УкрРус

Потери и выигрыши: иррациональный Путин

Аннексию Крыма Российской Федерацией не мог предугадать никто, кто анализировал эту ситуацию, предсказывая возможные поступки Путина с исключительно рациональной точки зрения. Рациональное соотношение риска и ценности выбора показывало на то, что Путин должен был воздержаться от аннексии Крыма. Риск полномасштабного военного конфликта с Западом был настолько велик, что объективно Президент Российской Федерации должен был принять решение не аннексировать Крым. Высокий риск конфликта был усугублен буквой международного права в форме Будапештского Меморандума, дававшего абсолютную гарантию безопасности Украины взамен на сдачу Украиной ядерного оружия. Этот документ гарантировал территориальную целостность Украины мировыми ядерными державами. Таким образом, объективно сопоставив риски и ценность аннексии Крыма, Путин должен был воздержаться от принятия таких заведомо рискованных решений. Тем не менее, как нам всем известно, в Марте 2014 Путин аннексировал Крым.

К великому сожалению, игроки в международной сфере, как и все обычные люди, не всегда являются рациональными существами. Чаще всего решения этих игроков базируются на абсолютно субъективных оценках ситуаций. Следовательно, рискованные политические решения стоит рассматривать с точки зрения поведенческой психологии. Например, теория Перспектив гласит о том, что люди принимают более осторожные и просчитанные решения, когда они оценивают свою позицию как выигрышную, и намного более рискованные решения, когда они оценивают свою позицию как проигрышную. Следовательно, люди будут вести себя более рискованно для того, чтобы вернуться к своей первоначально выигрышной позиции. Эта позиция и является желанным статусом-кво в восприятии каждого человека. Следуя логике этой поведенческой теории, во время конфликта в Украине Путин принимал высокорисковые решения, которые могли привести к полноценному конфликту с Западом не потому, что он хотел улучшить свой статус-кво и позицию России, а потому, что он думал, что он находился в изначально проигрышной позиции. Таким образом, его поведение можно расценивать как попытку реабилитировать то, что он считал уже утерянным.

Несомненно, Революция Достоинства в Украине принесла Путину колоссальные потери. Вследствие Майдана 2013/14 года Путин потерял свой подконтрольный марионеточный режим в Украине. Поэтому, он начал воспринимать свою позицию по отношению к его субъективному статусу-кво как проигрышную. Для Путина, слабая и подконтрольная Украина, которой он может управлять так же, как и остальными странами пост-советского пространства, является необходимым реквизитом для выигрышной позиции России. Помимо этого, революция в Украине нанесла огромный удар по международному статусу России, так как Россия была на стороне тиранического режима Януковича. Также, Майдан представлял собой большой риск и для домашнего режима Путина, так как он показал, что люди могут сбросить авторитарный режим своими же силами. Такой прецендент, на фоне ранее происшедших событий на Болотной и Сахарова в Москве, представлял собой угрозу для режима Путина и, таким образом, перспективу колоссальных потерь внутри страны. Следовательно, несмотря на высокие риски, связанные с нелегальной аннексией Крыма, Путин психологически оперировал в домене потерь, как будущих так и настоящих, и поэтому вел настолько непредсказуемо рискованную политику по отношению к Украине.

Что же произошло дальше? Аннексируя Крым, Путин все же не вернулся к своему первоначальному субъективному статусу-кво - марионеточно-слабой и подконтрольной Украине, устойчивому режиму дома, а также доминантной позиции на международной арене. Потеря статуса на международной арене в связи с аннексией Крыма и дальше углубила восприятие потерь со стороны Путина. Следовательно, он продолжил вести высокорисковую политику по отношению к Украине, которая привела к происшествиям на Донбассе. Международные наблюдатели и аналитики вновь не могли понять, почему, несмотря на столь высокие риски и возможность войны с Западом, Путин продолжал инициировать такие рискованные действия.

Тем не менее очевидно, что на данный момент конфликт на Донбассе потерял свою первоначальную остроту. Что же тогда обьясняет снижение уровня накаленности в конфликте между Украиной и Россией на сегодняшний день? Ответ весьма прост - Путин больше не воспринимает свою позицию как проигрышную, и, таким образом, принимает решения намного менее рискованные, чем он принимал раньше. На это есть три причины. Во-первых, аннексия Крыма и продолжительный конфликт на Донбассе вновь дестабилизировали ситуацию в Украине. Экономический, политический и социальный кризис в стране вернул Украину на первоначально слабую позицию, отвечающую статусу-кво России в восприятии Путина. Во-вторых, аннексия Крыма и конфликт на Донбассе дали толчок росту гипер-националистических настроений в России, базированных на пропагации понятия "Русского Мира". Это дало возможность стабилизировать ситуацию внутри страны и консолидировать беспрекословную поддержку режима Путина большинством в Российском обществе. В-третьих, массовая международная паника из-за угрозы Исламского Государства дала Путину шанс реабилитировать свою позицию на международной арене. Многие начали видеть Россию как единственного эффективного союзника в борьбе с ИГИЛ в Сирии и в мире в общем. Таким образом, на данный момент, Путин больше не воспринимает свою позицию по отношению к своему субъективному статусу-кво как позицию потерь. Следовательно, ПрезидентРФбольшеневедетнастолькорискованнуюполитикупоотношениюкУкраине.

Не смотря на это, его решения могут мгновенно поменять свою траекторию, так как политика Путина зависит от его субъективного восприятия своей позиции. Как только Путин почувствует, что он опять проигрывает или может сильно проиграть в результате каких-либо происшествий, конфликт может возобновить свой прежний уровень накала. До тех пор, пока политику стран ведут индивидуальные личности со своими субъективными восприятиями действительности, рациональное предсказание ситуаций базированное на подсчетах вероятности и ценности исходов никогда не будет достоверным.

Конфликт в Украине и непредсказуемое поведение Путина в Крыму и на Донбассе говорят о том, что политологам стоит чаще обращаться за помощью и к другим дисциплинам как психологии, для того, чтобы иметь возможность делать более точные и правильные выводы в любой ситуации. Для точного анализа международной безопасности необходимо не только смотреть на факты, которые легко доступны, но и изучать специфику характера, особенности поведения, а также субъективное восприятие ситуаций различными игроками международной сферы. Это позволит нам избежать недоумения в случае отсутствия рационального поведения со стороны таких игроков и в будущем быть более готовыми к любым иррациональным действиям со стороны потенциальных противников на международной арене.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги