббельса, Муссолини, Розенберга, Гитлера и Франко и опубликовал их в "Вишняке" и других журналах интеллектуалов украинского националистического движения. Пер Рудлинг делает вывод, что идеология Организации украинских националистов представляла собой смесь философии Донцова, итальянского фашизма, Ницше и немецкого национал-социализма, соединяя в себе принцип полного подчинения одному вождю - Fuhrerprinzip, крайний национализм, методы террора и идеологию корпоративного государства (сегодня в почти чистом виде существующую в путинской России).

Современные поклонники ОУН признают, что в рядах ОУН обоих направлений присутствовали антисемиты, но идеология организации антисемитской якобы не была. Это не соответствует действительности – обе ОУН – и Бандеры, и Мельника, были радикально антисемитскими структурами. Антиеврейские статьи в свое время публиковали практически все интеллектуалы и идеологи обоих движений: Донцов, Миляныч, Мартинец, Стецько и другие.

Два года бесчеловечной советской оккупации на Западной Украине еще более радикализировали лидеров украинских националистов.

Ярослав Стецько настаивал, что нельзя допустить ассимиляцию евреев, следует их уничтожить физически. 25 июня 1941 года Ярослав Стецько писал Бандере: "Мы уже организуем милицию, которая поможет убрать евреев и защитить от них население". Ярослав Стецько выступал против демократии, а большевизм считал еврейским продуктом, видя в ЕВРЕЯХ главного и основного врага Украины, требуя немецких методов их уничтожения, при этом исключая любую ассимиляцию евреев[ii].

Погром во Львове Стецько описывал как украинскую самооборону (Инструкции такой милиции (Війскові плани ОУН (б) у Таємній Інструкції Революційного Проводу" требовали "стрелять москалей, евреев, нквдшников и политруков". Инструкции революционного проводу для организационного актива требовали исключать евреев, а "тем более поляков и московитов" из административных должностей, а если есть крайняя необходимость, то еврея разрешается оставить, поставив над ним члена милиции, готового, если что, его расстрелять.

Планы ОУН (б) включали в себя физическое уничтожение национальных меньшинств и заселение этих территорий этническими украинцами в рамках украинского Generalplan Ost[iii]. Лидеры ОУН (м) в своем печатном органе "Селянська доля" писали, что "евреи должны уйти с нашей земли или умереть на ней".

Не хватит объема статьи, чтобы перечислить одиозные предложения лидеров ОУН по решению еврейского вопроса. В годы оккупации все эти публикации нашли свое место в финансируемых немцами изданиях.

Большинство историков, за исключением некоторых украинских, считают, что члены ОУН участвовали в большинстве антиеврейских акций, и их было немало среди "полицаев" (шуцманов). Среди них украинско-канадские историки Джон Пол Химка и Марко Царинник, Берндт Болл, Омер Бартов, Пер Рудлинг, Тарик Сирил Амар, Уильям Блэкер, украинско-польско-канадский историк Виктор Полищук и ряд других европейских, канадских и американских историков. А главное, что это официальная точка зрения, принятая как мемориалом "Яд ва-Шем", так и Вашингтонским музеем Холокоста и, вероятно, один из тех исторических фактов, которые не вызывают принципиальных споров среди влиятельных историков, специализирующихся на Украине, за исключением украинских и российских изданий, где с обеих сторон примешивается изрядная доля пропаганды и полуправды.

Бессмысленно утверждать, что "Яд ва-Шем" или Вашингтонский музей Холокоста - советские пропагандисты т.к. позиция их основывается на изучении архивных документов и была утверждена в то время, когда США и Израиль считали СССР своим врагом, потому не имея твердых оснований они бы не приняли позицию похожую на советскую.

Участие членов милиций ОУН во Львовском погроме хорошо задокументировано, как в переписке с немецкими органами, так и благодаря листовкам ОУН и показаниям участников погромов[iv]. Такие погромы прошли по всей Западной Украине[v]. Члены ОУН участвовали как минимум в 58 погромах на Западной Украине, в ходе которых погибли по разным данным от 13 до 35 тысяч евреев[vi]. Рудлинг приводит архивные сведения, что батальон Нахтигаль под началом Романа Шухевича, состоящий практически полностью из членов ОУН(б) участвовал в расстреле евреев около Винницы (Виктор Харькив "Хмара", член батальона Нахтигаль и позже шуцманшафт батальона 201 писал в своем дневнике об участии в расстреле евреев в двух деревнях около Винницы[vii]).

После поражений под Сталинградом и Курском в 1943 году ОУН(б) начало искать политические связи на новых направлениях. Вооруженные подразделения под командованием Клячкивского и Шухевича взяли под свой контроль подразделения УПА Бульбы-Боровца, который хоть и был антисемитом и участвовал в погромах и расстрелах еврейского населения, не был согласен с тоталитарной и крайне радикальной политической линией ОУН(б). УПА Боровца (созданное изначально под названием "Полесская сечь") было верно правительству УНР в изгнании и не признало "провозглашение независимости" Ярославом Стецько 30 июня 1941 года.

Новое командование УПА было по уши связано с немецким "окончательным решением еврейского вопроса" и состояло еще недавно в различных немецких подразделениях, имевших непосредственную связь с уничтожением еврейского населения: жандармерия, батальоны шуцманшафт, хильфсфрайвиллиге. В отличие от Боровца, теперь командование УПА, состоявшее из членов ОУН(б) начало применять насильственную практику мобилизации, зачастую уничтожая несогласных (речь об этнических украинцах Западной Украины). Внутренний рапорт номер 4-8-2034 начальника 3 отдела НКВД УССР Павла Судоплатова заместителю наркома НКВД СССР Богдану Кобулову оценивает долю насильно мобилизованных в 60%.

Филипп Фридман, пионер в исследовании отношений УПА к евреям, пишет, что в 1943 году различные группы УПА активно занимались вылавливанием евреев, бежавших из гетто и концлагерей, расстреливая их[viii]. Начало убийств мирного еврейского населения бойцами УПА совпадает с захватом власти в УПА бандеровцами (как мы помним основал ее Бульба-Боровец).

"Зимой 1942 – 43 различные украинские партизанские группы начали интенсивную борьбу против всех этнических неукраинцев. Евреев, которым удалось бежать из гетто, ловили на дорогах, в деревнях, лесах и убивали"[ix]. Бывший командир украинского повстанческого движения Бульба-Боровец говорит, что он был шокирован размахом еврейского геноцида. Согласно Карлу Беркхоффу, Бульба-Боровец рассказывал ему, что получил в марте 1943 года от "бандеровцев" (от Лебедя) список требований к его подразделению, согласно которым УПА огласило смертный приговор всем полякам Западной Украины - в июне этническая чистка должна была быть завершена[x]. В апреле 1943 лидер ОУН(б) того времени Микола Лебедь требовал "зачистить всю революционную территорию от поляков"[xi]. Этнические чистки УПА продолжала большую часть 1943 и 1944 годов, прекратив их с вступлением советских войск на эту территорию.

Поляки были основной целью УПА, однако уничтожались также евреи, чехи, венгры, армяне и другие "не украинцы". Один из слоганов ОУН(б) гласил "да здравствует великая независимая Украина, без поляков, евреев и немцев. Поляки за Сан, немцы – в Берлин, евреи – на виселицы"[xii] (В одной из песен УПА были строки: "Вырезали мы жидов, вырезали поляков, малого и старого, до единого; поляков вырежем – Украину построим"[xiii]. Убийцы использовали в основном сельскохозяйственные орудия – косы, вилы, ножи[xiv], которые православные священники освящали в своих церквях[xv]. Для того, чтобы посеять панику и заставить поляков бежать, тела очень часто уродовались – носы отрезались, животы вспарывались и т.п., воспоминаниями жестоких убийств наполнены воспоминания польских и еврейских беженцев.

В своей книге, опубликованной в США, выживший в Холокосте Моше Мальц рассказывает, что бандеровцы устроили охоту за бежавшими от нацистов евреями. Пойманных зачастую разрезали на мелкие кусочки. "Бандеровцам было неважно, кого убивать… они уничтожали население целых деревень. Т.к. евреев уже не осталось, они занялись поляками. Каждый день мы видели проплывающие по реке Буг трупы поляков с проволокой вокруг шеи"[xvi]. В 1943 году произошла переориентация ОУН(б) и УПА на западную антигитлеровскую коалицию и риторика стала более либеральной, однако убийства продолжались в том же темпе[xvii].

Кульминация еврейских чисток УПА пришлась на 1943/44 года, когда прошли массовые акции УПА по поиску прятавшихся в селах евреев[xviii]. Поиском прятавшихся евреев занималась в основном Служба безопасности ОУН(б). К этому времени почти всех евреев уже убили нацисты и искали только тех, кого скрывали местные жители и тех, кто прятался по лесам. По разным подсчетам, в этот период было убито от 1-2 тысяч евреев[xix] до нескольких тысяч, однако количество убитых было наверняка больше[xx], в то время как уничтоженных поляков было 88.700 (другая версия – 130.800[xxi]).

Очень часто приходится слышать о том, что в рядах УПА состояли и евреи, однако популяризирующие этот факт забывают, что евреи в основным были врачами в партизанских отрядах, и не от хорошей жизни. Для многих евреев это стало единственной надеждой на выживание. Украинско-канадский историк Джон Пол Химка описывает это как "брак по согласию между партизанским отрядом, отчаянно нуждавшемся во врачах, и евреями-врачами, отчаянно нуждавшимся в месте, где они могли спастись от немцев"[xxii].

Поскольку в то время профессии врача, парикмахера, сапожника и портного были почти исключительно еврейскими, то этих специалистов УПА тоже держало в своих рядах, давая возможность выжить. В 1943 отряды УПА ("бандеровцы"), начали имитировать немецкую "селекцию" и создавали свои концлагеря. Бетти Айзенштейн рассказывает, что только профессиональные работники оставались в живых. Один из таких лагерей располагался в Порицке на Волыни, где содержалось 100 евреев. Другой – в Кудринках под Тучиным, там держали 400 евреев. Айзенштейн говорит, что при приближении советских войск бандеровцы ликвидировали лагеря вместе с их обитателями[xxiii].

Даже во время отступления немецких войск, за исключением отдельных случаев, немцы не подвергались нападениям отрядов УПА, целью которых оставались советские войска, поляки [xxiv] и евреи[xxv]. Несмотря на антигерманские заявления и решения Третьего конгресса ОУН(б), они не вылились в организованную антинемецкую борьбу на оккупированных территориях, поскольку Шухевич и Лебедь были против борьбы с недавними союзниками (Допрос Михайло Дмитриевича Степаняка, архив СБУ. Работая с советскими архивами следует иметь в виду, что Советы имели свой интерес в демонизации УПА, однако они подтверждают общую картину, основанную на других свидетельствах об особых отношениях УПА и немцев.)

Тем не менее – факт, что как минимум 6% лидеров УПА и ОУН(б) были убиты немцами[xxvi]. Первый командир УПА напоминает Шухевичу о том, что "когда в июле 1941 года УПА начало свою борьбу, Вы заняли негативную позицию и занимали ее до самой последней минуты"[xxvii].

Тем не менее, начиная с 1943 года и до сегодняшнего дня ОУНовцы и их последователи отчаянно пытаются отмыть свое прошлое 41 и 42-го годов, напирая на разрыв с Германией в 43-м. В октябре 1943 году Крайовий провід приказал подготовить документы, свидетельствующие, что в окончательном решении еврейского вопроса украинская полиция не участвовала. Они должны были свидетельствовать, что немцы заставляли Юденраты документально подтверждать участие украинской полиции, а также доказывать, что погромы совершали поляки, которых немцы использовали в своей борьбе с украинцами[xxviii]. Одним из таких сборников стала "До початку книга фактів", цель которой – создание удобной альтернативной истории "украинского сопротивления".

Если в 1942 году празднование годовщины провозглашения "независимости" содержало четкие антисемитские посылы, то в 1943-м риторика изменилась. В 1947 году англоязычный пропагандистский листок ОУН уже отрицал всяческое участие полицейских сил в уничтожении евреев[xxix]. Закордонна Частина ОУН была ответственна за создание нового имиджа и подвергала цензуре все издаваемые документы, такие, как декларация Стецько о верности нацистской Германии, чтобы создать новый имидж борцов как с коммунистами, так и с фашистами, которые не имели никакого отношения к уничтожению евреев.

К сожалению, сегодня в Украине, на фоне борьбы с российским агрессором, такие грешащие против исторической истины взгляды очень популярны. Люди не хотят углубляться в неудобную историю, желая иметь под рукой героев, соответствующих духу времени.

Бежавшие из коммунистической зоны оккупации ОУН(б), как в США, так и в Германии сформировали структуры, которые в случае освобождения Украины должны были создать на украинских землях диктаторский строй. Согласно оценкам полиции ФРГ, только в Германии ОУН совершили около 100 политических убийств[xxx].

В послевоенные годы в рядах ОУН произошел серьезный раскол между убежденными сторонниками Fuhrerprinzip, тоталитарного строя и терроризма Бандерой, Стецько, Ленкавским и Львом и Дарьей Ребет, Лебедем и Гриньохом, хотевшими имплементировать программу Третьего конгресса. Раскол этот привел к столкновениям, в том числе вооруженным[xxxi].

Более того, ОУН(б) с 1951 года под руководством Бандеры становится ярко антимериканской, угрожая расправой украинцам работавшим на Штаты[xxxii]. ЦРУ США и МИ6 теряют всякий интерес к Бандере[xxxiii], описывая его в 1954 году как "бандита", "безжалостного", "политически неприемлемого для правительства США"[xxxiv]. ЦРУ США предлагают его "политически нейтрализовать[xxxv] в то же время ЦРУ озабочено советской группой, проникшей в 1946 году на оккупируемую американцами территорию с целью его похищения[xxxvi]. Мы не должны позволить сделать из него "мученика", считает ЦРУ[xxxvii].

Запад предпочитал сотрудничать с фракцией ОУН(з), которую возглавляли в начале пути (1954) Лев Ребет, потом в нее входили Мартынец и Кубийович. Произошла полная перезагрузка тоталитарного прошлого организации под началом Бандеры и Шухевича, теперь ОУНовцы называл себя демократами. В эту же фракцию позднее входил и Микола Лебедь, с которым культивировали отношения американцы, переправив его в США в 1949 году. Называя его "очень радикальным, возможно, более чем Бандера"[xxxviii], США прекрасно понимали, что можно использовать его обширные контакты на территории Украины и направить крайний национализм на борьбу с советским тоталитарным режимом[xxxix].

"Несомненно, в сегодняшней Украине существуют некоторые националистические чувства, и мы обязаны их использовать как инструмент в Холодной войне", - писал один из аналитиков ЦРУ[xl].

Сотрудничество с ЦРУ давало двойную выгоду: спасение от преследования за военные преступления (Департамент иммиграции и натурализации считал, что Лебедь должен быть немедленно депортирован в связи "с массовыми убийствами украинцев, поляков и евреев", однако он был защищен благодаря личному вмешательству замдиректора ЦРУ[xli]) и помощь ЦРУ в создании псевдонаучных институций, отбеливающих преступления членов ОУН во время войны (таких как "Пролог", например) и для ЦРУ, которое занималось антикоммунистической пропагандой.

Граница между научными исследованиями и внутренней политикой в украинской диаспоре была сильно размыта. Лебедь на протяжении всей "холодной войны" оставался очень полезным для ЦРУ[xlii]. ОУН(м) после войны тесно было связано с Мюнхенским институтом советологии, однако в связи со слабым владением иностранными языками ОУНовцами, вскоре их сотрудничество прекратилось, а сам институт так никогда и не стал серьезным академическим учреждением. Такие учреждения поставили во главу своей работы отбеливание действий ОУН во время войны[xliii]. Украинский национальный совет, под руководством Левицкого[xliv], в то время состоял исключительно из петлюровцев и мельниковцев. Бандера относился исключительно критически к тому, что они сотрудничали с русскими антикоммунистами и считал, что те "нарушили единый фронт борьбы против московских империалистов и их покровителей"[xlv].

"Украинские науки" были глубоко политизированы и многие западными учеными считались не заслуживающими серьезного отношения из-за отсутствия объективности[xlvi]. Начиная с 70-х годов в украинской диаспоре появилось новое поколение украинистов - сторонников ОУН, в совершенстве освоивших мультикультурализм и политкорректность, и начавших представлять свою борьбу в антиколониальных терминах, популярных на Западе. Пронационалистические историки просто использовали своих героев в качестве платформы для защиты своей националистической мифологии среди которой они выросли и воспитывались (после представления Степана Бандеры к званию Героя Украины президентом Ющенко, директор Канадского института украинских наук Зенон Когут отрицал фашистскую природу ОУН[xlvii].

Группа Лебедя жестко контролировала свои архивы, селективно публикуя некоторые документы, перенабирая их, редактируя и манипулируя другим образом, особенно относительно 1941-42 годов, когда связь ОУН с нацистской Германией была наиболее интенсивна[xlviii].

Доходило до абсурда – в статье Богдана Витвицкого "Антисемитизм" в Украинской энциклопедии, изданной в Канадском институте украинских исследований, сказано, что "никогда не существовало украинской антисемитской партии"[xlix]. Мирчук написал даже книгу, которая была рассчитана на изменение восприятия украинцев как антисемитов. Однако как раз в ней он не удержался от ярких антиеврейских стереотипов в духе прокламаций ОУН, упоминая о том, что еврейский бог приказывает пить кровь украинцев через налоговые поборы и пытки в застенках НКВД. "СССР" он шутливо интерпретирует как 3 С - Сруля и 1 Р – Русский[l].

Пер Рудлинг пишет, что несмотря на то, что современные историки доказали, что ОУН и УПА принимали участие в массовых убийствах евреев, пронационалистические историки отвергают антисемитские мотивы убийств. Профессора Петро Потичного попросили прокомментировать недавние исследования о том, что УПА массово участвовала в убийствах евреев, на что он ответил, что евреев убивали, поскольку они были коммунистами[li].

Похожие аргументы националистических "историков" выдвигались и о поляках – их, якобы, убивали именно за сотрудничество с коммунистами[lii] или же утверждают, что УПА не убивали "мирное население", т.е. то население, которое они убивали, мирным не являлось, как достаточно четко в своем интервью определил Вятрович[liii].

Националистические историки в течение лет многих предпринимали неоднократные попытки обелить украинские националистические организации, тесно связанный с нацизмом в годы Второй мировой. Фашистская ориентация "декларации Независимости" Ярослава Стецько 30 июня 1941 году, после войны была отредактирована и слова о верности Гитлеру были убраны, а Косик, Потычный, Гунчак и прочие "националистические историки" настаивают, что именно тогда и была разорвана связь с нацистской Германией[liv], некоторые историки пытаются разорвать связь между ОУН(б) и более поздней УПА, а в последнее время наиболее популярен стал тренд глорификации Бандеры и других лидеров ОУН как символа антироссийского сопротивления, намеренно умалчивающий об их тоталитарной и бесчеловечной идеологии.

При этом не упоминается их четкая и ясно выраженная во многих декларациях, письмах и документах поддержка Гитлера, нацистской Германии, Холокоста и т.п. Поскольку для создания положительной мистификации недостаточно забыть негатив, а нужно придумать и позитив, который мог бы четко соотноситься с современным украинским демократическим национализмом, националистические историки упирают на документы 1943-1951 годов, когда ОУН искало новых союзников на Западе.

Мифология развивалась также и в филосемитском направлении, современные националистические историки пытаются представить ОУН и УПА как организации, в которых тепло принимали представителей различных национальностей, в частности, евреев[lv].

98.5% евреев Волыни были уничтожены – это один из самых высоких показателей на территории, где был Холокост, и согласно историкам, если бы не бандеровцы, процент жертв был бы значительно ниже[lvi].

Один из мифов, распространяемых националистическими историками, стала фальшивка "Живу благодаря УПА" - книга, автором которой является якобы Стелла Кренцбах/Кройцбах. Филипп Фридман, американский журналист, выживший в Холокосте, расследовал эту историю и пришел к выводу, что это грубая подделка[lvii]. Факты, указанные в этой "биографии" были проверены с помощью запросов в Израиль Пером Рудлингом, на которые также не было положительных ответов. После тщательного анализа он также пришел к выводу, что это подделка[lviii].

После прихода к власти Президента Ющенко новые герои начали получать институализированный статус. Пер Рудлинг удивляется, как молодая развивающаяся демократия пытается одновременно совместить две совершенно диаметральные и противоположные вещи – культуру крайне правого национализма и фашизма и западноевропейские демократические ценности. Работа Рудлинга датируется 2010 годом, предполагаю, что сегодня многие историки, специализирующиеся на украинской истории, удивляются еще больше.

Что касается господина Вятровича, сделавшего в своих работах упор на "прекрасное отношение УПА к евреям", то, к сожалению, он по неизвестной причине не сумел прочитать огромный пласт воспоминаний евреев, выживших в Холокосте, которые со страхом вспоминают и ОУН и УПА как антисемитские организации[lix]. Вятрович игнорирует свидетельства массовых убийств евреев УПА, которые находятся в украинских и немецких архивах (например, доклад немецкой разведки за апрель 1944 года сообщает что "УПА удачно преследовала еврейских бандитов и на данный момент расстреляла около 100 из них "[lx].

Вятрович игнорирует неудобные факты и в целом следует развившейся в диаспоре после войны традиции отрицания антисемитизма организаций ОУН и УПА, а некоторые свидетельства объявляет фальсифицированными. Украинские историки Джон Пол Химка и Тарас Курило критикуют его позицию и считают, что объявленный Вятровичем документ Ярослава Стецько является аутентичным.

Что же так не нравится Вятровичу в этом документе? Вот что писал "премьер" ОУН: "Вважаючи головним i вирiшним ворогом Москву, а не жидiвство, яка властиводержала Україну в неволi, тим не менше доцiнюю належно незаперечношкiдливу i ворожу ролю жидiв, що помагають Москвi закрiповувати Україну. Тому стою на становищi винищення жидiв i доцiльности перенести на Україну нiмецькi методи екстермiнацiї жидiвства, виключаючи їх асимiляцiю i тп[lxi]". Карел Беркхоф и Марк Царинник считали этот документ аутентичным, в отличие от сомнительной аргументации Гунчака, на которую опирается Вятрович[lxii].

Надо отдать должное Вятровичу – он признает аутентичность документа одного из лидеров бандеровского движения Ленкавского, датированного июлем 1941 года, (получив подтверждение от одного из участников ОУН(б) Василя Кука, который считал, что "Відносно жидів приймемо всі методи, які підуть їм на знищення"[lxiii]. (Но на передаче Шустера 30 сентября он уже отвергает его аутентичность). Также Вятрович пытается смягчить статью идеолога Юрия Милянича "Жиди, сіонізм і Україна", в которой тот утверждает, что как только Украина станет независимой, евреи сразу же начнут против нее бороться[lxiv]. Он считает, что статья просто подняла определенный вопрос, не более того. Однако это не совсем так – "Розбудова нації" являлся авторитетным печатным органом ОУН, выражавшим ее позицию.

В книжке Мицюка "Аграризація жидівства на тлі загальної економіки", одной из серьезнейших антиеврейских публикаций своего времени, Вятрович тоже не видит ничего антисемитского, что, как пишут Курило и Химка, заставляет считать, что он не умеет или не желает определять антиеврейскую[lxv]. Когда немецкий оккупационный режим потребовал от газеты "Краковские вести" опубликовать серию антисемитских статей, то обратились именно к Мицюку, который в шести частях опубликовал текст "Жиди в Україні", пропитанный антиеврейским и прогитлеровским духом.

Также Курило и Химка осуждают неспособность Вятровича увидеть антисемитизм в листовке ОУН "Євреї – громадяни України", датируемой мартом 1950 года, из которой собственно следует, что евреи были сами виноваты в том, что во время Хмельниччины и гайдамаччины еврейские местечки целиком уничтожались.

Вятрович, к сожалению, не упоминает многие задокументированные случаи убийства членами УПА спасителей евреев (например, Ludwik Wrodarczyk, римско-католического священника, спасителя евреев, который был признан Праведником народов мира в 2000 году. УПА выкрало и убило его в декабре 1943[lxvi]. В Ганачевке (Hanaczów) в Галиции, командир польской самообороны Казимир Войтович помог большому количепству евреев. Евреи Ганачевки организовали еврейскую роту и сражались против УПА вместе с местными поляками в рамках Армии Крайовой. Войтович пережил войну и вместе с двумя своими братьями был признан Праведником народов мира[lxvii].

Вятрович неоднократно упоминает о евреях в рядах УПА. Рудлинг же считает, что, включая "Стеллу", в УПА могло состоять максимум около 25 евреев, что является ничтожным процентом от общего количества бойцов (немцы оценивали численность УПА в 40 тыс., а националистические источники говорят о 100 тысячах.) Однако легенда об украинских и еврейских бойцах, которые в рядах УПА сражались против нацистов, становится все популярнее. В 2010 писательница Оксана Забужко написала книгу, в которой главная героиня – еврейка – медсестра в отряде УПА.

При поддержке того же Вятровича недавно была установлена в Бабьем Яру мемориальная доска главному редактору газеты "Українське слово" и члену правления ОУН Рогачу, который 2 октября 1941 года, когда еще шли расстрелы в Бабьем Яру, выпустил статью "Найбільший ворог народу – жид"[lxviii], а 9 октября выпустил статью, призывающую выдавать немцам евреев, пытающихся спрятаться от "справедливого возмездия" [lxix]. Его, правда, потом тоже расстреляли, когда пути ОУН и немцев разошлись.

Статья от 2 октября:

Статья от 9 октября:

Также на стенде представлены портреты Бандеры, Стецько и Мельника – главы ОУН(м), известного антисемита, сотрудничавшего долгие годы с нацистской Германией, в чьем проекте конституции (точнее Конституция подготовлена Сциборским по поручению Мельника) право еврея на гражданство Украины отвергалось[lxx].

Таким образом, часть украинских лидеров пытается на мифологии построить новое национальное самосознание. Большая часть этих взглядов – созданные заново мифы, ничего общего не имеющие с реальностью. Пер Рудлинг спрашивает, можно ли иначе, и сразу отвечает – конечно.

Например, у немцев крайне националистическая идеология 1930-40 годов, поддержанная большинством их прабабушек и прадедушек, вызывает отторжение. Это является общей новой чертой немецкой идентичности. Рудлинг говорит, что, в отличие от этого, экспортеры мифов не только отвергают фашизм и антисемитизм ОУН, но наоборот, превращают их едва ли не в спасителей евреев. Таких основных группы две – крайне радикальные националисты, отвергающие антисемитский нарратив ради нейтрализации собственной критики, и демократы, которые возвели филосемитский миф в ранг официальной историографии.

Ни те, ни другие не осудили ни ОУН, ни УПА за геноцид гражданского украинского, польского и еврейского населения.

К сожалению, те, кто критикует такую позицию, зачастую подвергаются гонениям, их называют коммунистами, совками и чуть ли не пособниками врага. На шоу Савика Шустера 30 сентября глава современного ОУН Богдан Червак кричал и угрожал директору Украинского Еврейского комитета уголовной ответственностью. Исторические документы, выставляющие ОУН в негативном свете, автоматически объявляются путинскими фальшивками, а люди, цитирующие их – агентами Кремля. Такая позиция неприемлема в правовом демократическом государстве!

а) Те, кто говорит о негативной роли ОУН в истории Холокоста, сразу же клеймятся как вносящие вражду между украинцами и евреями, хотя это дешевая манипуляция. Ведь речь не о том, что украинцы убивали евреев и это не попытка, не дай Б-г, очернить украинский народ. Более того, общеизвестно, что минимум 6 миллионов украинцев сражались с оружием в руках против нацизма, а 2500 украинцев признаны мемориалом "Яд ва-Шем" Праведниками народов мира, а ведь есть и те, кто не получил этот статус из-за сложной процедуры сбора доказательств. К слову, автор статьи недавно интервьюировал такую праведницу мира – Нину Ткаченко, чья семья спасала еврейскую девочку, и чей дед спас еврейскую женщину.

Таким образом, объективная негативная информация об ОУН не преследует цель очернить Украину – речь идет лишь об отдельных организациях.

б) "Пусть евреи извинятся перед нами за Голодомор". Речь не об извинениях, украинцам не за что извиняться. Были разные украинцы, точно также как разными были евреи. Если брать украинскую позицию, (4 списка, т.е. списки "организаторов Голодомора" СБУ и список апелляционного суда г. Киева), то всего в них значится 53 организатора Голодомора, из которых 19 русских , 15 украинцев, 12 евреев, 2 поляка, 2 белоруса, 1 латыш, 1 литовец и 1 осетин (Сталин). Причем из 12 организаторов евреев расстреляли 9, из 19 организаторов русских расстреляли 3, а из 15 организаторов украинцев расстреляли только 1-го (Чубаря). Если подсчитать что получилось в результате чисток к моменту подписания договора Молотова-Риббентропа в 1939 году (так как в результате чисток бОльшая часть евреев (а также поляков и латышей) была уничтожена) в НКВД украинцев уже было более чем в 1,5 раза больше, чем евреев. а русских более чем в 14 раз больше, чем евреев. Тем не менее, если речь идет о ЧК и НКВД раннего периода, то необходимо признать, что до сталинских чисток в их рядах было много евреев (впрочем, там же были и украинцы и русские). Для евреев это стало трагедией, потому что во многом благодаря широкому участию евреев в деятельности ЧК и НКВД этим организациям удалось быстро и эффективно (как никогда и ни в одной стране) подавить еврейскую жизнь, бурлившую в Украине. Синагоги были закрыты, а почти все классы и подпольные кружки по иудаизму были идентифицированы и уничтожены. Естественно были уничтожены и раввины, моэли, шойхеты и представители "буржуазии" – в не меньшей степени, чем среди украинцев или русских. Давайте также не забывать, что в Голодоморе погибли и евреи, жившие в сельской местности. Но! Ни Израилю, ни одной здравомыслящей еврейской организации никогда не придет в голову героизировать этих коммунистических подонков, называть в их честь улицы в Израиле, или даже гордиться фактом их существования. Это постыдная страница в еврейской истории.

В) Оправдания, что еврейские военные организации подмандатной Палестины "Эцель" и "Лехи" убивали мирных арабских жителей. Прежде всего, надо заметить, что обе организации численно составляли мизерный процент от общенационального военизированного освободительного движения ("Хагана" и "Пальмах" были численно значительно больше). Действительно, обе организации в 30-х годах организовали акции возмездия за убийства еврейских мирных жителей арабами, в результате которых погибло предположительно около 100 арабских мирных жителей. Однако никогда в подмандатной Палестине ни евреями ни кем другим не был организован геноцид арабского населения, в котором бы принимала участия какая-либо еврейская организация. Акты возмездия представляли собой террористические атаки в ответ на террористические атаки евреев арабскими бандами.

Факт: Ни одна из вышеперечисленных еврейских организаций времен Войны на независимость не стояла на позициях геноцида или этнических чисток, а тем более не совершала ничего подобного на практике.

в) Нет ничего удивительного в том, что президент Израиля Ривлин, как представитель евреев Израиля, не побоялся выступить против героизации пронацистских ОУН, чем вызвал огромную волну критики с одной стороны и антисемитских высказываний с другой. Речь Ривлина в Раде содержала примеры украинско-израильского сотрудничества, и затем президент направился в музей Голодомора в Киеве, не побоявшись оценки такого шага Россией. Еще удивительно, что никто не обратил внимания на положительные моменты в его речи, как-то:

1. Украина – родина сионизма и хасидизма.

2. Украина доказывает миру стремление к переменам и совершенствованию.

3. Украинским гражданам не нужна виза в Израиль. (Пока Европа мямлит про безвизовый режим, Израиль несколько лет назад стал первым и пока единственным государством Запада, отменившим визы для украинцев).

4. Между Украинойи Израилем подписан ряд соглашений в сфере торговли и экономики.

5. Израиль будет поддерживать усилия украинского правительства в социально-экономической сфере и многое другое.

В заключение, ради справедливости, следует заметить, что речь президента Израиля в Раде была недостаточно корректна. Следовало бы упомянуть участие миллионов украинцев в борьбе против нацизма, чего Ривлин не сделал. Нет сомнения, что в подобном случае в России он бы обязательно бы это упомянул. И значительная часть вины в этом прискорбном факте лежит как раз на недальновидных украинских политических лидерах и псевдоисториках, которые всеми силами пытаются стереть в национальной памяти украинцев факт – что именно их деды и прадеды вынесли на своих плечах основное бремя борьбы с нацизмом, заплатив за это миллионами жизней, как среди мирных жителей, так и среди солдат и офицеров.

Однако и на официальном уровне, и тем более на картинках, столь популярных сегодня в украинском сегменте Интернета, отображающих преемственность поколений украинских воинов, более не появляется советский солдат, а только солдат УПА.

Таки образом, Украина сама позволяет России приватизировать победу над нацизмом, поскольку, нравится это иле нет, но именно советские солдаты, вмести с западными союзниками взяли Берлин и свергли человеконенавистнический нацистский режим в Германии и их странах-сателлитах, в то время, как УПА никак не попадает в список армий-победительниц во Второй мировой войне.

С июня 2014 года я тренировал различные подразделения ВСУ и Нацгвардии. Есть еще несколько инструкторов, а также большое количество волонтеров, как украинских евреев, так и евреев из Израиля, приезжающих с различными волонтерскими миссиями.

Хотя российско-украинская война не затрагивает напрямую Израиль, однако, судя по активности гражданского общества: протестам у российского посольства, масштабной волонтерской помощи и активности в Сети, Украину поддерживает довольно много израильтян. В последнее время активность проукраинских волонтеров сходит на нет, прежде всего, из-за медленного темпа реформ (ведь многие надеялись, что Майдан изменит их бывшую родину), однако многие отворачиваются от нашего с вами дела именно из-за героизации спорных персонажей украинской истории.

При этом нужно честно сказать, что любой народ имеет право на ошибки и на своих мерзавцев, - это понимают во всех цивилизованных странах мира и ни в коей мере не пытаются возложить некую коллективную ответственность на весь народ (в том числе и на украинский народ).

Однако не менее верно и то, что в цивилизованном мире не принято возводить в ранг национальных героев и разными способами глорифицировать весьма спорных персонажей, и тем более переписывать историю в угоду сомнительному квазипатриотическому "национальному нарративу".

Обеление на официальном и/или национальном уровне подобных персон и организаций играет на руку не Украине и украинцам, а их врагам, поскольку выбывает почву из под ног у сторонников независимой демократической Украины по всему миру.

В то время как честное признание негативной роли отдельных исторических личностей и организаций, что имело место в прошлом, осуждение отдельных аспектов их идеологии и практики, с четким вектором на построение новой Украины на современных демократических стандартах и ценностях, принесло бы Украине в тысячу раз большую практическою пользу, чем жалкие попытки объяснить необъяснимое.

Нельзя построить украинскую политическую нацию, где найдется место и для евреев, и для русских, и для поляков, и для крымских татар, если ее героями станут люди, сделавшие все для того, чтобы эту нацию разделить.

Сила Украины не в мифологизации и обелении одиозных исторических персон и организаций, а в сплочении нынешней политической нации вокруг позитивных принципов и ценностей на основе исторической правды и взаимной толерантности.

P.S. При написании этой статьи я намеренно исключил использование российских источников.

________________________________

[i] Детально ознакомиться с исследованием можно тут: https://carlbeckpapers.pitt.edu/ojs/index.php/cbp/article/view/164/160 (на англ.)

[ii] Berkhoff and Carynnyk, "The Organization of Ukrainian Nationalists," 171, скачать: https://www.researchgate.net/publication/283606261_The_Organization_of_Ukrainian_Nationalists_and_Its_Attitude_toward_Germans_and_Jews_Iaroslav_Stets'ko's_1941_Zhyttiepys

[iii] Rossolinski-Liebe, Ukrainian National Revolution

[iv] Heer, "Blutige Ouvertüre"; Kai Struve, "Layers of Violence: Mass Executions and Pogroms against Jews in Eastern Galicia in Summer 1941

[v] Bruder, "Den ukrainischen Staat," 146

[vi] Barkan, Cole, and Struve, eds. Shared History—Divided Memory, 305–315

[vii] ЦДАВО Украины, ф. 3833, оп.1 , спр. 57, арк. 17-18

[viii] Friedman, "Ukrainian-Jewish Relations," 182

[ix] Friedman, "Ukrainian-Jewish Relations," 182.

[x] Berkhoff, Harvest of Despair, 291

[xi] Snyder, Reconstruction of Nations, 165

[xii] Bruder, "Den ukrainischen Staat," 166.

[xiii] Wladislaw Siemaszko and Ewa Siemaszko, eds. Ludobójstwo dokonane przez nacjonalistów ukrainskich na ludnosci polskiej Wolynia 1939–1945

[xiv] Bruder, "Den ukrainischen Staat," 146

[xv] Berkhoff, Harvest of Despair, 292

[xvi] Moshe Maltz, Years of Horrors—Glimpse of Hope: The Diary of a Family in Hiding, 147

[xvii] Carynnyk, "Foes of our Rebirth"; Per A. Rudling, "Theory and Practice: Historical Representation of the Activities of the OUN-UPA," East European Jewish Affairs, 36, no. 2 (2006): 163–189

[xviii] Weiner, Making Sense of War, 264; Shmuel Spector, The Holocaust of Volhynian Jews, 1941–1944; Himka, "The Ukrainian Insurgent Army and the Holocaust," 12–17

[xix] Motyka, Ukrainska partyzantka, 295–297

[xx] Himka, "The Ukrainian Insurgent Army and the Holocaust," 28

[xxi] Ewa Siemaszko, "Bilans Zbrodni," Biuletyn instytutu pamieci narodowej, no. 7–8 (116–117) (July–August 2010

[xxii] Himka, "The Ukrainian Insurgent Army and the Holocaust," 28

[xxiii] Friedman, "Ukrainian-Jewish relations,"189, Spector, Holocaust, 271; Weiner, Making Sense of War, 263; Snyder, The Reconstruction of Nations 170; Дмитро Рибаков, Марко Царинник: Історична напівправда гірша за одверту брехню, 5 ноября, 2009, http://lb.ua/society/2009/11/05/13147_marko_tsarinnik_istorichna_napivp.html

[xxiv] Himka, Ukrainians, Jews, and the Holocaust, 46–47

[xxv] Spector, Holocaust, 279; Михайло Коваль, Україна в Другій Світовій і Великій Вітчизняній війнах, 154

[xxvi] Иван Качановский. "Террористы или национальные герои?

[xxvii] Бульба-Боровец, "Армия без державы", 254

[xxviii] John-Paul Himka, Ukrainians, Jews and the Holocaust: Divergent Memories; 46; Курило, Хімка, "Як ОУН ставилося до євреїв?" 260

[xxix] To the brotherly Czech and Slovak nations," in Petro J. Potichnyj, ed., English Langauge Publications of the Ukrainian Underground, Litopys UPA, 17 (Toronto: Litopys UPA, 1988), 158

[xxx] Inquiry 74WLO-2S-83, "Re: Acts of aggression against the Soviet Union in Canada," inquiry from the RCMP Liaison Offi ce, Washington D.C. to CIA, Washington, DC, December 9, 1974, NARA, RG 263, E ZZ-18, Stephen Bandera Name File, v. 2; Staatsarchiv München, Staatsanwaltschaften 34887, vol. 1, l. 59, document on the OUN in Bavaria written by Inspector Fuchs, September 13, 1960

[xxxi] протокол допроса Охримовича, архив СБУ, ф.5, спр. 445, т. 1, арк. 219

[xxxii] Breitman and Goda, Hitler’s Shadow, 83

[xxxiii] Breitman and Goda, Hitler’s Shadow, 80–81

[xxxiv] Breitman and Goda, Hitler’s Shadow, 82, цитируя "Our Relations with the Ukrainian Nationalists and the Crisis over Bandera," attached to EGQA-37253, March 12, 1954, NARA, RG 263, E ZZ-19, B 10, Aerodynamics: Operations, v. 10, f.2.

[xxxv] Goda and Breitman, 82, Hitler’s Shadow, цитируя CIA/State Department—SIS/Foreign Offi ce Talks on Operations Against the USSR, April 23, 1951, NARA, RG 263, E ZZ-19, B 9, Aerodynamics: Operations, v. 9, f. 2

[xxxvi] Breitman and Goda, Hitler’s Shadow, 80

[xxxvii] Breitman and Goda, Hitler’s Shadow, 83, цитируя "Joint US-UK Conference, January 20, 1955, NARA, RG 263, E ZZ-19, B 10, Aerodynamic: Operations, v. 12, f. 1.

[xxxviii] Burds, The Early Cold War, 13, цитируя секретное донесение специального агента Корпуса контрразведки Vadja V. Kolombatovic оперативному офицеру, CIC Region III, 6 May 1947, INSCOM Dossier ZF010016WJ, 1906–9 и "известным садистом и коллаборантом" (Breitman and Goda, Hitler’s Shadow, 86, Card Ref. D 82270, July 22, 1947, NARA, RG 319, E 134B, B 757, Mykola Lebed"IRR Personal File, Box 757.

[xxxix] Holian, "Anticommunism in the Streets," 138

[xl] Breitman and Goda, Hitler’s Shadow, 88–89

[xli] Breitman and Goda, Hitler’s Shadow, 86, цитируя NARA, RG 263, E ZZ-18, Box 80, Mykola Lebed Name File, v. 1.

[xlii] "Report details ties between US and ex-Nazis," Associated Press, December 10

[xliii] Charles T. O’Connell, The Munich Institute for the Study of the USSR: Origin and Social Composition, Carl Beck Papers in Russian and East European Studies 808. (Pittsburgh: University Center for Russian and East European Studies, 1990), 9f, 28–32

[xliv] Charles T. O’Connell, The Munich Institute for the Study of the USSR: Origin and Social Composition, Carl Beck Papers in Russian and East European Studies 808. (Pittsburgh: University Center for Russian and East European Studies, 1990), 9f, 28–32

[xlv] Письмо главы ЗЧ ОУН Степана Бандеры Проводу ОУН на украинских землях, Проводу ОУН Львовского края, друзьям Черному и Усмиху, Июнь 1955, Архив СБУ, ф. 13, спр. 379, т. 2, арк. 191.

[xlvi] Markus Huss, "Male Historians in Exile: Constantly Relating to Their Background," Baltic Worlds 3, no. 1 (2010): 17–18

[xlvii] Зенон Когут, "Украинский национализм", 145-146

[xlviii] Berkhoff and Carynnyk, "The Organization of Ukrainian Nationalists," 149; Himka, "War Criminality," 11; Bruder, "Den ukrainischen Staat," 12–13; Krzysztof Lada, "Creative Forgetting: 58 Polish and Ukrainian Historiographies on the Campaign against the Poles in Volhynia during World War II," Glaukopis, no. 2/3 (2005): 346; Himka, "First Escape: Dealing with the Totalitarian Legacy in the Easrly Postwar Emigration," paper presented at the Workshop on "National Politics and Population Migrations in Central and Eastern Europe," Center for Austrian Studies, University of Minnesota, Minneapolis, 7–8 April, 2006, 7; idem, "Central European Diaspora," 22; Jeffrey Burds, "Access Restrictions in Central European Archives," round table discussion at the fortieth national convention of the American Association for the Advancement of Slavic Studies, Philadelphia, November 23, 2008

[xlix] Bohdan Wytwycky, "Anti-Semitism," in Volodymyr Kubijovyc, ed., Encyclopedia of Ukraine (Toronto: CIUS Press 1984), 1: 82

[l] Mirchuk, My Meetings and Discussions in Israel, 66

[li] Per Rudling The OUN, the UPA and the Holocaust: A Study in the Manufacturing of Historical Myths, 59; John Pancake, "In Ukraine, movement to honor members of WWII underground sets off debate," Washington Post, January 6, 2010: A7; John Paul Himka [Ivan-Pavlo Khymka], "Chy ukrains’ki studii povynni zakhyshzhaty spadshchynu OUN-UPA?," in Amar, Balyns’kyi, Hrytsak, Strasti za Banderoiu, 163

[lii] В. Сергийчук. Наша кровь — на своей земле, 56-57; Сергійчук В. І. Трагедія Волині: Причини й перебіг польсько-українського конфлікту в роки Другої світової війни; дискуссию о работах Сергийчука смотреть у Marples, Heroes and Villains, 232–233, 236–237

[liii] Працівник СБУ: Ми їздили в Ізраїль побачити досьє проти Шухевича – а його просто не існує, http://www.unian.ua/politics/105219-pratsivnik-sbu-mi-jizdili-v-izrajil-pobachiti-dose-proti-shuhevicha-a-yogo-prosto-ne-isnue.html

[liv] подробнее об этом пишет Per Rudling The OUN, the UPA and the Holocaust: A Study in the Manufacturing of Historical Myths, 22-24

[lv] Petro Sodol, "Foreigners in the UPA," Ukrainian Quarterly 58, no. 4 (2002): 342–348; Volodymyr Kosyk, "Organizational Conditions and the Initial Struggle of the Ukrainian Insurgent Army (UPA)," Ukrainian Quarterly 58, no. 4 (2002): 310–325; Volodymyr Viatrovych, [V’’iatrovych] "The Communist Alliance against the Ukrainian Insurgent Army (UPA)," Ukrainian Quarterly 58, no. 4 (2002): 326–341; Herbert Romerstein, "The KGB Disinformation Campaign Against Ukrainians and Jews," Ukrainian Quarterly 58, no. 4 (2002): 349–360., В. Сергийчук. Наша кровь — на своей земле, 3, 42, 77

[lvi] Himka, "The Ukrainian Insurgent Army and the Holocaust," 15, citing the USC Shoah Foundation Institute for Visual History and Education, 20586 Jack Glotzer, 12–15; Spector, The Holocaust of Volhynian Jews, 358; Ahron Weiss, "Jewish-Ukrainian Relations in Western Ukraine During the Holocaust," in Peter J. Potichnyj and Howard Aster, eds., Ukrainian-Jewish Relations in Historical Perspective (Edmonton: CIUS and University of Alberta, 1990), 409–420; Weiner, Making Sense of War, 270–271.)

[lvii] Philip Friedman, Roads to Extinction: Essays on the Holocaust, ed. Ada June Friedman, introduction by Salo Wittmeyer Baron (New York: Conference on Jewish Social Studies, Jewish Publication Society of America, 1980), 203–204.

[lviii] Per Rudling The OUN, the UPA and the Holocaust: A Study in the Manufacturing of Historical Myths, 25, 63

[lix] Например: Shimon Redlich, Together and Apart in Brzezany: Poles, Jews and Ukrainians, 1919–1945 (Bloomington: Indiana University Press, 2002), 103–104; Reuben Ainsztein, Jewish Resistance in Nazi-Occupied Eastern Europe: With a Historical Survey of the Jew as Fighter and Soldier in the Diaspora (London: Paul Elek, 1974), 252–256. Об отношении ОУН и УПА к евреям во время Второй мировой смотреть Weiner, Making Sense of War, 239–297

[lx] Staatsanwaltschaft Dortmund 45 Js 24/62, Bd "Reste von Gutachten und Dokumenten aus dem Bestand des Pz. AOK 4," BA-MA, RH-21, Pz. AOK 4, Abt. Ic/AO, Tätigkeitsbericht, April 1944, цитировано в Golczewski, "Shades of Grey," 143. Также на эту тему см. Weiner, Making Sense of War, 263–264.

[lxi] Як ОУН ставилася до євреїв? Роздуми над книжкою Володимира В’ятровича, Тарас Курило, Иван Химка, http://www.academia.edu/499204/Iak_OUN_stavylasia_do_ievreiv_Rozdumy_nad_knyzhkoiu_Volodymyra_V_iatrovycha

[lxii] Ibid., 253

[lxiii] Ibid., 254

[lxiv] Милянич Ю. , Жиди, сiонiзм i Україна // Розбудова Нацiї, 1929. № 8–9. С. 271–276

[lxv] Як ОУН ставилася до євреїв? Роздуми над книжкою Володимира В’ятровича, Тарас Курило, Иван Химка, http://www.academia.edu/499204/Iak_OUN_stavylasia_do_ievreiv_Rozdumy_nad_knyzhkoiu_Volodymyra_V_iatrovycha, 256

[lxvi] Maria Debowska and Leon Popek, Duchowienstwo diecezji luckiej: O? ary wojny i represji okupantów, 1939–1945 (Lublin: Polihymnia Wydawnictwo Muzyczne, 2010)

[lxvii] Marples, Heroes and Villains, 206; Jerzy Wegierski, W lwowskiej Armii Krajowej (Warsaw: PAX), ch. 2–7; Motyka, Ukrainska partzyantka, 382.

[lxviii] Українське слово, https://libraria.ua/issue_view.php/issue-18232/

[lxix] Українське слово, https://libraria.ua/issue_view.php/issue-18268/

[lxx] Артикул 3.

Українське громадянство набувається:

1. через народження від батьків громадян Української Держави,

2. через подружжя з громадянином Української Держави, і

3. через надання громадянства відповідною владою.

Особі української народности, що оселиться в межах Української Держави, не можна відмовити в наданні українського громадянства, коли цьому не стоять на перешкоді особливі причини.

Артикул 4.

Українське громадянство в хвилі проголошення Української Держави мають:

1. всі особи української народности, що мешкають у межах Української Держави.

2. особи інших народностей, яких батьки, чи вони самі стало мешкали в межах Української Держави з 1 серпня 1914 року.

Примітка: згаданим у точці 2 цього Артикулу особам може бути відмовлено в наданні українського громадянства.

Вийняток з Артикулів 3 і 4 становлять особи жидівської народности, що підлягають окремому законові.

Окремий закон точно визначить постанови що до набуття й втрати українського громадянства.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги