УкрРус

Нотариусы в "ЛНР" или отжим по...

"Связанные одной целью. Связанные одной цепью"- назревающую в "лнр" ситуацию, можно охарактеризовать символичными словами российской культовой группы, если бы не одно, но. Цели и цепи в данном случае у всех разные.

Русский мир, который одурманил население восточной части Украины, как и всякий дурман, выходит из сознания с болью и ломкой во всем теле.

Оказалось, что жить в непризнанной стране, вернее, жить в резервации, управляемой террористами, достаточно трудно и не совсем выгодно. Особенно тем, кто сам являлся движущей силой создания территории хаоса.

Жители "лнр" нужны. Ведь наполнение территории гражданами и создание видимости страны, и просто необходимо тем, кто играет в "республику", получая на ее "управление" финансы и становясь рублево - долларовыми миллионерами.

Чтобы создать видимость государства, нужны законы, органы власти и законодательные акты. И вот тут ватный мир начал бить по-карману и репутации даже тех, кто был в первых рядах триколорной революции.

Первый год оккупации принес неслыханные заработки для нотариата. Оказалось безвластие, которое принес "свободный" ветер России, не совсем то, что хотели граждане. Граждане хотели наследство, имущество, куплю-продажу и официальные документы, подтверждающие рождение ребенка, смерть и другие, существенно влияющие на жизнедеятельность индивидуума факты.

Сначала все ждали "русские законы". Вернее, ждут. У жителей зоны оккупации до сих пор нет полного осознания, того, что Россия никогда не признает "новороссию-лнр". Обещали же, мычит обыватель, выкладывая кровно-заработанно-завоеванные гроши за документы с украинской печатью. А без желто-блакытных, тризубных документов, как оказалось, славный новоросс всего лишь среднестатистический бомж.

Россия упрямо твердила "граждане Украины" и требовала от исконно-русских новороссов печати с тризубом.

В законодательном коллапсе, как и в любой мутной воде, легко ловить золотых рыбок. Нотариусы с оккупированных территорий, быстро перерегистрировавшись на не оккупированной части Украины проводили сделки даже без присутствия граждан. Например, нотариусы Молочко и Дашевский, Свердловского нотариального округа, зарегистрировавшись за зоной оккупации, попросту приезжали в город и используя ключи к реестрам, проводили сделки, как бы находясь в Северодонецке и Киеве.

Так, было переоформлено очень много "отжатого" имущества. Сделки по "купле-продаже", "дарению" осуществляли даже от имени тех, кого уже не было в живых. Нотариус удостоверял любую подпись, удовлетворяя свои меркантильные потребности в долларах.

Если провести анализ нотариальных действий по имуществу, имеющему регистрацию в зоне АТО, мы увидим, что зона продолжала жить по своим, странным и страшным законам.

Наследники убитых на фронте ополченцев платили деньги за то, чтобы "оживить" погибшего и оформить сделку "дарения" или "продажи" на имущество, которое принадлежало покойному или было им "нажито" в непосильных боях.

А еще ведь у ополченцев были депозиты, счета в банке, банковские карты (первое ополчение зарабатывало хорошо, да и мародерство приносило хорошую прибыль, которую старались вкладывать в доллары и украинские банки), которые наследники спешили перевести на себя или оформить доверенность на управление банковскими делами. Выехать, для оформления документов живые "засветившиеся" на войне не могли, а мертвые тем более. Спрос на нотариальные услуги в зоне конфликта рос, как на дрожжах.

Удивительно, но почему-то государство, осознав оккупацию Луганской и Донецкой области, не спешило с апреля 2014 года признать незаконными все печати государственных учреждений, предприятий, медицинских и образовательных учреждений, органов власти, и закрыть государственные реестры недвижимости.

И даже "закрыв", оставило нотариату массу законодательных дыр для осуществления своей "деятельности".

Но, жаль, что "дельцы" забыли о главном: преступники, всегда действуют по одной и той же схеме, делая из жертвы или заложника или сообщника.

Заложников, коими являются жители Луганской и Донецкой области, вне зависимости от их политических пристрастий, террористам хватает. А вот сообщников, нет.

Так, в "лнр" появились суды, прокуратуры, милиция, органы управления, власти. Люди, работающие в них, согласно закона являются сообщниками террористов. То есть, сообщниками. Так появилась налоговая "лнр". Предприниматели, уплачивающие налоги в казну "лнр", являются…да, да, сообщниками террористов.

Почему я заговорила о нотариате? А сообщников много не бывает, главное правило террористов. Поэтому нотариусы, которые собираются осуществлять свою деятельность на территории "лнр" обязаны зарегистрироваться, как нотариусы "лнр". То есть потерять украинскую регистрацию и стать сообщниками террористов.

В рядах Луганского нотариата царит паника. Такой подставы от Плотницкого никто не ждал. Ну, во-первых, нотариусы понимают, что вряд ли, осознавшее свое положение население захочет иметь на руках нотариально удостоверенную сделку именем террористов. А значит, к ним, нотариусам лнр, пойдут только самые глупые или самые отчаянные. А таких в "лнр" с каждым днем становится все меньше.

А во-вторых, после "засветки" в реестре "лнр" нотариусы понимают, что пожизненно теряют право заниматься таковой деятельностью в Украине.

Ну, это их выбор и их право. А вот что ждет жителей оккупированных территорий в части оформления недвижимости?

История 1. Помогите вернуть Катю.

Эта история началась задолго до войны. И, вроде бы, не имеет к войне и политике никакого отношения. Обычная бытовая, рядовая история. Он полюбил ее. Она полюбила его. Потом родилась Катя. А потом он разлюбил. И суды. Долгие, мучительные судебные тяжбы. Сначала за квартиру и машину, потом за алименты, а потом за Катю. Я не буду вдаваться в подробности судебных разбирательств, просто поясню. Его родители, решили наказать непутевую, по их мнению, экс-супругу и забрать у нее дочку. Катю похищали, ее искал весь город, Катину маму запугивали в исполкоме лишением родительских прав и избивали в подъезде (родители ее избранника были влиятельными людьми в городе). Суд, раз за разом становился на сторону матери. Оснований лишить ее родительских прав не было. И вот пришла война…

Об окончании этой судебной, довоенной истории, я узнала случайно, от выехавшего из зоны АТО адвоката, который вел это дело. Катю снова похитили, но только вместе с мамой. Маму отпустили после того, как она, не выдержав боли. Подписала у нотариуса документы на вывоз ребенка из страны. Больше дочери она не видела. Заявление у нотариуса она подписывала в период активной фазы АТО, в г. Свердловске (зона оккупации август 2014 года). Соседи говорят, что Катю вывезли в РФ, но ее "папа" вернулся домой один. Где находится ребенок, никто не знает.

История 2. Вон из моего дома.

Война. Многие думают, что это исключительно выстрелы, атаки, обстрелы, взрывы. Нет. Увы, нет. Это страшные, необъяснимые изменения, которые происходят в людях, открывая самые темные уголки их душ. Ангелы войны, они не шумные, не огненные, а тихие и застенчивые. Они берут свою жертву и опускают ее в глубины Ада, который скрыт в самом человеке. И тогда, тогда вчерашние родные люди берут в руки нож и обагряют кровью брата ступени отцовского дома. Тогда соседи пишут донос, чтобы дождавшись " камуфлированного воронка" растащить по кирпичикам имущество того, кому еще вчера желали здравия. Ад войны не на поле боя. Там все понятно: враг-друг, солдаты, бой. Настоящее пекло в тех, с кого войной сорвало маску добропорядочного горожанина.

Мне позвонил мой земляк. Я не меняла номер телефона и люди продолжают звонить, в надежде получить помощь.

Осенью 2013 года у него умерла мать. Наследство, состоящее из двух старых домов в селе, поделили еще до смерти матери. Так сказать, на семейном совете. Один дом-сестре, второй, где и жили до самой смерти родители, ему, звонящему.

Сестра свой дом на себя оформила сразу (чего тянуть) по дарственной. Ведь мама еще была жива. А он, после смерти матери подал заявление на вступление в наследство, стал собирать документы, справки. Дом отремонтировал, сделал ванную, установил спутниковое телевидение. Интернет, построил два сарая для скотины. И тут война, обстрелы. Дело с оформлением наследства было отложено. Но человек и не переживал. Я написал заявление, вложившись в шестимесячный срок, так что, -думал он, -само оформление, уже потом, после войны. Ведь все равно тут будет Украина,-пояснил он свои действия, -как иначе.

Иначе решила война. В один из дней к нему пришла сестра с целой свитой с автоматами. Жестким голосом, кривясь от собственной важности, безнаказанности она приказала в течении 24 часов покинуть дом.

-Ты вступил в наследство по укропскому закону,- ехидно сказала сестра,- а нам укропы, не власть и не закон. Так что, по нашему, лэнээровскому закону, все укропские решения недействительные, а значит, ты не имеешь права на этот дом, пошел вон из моего дома.

Он ушел, благо был в селе домик родителей жены. Правда без ремонта, без ванны, интернета, запущенный и заросший.

Он ходил и в суд, и в милицию, и в прокуратуру. Все твердят только одно: сестра права. Укропские законы в "ЛНР" отменены, все решения судов, нотариата, недействительны. Нужно заново подавать заявление на наследство, теперь в нотариат "лнр", а значит, и он и сестра имеют равное право на дом. Если его это не устраивать, то можно будет обратиться в суд. Опять же. Суд "лнр". Но, правда, еще не совсем работает (только по уголовному праву), но если заработает, то…

А еще он ходил к сестре. Спрашивал за что, почему. Ему это важно понять.

-Ты всю жизнь жил лучше меня. И дом у тебя лучше, и жена, как мы не старались вас развести, тебя не бросила, и машину ты купил. А у меня нет ничего. Этот дом, компенсация за мою нищую жизнь,-сказала она ему.

Да, именно так. Именно так сказала родная сестра, родному брату. А ведь жизнь им дала равные шансы. Она вышла замуж, правда, муж ее пил, да и она практически не работала, так как считала, что муж-шахтер существует для того, чтобы содержать жену. Хозяйство они не держали. Ведь это вонь и грязь. Курочку к празднику она брала у матери, кроля или гуся к столу всегда дарил брат. Тот самый брат, которого она выгнала из дома.

История без героев.

Этой истории и еще нет. Или есть? Я не знаю. Мы, беженцы, приняли решение и выехали из зоны оккупации. Мы сделали шаг в никуда. Там, у нас дома, квартиры, мебель и техника. Здесь..здесь у большинства съемное жилье, у всех, подаренные друзьями вещи. Здесь и там, до и после,-слова, которые ненавидит беженец. У нас нет статуса беженцы, хотя часть из нас не смогут вернуться домой, так как нет ни улиц, ни домов, ни городов. Их разбомбили. Кто-то надеется продать имущество там, чтобы хоть что-то купить здесь. Кто-то сдает имущество там, бесплатно, знакомым, просто, чтобы сохранили. У каждого своя боль.

"Брошенные" квартиры в Луганске и Донецке "новая власть" успешно экспроприирует. Причин много: донос соседей, что владельцы-укропы, неуплата за коммуналку, родственники-ополченцы, положившие глаз на имущество уехавших.

"Налоговый" кодекс "лнр" позволяет без суда и следствия забрать квартиру и нотариально оформить ее на нового владельца.

Автомат, который сейчас там, действует также как и кодекс, позволяет без суда и следствия забрать квартиру и нотариально оформить ее на нового владельца.

Принадлежность к "власти" без автомата и "законов" позволяет без суда и следствия забрать квартиру и нотариально оформить ее на нового владельца.

Скоро в "лнр" "заработает" единый государственный реестр недвижимости "лнр", нотариусы "лнр", а по сути, машина по отжиму имущества.

Будут ли признаны те, кто выйдет на работу в нотариат ЛНР преступниками? Будут ли в отношении них возбуждены уголовные дела за сотрудничество с террористами? Будут ли они объявлены в розыск? –покажет время.

Будет ли шанс у тех, чью недвижимость "оформят по закону лнр" вернуть свое имущество или получить компенсацию?

Здесь я не жду ответа. Компенсацию от кого или у кого?- у террористов, так ведь законодательно "л-днр-новороссия" не признаны террористическими организациями, да и как призвать их к ответственности, вопрос. От государства "лнр?-так ведь это и не государство. От оккупанта РФ?-так ведь не они забирали наше имущество, а террористы "лнр". От государства Украина?-так ведь мы переселенцы, которые изъявили добровольное согласие на временное переселение в границах Украины…

А пока террористы готовятся законодательно давить на владельцев имущества, оставшегося в оккупации, вызывая их на "перерегистрацию" и грозя "отжимом". Нотариусы, я так полагаю, уже готовы.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги