УкрРус

Украинские лагеря смерти: ЗОНА №58

  • Украинские лагеря смерти: ЗОНА №58
    zn.ua

То, что в Украине нарушаются гражданские права заключенных, так или иначе известно всем. Но внимание к этому в нашем обществе пока не слишком пристальное: да и причина понятна - а что, разве права остальных категорий граждан – военнослужащих, сирот, предпринимателей - не нарушаются? Так что на общем фоне все это как-то не выделяется…

Но нарушения бывают разные. И то, что услышали участники акции протеста, состоявшейся сегодня в Киеве, у здания Минюста – просто повергло их в шок. Люди собрались сюда к 11 утра – а разошлись только после двух (хотя за справедливость готовы были оставаться здесь сутками): разъяренные, переполненные эмоциями и готовностью бороться за свои человеческие права.

Организаторами акции выступила Наталья Лордкипанидзе, известная украинская правозащитница , а также правозащитные организации: Центр "Листопад" и Объединение Богдана Хмельницкого. Выступления участников вела (и сама в них активно участвовала) Наталья Лордкипанидзе.

Основная тема обсуждения была страшной: "современные украинские лагеря смерти". То есть те жуткие, беспредельные и бесчеловечные истребительно-трудовые учреждения, в которые превратились сегодня наши места лишения свободы.

Лидеров этого печального рейтинга выбирали все вместе. Большинство собравшихся составляли или люди, недавно покинувшие зону, или родственники тех, кто и сейчас находится там: информацией все они владели не понаслышке – так что выбирать им было нетрудно. Во главе списка современных отечественных концлагерей оказались:

Зона №25, Харьков

Зона №70 Бердичев

Зона № 100 Харьков

Зона №26 Желтые Воды Днепропетровск

И самой отталкивающей, самой бесчеловечной из всех была единогласно признана ЗТУ №58, что в городе Изяслав. О ней в основном и говорили.

Первой взяла слово все та же Наталья Лордкипанидзе – на живых примерах рассказавшая о той людоедской репутации, которой пользуется у людей "пятьдесят восьмая". В ней не то что никто не хочет отбывать срок: заключенные боятся ее как огня. Узнав, что "сидеть" их отправляют именно на эту зону – многие "вскрываются" (режут вены), ломают себе конечности: в общем, делают все, вплоть до суицида, чтобы только не попасть в "лагерь №58".

Ну а те, кто все-таки здесь оказывается – попадают в настоящий ад. И дело не только в элементарных нарушениях их прав, свобод и норм содержания. Дело скорее в том, до какой издевательской глубины эти нарушения можно довести.

Да, заключенные недоедают и в других местах лишения свободы. Но вот похвастаться тем, что они месяцами не видят на своем столе ничего кроме кислой, полусгнившей капусты с шевелящимися червями – может только 58-я.

Да, другим зонам тоже далеко до пятизвездной гостиницы: но таких плохих бытовых условий содержания заключенных (холод, грязь, антисанитария, скученность) как здесь - нет больше нигде в стране.

Да, начальники остальных тюрем – все они, конечно же, не Макаренки. Но и не такие звери, как персонал изяславского лагеря. Избиения, пытки, унижения: сидящих в 58-й людей сознательно, целенаправленно и последовательно превращают в покорное и безропотное быдло, выбивая из них само понятие человеческого достоинства.

Бьют и пытают даже не за провину – а так, для профилактики. Просто забитыми до полусмерти людьми – управлять легче, чем теми, кто выполняет свои обязанности – но при этом понимает и умеет отстоять свои права.

Главным палачом пятьдесят восьмой зоны называли ее фактического хозяина: начальника учреждения Хомякова. Самые знаменитые слова которого: "да если бы Янукович не слетел – я бы вас всех вообще в порошок стер!" Среди особо отличившихся садистов из числа его подчиненных – конечно же, его первого зама, Друченко Павла - а также начальника санчасти Бондаря.

Последний заслуживает особого упоминания. Это человек не то что редкой души – а души напрочь отсутствующей. Это врач-клятвопреступник, потому что нет такой строки в клятве Гиппократа, которую он бы не нарушил. Это откровенный садист – выгонявший на работу людей с температурой 39 и отправлявший в промзону сердечников на грани приступа. Без тени жалости, без капли сочувствия – без единого шанса для несчастных. Да, своими руками Бондарь никого не убивал: но сколько на его совести смертей по причине того, что люди просто не получили врачебной помощи – знает, наверное, одна только небесная канцелярия.

Помянули "добрым словом" и оперов, и конвойных: а когда прозвучал вопрос – "а есть ли в 58-й вообще хоть один порядочный офицер" - то ответом ему была тишина. Наверное, порядочные в этом лагере если и были – то не выдерживали долго: ведь нормальной служебной собаке среди свирепых бультерьеров делать нечего…

Люди говорили долго, много, эмоционально. Они сбивались на крик, украдкой вытирали набежавшие слезы: то, что они рассказывали, ни говорить, ни слушать спокойно было невозможно. Как, например, истории о "ПЖ" - корпусе для отбывающих пожизненное заключение – куда нагло и цинично прятали избитых администрацией сидельцев на время, пока не сойдут следы побоев. А что? – "Нету тела – нету дела". И идите себе…с миром, господа правозащитники. И все прочие проверяющие и не доверяющие…

Чувство горечи еще долго не оставит каждого из тех, кто слушал выступавших. Как и тот вопрос, который люди не уставали задавать друг другу: "Как в стране, решительно меняющей сейчас всю систему порочной власти – от судов и прокуратуры до налоговой – могли оставить без внимания одну из самых одиозных ее ветвей: систему исправительно-трудовых учреждений? Как тот же Хомяков, ставший у руля зоны №58 еще при Ющенко, удержался и укрепился при Януковиче – и продолжает бесчинствовать при Порошенко? Он что – знает какое-то волшебное слово?.."

Служащие Министерства юстиции Украины, у здания которого состоялась акция протеста, проходили мимо нас не задерживаясь. Людей они не слушали, транспаранты не читали. Одни торопились поскорее прошмыгнуть мимо, наверное, совестливые. Другие – даже не прятали циничную, понимающую улыбочку. "Говорите-говорите", - означала она, - "собака лает – караван идет".

Мы выражаем надежду на то, что этой бешеной "собаке тюремного беспредела" - осталось лаять недолго. И когда гражданские правозащитные общества смогут ее усыпить - элементарные права наших сограждан перестанут нарушаться, а страна вздохнет с облегчением.

P.S

В дополнение к статье – трагедии конкретных людей, попавших под пресс нелюдей в 58-й зоне:

Давлетов Рустам Айдeрович: заключенного привезли с 49-й зоны на 58-ю, жестоко избили - и спрятали в ПЖ (корпус для содержания отбывающих пожизненный срок) - где он и находится до сих пор. Состояние здоровья Давлетова на данный момент – неизвестно;

Карпачев Роман Сергеевич: избит до полусмерти за жалобу о нарушениях прав заключенных; после избиения отправлен на лечение в тюремную больницу №98; узнав о предстоящем возвращении в 58 – вскрыл вены, наложено 16 швов;

Бабич Николай Николаевич: за право оставаться человеком объявил голодовку; после избиения тюремной администрацией лечится в 98-й больнице;

Усейнов Нариман Урусланович: систематически подвергается избиениям, издевательствам и оскорблениям со стороны администрации 58-й зоны.

…и этот печальный список – к сожалению, можно продолжать очень долго!

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги