УкрРус

Улыбка Богородицы

Однажды Черчилль подарил Сталину саблю. Есть британская кинохроника, запечатлевшая этот торжественный момент. Кажется, премьер Великобритании в юности был кавалеристом, так что преподнести саблю военачальнику союзной державы — это был для него довольно естественный жест.

Но Сталин кавалеристом не был. Во время экспроприаций, которыми занимался Иосиф Джугашвили до революции, сабли не использовались, а все больше маузеры. К тому же Сталин был сухорук. Он неуклюже взял саблю за ножны из рук Черчилля и повернул эфесом вниз. Клинок из ножен выскользнул, запрыгал по полу, а Сталин еще смешно отскочил в сторону, испугавшись, что сабля разрубит ему сквозь сапог шестипалую, говорят, ногу.

И это единственный известный мне случай в истории, когда Сталин выглядел смешным.

Тиран не должен быть смешным. Грозным, мудрым, жестоким, милостивым, добрым, злым, коварным — каким угодно, только не смешным.

Эту кинохронику с падающей саблей, разумеется, в Советском Союзе не показывали. Народы первого в мире пролетарского государства смешным своего правителя не видели до самой его смерти. А Черчилль видел. И британцы видели. И американцы. И граждане всех стран доминиона видели в исполнении Сталина эту смешную неловкость. И мне кажется, именно с этого момента перестали бояться Сталина всерьез, а вовсе не со дня бомбардировок Хиросимы и Нагасаки.

Тирану нельзя быть смешным. Но каждый тиран обязательно бывает смешон. Причем смешным тиран бывает именно в той сфере человеческой деятельности, которую считает для себя важнейшей.

Насколько я понимаю, к концу Второй мировой войны Сталин считал себя в первую очередь полководцем, военным. И именно в качестве военного совершил эту смешную оплошность с саблей.

А Хрущев считал себя в первую очередь народным кормильцем. И именно над его экспериментами с кукурузой смеялся весь народ.

А Брежневу важно было считать себя не просто фронтовиком, но героем. И весь народ смеялся над иконостасом его геройских звезд.

А Путин… Путину удается не быть смешным ни в экономических делах, ни в политических, ни в военных. Даже когда он летает на чем-нибудь или заныривает в какие-нибудь глубины, получается не смешно. Но почему-то экономических, политических и военных успехов Путину мало. Ему, кажется, нужен мистический какой-то успех. Он, кажется, хочет быть не просто властителем, а помазанником. Взыскует личного благословения Пресвятой Богородицы. Для того и ездит на Афон, вероятно, в надежде получить от Богородицы отчетливое знамение.

И Богородица, надо сказать, на знамения не скупится. Всякий раз на Афоне мужественный, мудрый, грозный, коварный российский властитель выглядит смешно.

То осел перед Путиным бежит, то погода препятствует помпезному визиту, то фотограф из пула снимает смешную фотографию со смешным Путиным на троне.

Ничего катастрофического не происходит, ничего постыдного, ничего опасного — просто смешно. А тирану нельзя быть смешным. Смех властен над страхом. Смех противопоказан поклонению. Поэтому из-за своих афонских поездок Путин никогда настоящим тираном не станет и настоящего народного поклонения не получит.

Вы, может быть, не верите в Богородицу. Но еще пара таких ее знамений с озорной улыбкой, и президент России станет объектом насмешек — ничем другим.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги