УкрРус

Газпром теряет Украину

В пользу тезиса о снижении зависимости Украины от поставок российского газа говорят две ключевые тенденции: с одной стороны, происходит снижение объёмов потребления, а с другой – диверсификация источников импорта, пишет для "Нового времени" Игорь Бураковский.

С этой точки зрения, украинский рынок газа образца 2015-2016 гг. и украинский рынок газа 5-10-летней давности – две разные вещи. Вместе с тем, нужно принимать во внимание, что потребление снизилось не только за счет целенаправленной политики властей, но и в силу экономического кризиса внутри страны.

Снизилось потребление не только газа, но и других ресурсов. Соответственно, с изменением ситуации в экономике может измениться и ситуация с потреблением ресурсов. Ведь газ – это не только энергетика. Это еще и, например, химическая промышленность. То есть, если мы отказываемся от газа как от энергоносителя, это еще не значит, что мы уходим от газа как от сырья для химической промышленности.

Кроме того, остается открытым вопрос дальнейшего функционирования украинских электрических систем, традиционно связанных с российскими. Ранее это решалось за счет технического перетока, сегодня - должны сказать свое слово энергетики.

Что касается атомной энергетики, то на украинский рынок, наконец, вышла американская компания Westinghouse Electric Company. Это нарушило традиционную монополию России в данном секторе. Когда существует конкуренция, мы не бегаем за одним поставщиком – поставщики конкурируют между собой за внимание такого большого потребителя как Украина.

Потеря Украины как крупнейшего потребителя является для Газпрома достаточно болезненным процессом. В Центральной и Восточной Европе наша страна традиционно была одним из самых больших рынков для российского газового монополиста, несмотря на то, что были проблемы с расчётами. Кроме того, проблемы с энергозависимостью Украины всегда трансформировались в решение каких-то политических вопросов Россией.

С этой точки зрения, политическое влияние России на Украину снизилось, в частности, ослабло влияние такого инструмента как Газпром. В целом же, как мне кажется, Россия оказался не готова к резкому изменению мирохозяйственной конъюнктуры (речь идет о ценах на газ и на нефть), а также к резкому развороту со стороны Украины от российских поставок.

Мы во многом уходим от политики в отношениях с Россией и это очень правильно. Реализуем целый ряд шагов, повышающих стойкость украинской экономики, в том числе, по отношению к РФ. При этом нужно понимать, что сама по себе дилемма "либо Украина, либо Россия" не совсем правильна. Украина – часть глобальной экономики. Когда речь заходит об отношениях с отдельным государством, нужно думать о том, в полной ли мере мы воспользовались возможностями, которые предоставляет глобальная экономика, и насколько максимально мы минимизировали возможные риски.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги