УкрРус

С чистого листа. Опять?

Основные тезисы мероприятий, посвященных иностранным инвестициям в Украине, давно и с высокой точностью можно предугадывать заранее. Впрочем, как и персональный состав участников мероприятий, эти тезисы озвучивающий. Мол, иностранные инвесторы "привыкли к тому-то", "не любят того", "не придут, если нет этого", и "сбегут, если увидят такое".

Да, мы давно знаем, что Украина обладает огромными перспективами, но почему-то не обладает благодатным инвестиционным климатом и неряшливо относится к своей инвестиционной привлекательности. Мы в курсе, что есть индексы Doing Business, индекс коррупции и прочие безусловно важные показатели, где Украине, похоже, гордо решила гордо идти против течения. Сложная ситуация и с реформированием судебной системы. Оно проходит в Украине перманентно столько же, сколько существует украинское государство.

Круглый стол: "Правосудие как гарантия инвестиций в Украине". Киев, 27.08.2015

Поэтому очередное мероприятие на эти темы - круглый стол "Правосудие как гарантия инвестиций в Украине", проводимый под эгидой инвестиционной группы SigmaBleyzer вызвало интерес отнюдь не свежестью тематики или ожиданием революционных прорывов. Во-первых, анонсировано было участие самого министра экономии. Во-вторых, в его организации принимал участие проект "Открытый суд", постепенно набирающий популярность и информационном пространстве, и в правовых кругах, делающий героями YuTube простых украинских судей.

Само собой, министр не явился, что не было удивительно, это обычная практика – использовать первое лицо как наживку. "Открытый суд" показал себя с лучшей стороны, в прочем та миссия, которую он реализует, а именно – отрицательная обратная связь в судебной системе через информационное пространство, заслуживает отдельного разговора.

Иностранные инвесторы были стабильно предсказуемы, рассказывая о пережитых "рейдерских" захватах, несправедливости судебной системы, своих надеждах на ее исправление и миллиардах долларов, приготовленных для инвестирования в Украину.

Но на что особо стоило бы обратить внимание в этот раз – так это на то, что никто из выступавших не рассматривал военные действия на Востоке Украины как препятствие для иностранных инвестиций. Это прозвучало несколько раз, с разных позиций. Подчеркивалось, что те процессы, которые сейчас объективно мешают росту инвестиционной привлекательности, зародились и вызрели задолго до того, как заговорили пушки. Что мировая практика, в т.ч. опыт Грузии, которая в сходной ситуации утратила 20 % своей территории, свидетельствует, что военные действия не останавливают реформ и экономического развития, а могут выступать их стимулом. Можно было бы еще вспомнить опыт Израиля, всю историю своего существования практически находящегося на военном положении и опыт множества других стран.

Так что, некоторым представителям власти следует взять на заметку, что "отмазка не катит". Откатанный тезис про то, что всему виной война – не воспринимается и надо находить новые отговорки, а еще лучше – начать работать.

Далее. Украинская инвестиционная среда представляет собой застойное болото. Почему так? Где застой, апатия, депрессия, там наверняка есть нерешенное противоречие, а то и не одно. Так и тут.

С одной стороны, как у украинской экономики в целом, так и составляющих ее хозяйствующих субъектов есть потребность в инвестициях. С другой стороны, процесс привлечения инвестиций в значительной степени связан с утратой контроля над предприятием. Если это банковский кредит – речь идет о залоге, ограничении распоряжения имуществом. Если это акционерный капитал, да еще IPO – тогда вообще речь идет о постоянном присутствии "посторонних" в менеджменте и прозрачность финансовых потоков. Потребность в инвестициях конфликтует с потребностью защиты активов.

Второе противоречие можно нащупать в отношениях между иностранным и национальным капиталом. Национальный капитал если и прошел фазу первоначального накопления, но его финансовые и организационные возможности пока еще несравнимы с возможностями капитала иностранного. И у него есть обоснованные сомнения в том, что приход серьезных "прямых" иностранных инвесторов, а не спекулянтов (которых все-таки периодически пускают) не лишит непосильным трудом нажитого.

Зато у национального капитала есть влияние на политическую систему, на государственный аппарат, на процесс законотворчества. Отсюда и четкая, но негласная политика на противодействие иностранным инвестициям, идущая еще с конца 90-х годов на фоне громких заверений о глубочайшей лояльности к оным. Отсюда и "деолигархизация" - процесс, целью которого является разорвать или хотя бы ослабить влияние "олигархов", а по – сути – крупного национального капитала, на процесс принятия государственных решений.

Есть противоречия, которые проистекают из самого процесса инвестирования. Так, инвестор зайдет в объект, будь - то страна или свечной заводик, при нескольких определяющих критериях. И прибыль в них далеко не всегда главный. Главный – ликвидность, возвратность, возможность быстро и с минимальными потерями вывести (репатриировать) инвестиции случае каких – то угроз. В т.ч. революций, которыми Украина богата. Проблема в том, что практически невозможно обеспечить такую возможность одним и лишить ее других – национальных инвесторов, как крупных, так и обычных граждан. Если угроза возникнет – сбегут все.

На круглом столе прозвучала цифра 40 млрд дол. именно столько намереваются якобы иностранные инвесторы вложить в Украину до 2020 года. В то же время, по разным оценкам, от 100 до 200 млрд дол. находится на руках только у украинского населения. И эти деньги "стоят на низком старте", не имея возможности работать на коматозном украинском рынке ценных бумах, стагнирующем рынке недвижимости, в зажатом в фискальные тиски малом бизнесе. Не говоря уже про украинские банки, по сравнению с которыми "русская рулетка" - игра для детского садика. И эти деньги и так постоянно просачиваются в иностранные банки. Естественно, что никакой финансовый регулятор не позволит себе открыть "кингстоны" и позволить этим деньгам уйти.

Что касается судебной системы. Кажется, что уважаемые иностранные инвесторы несколько лукавят, утверждая, что украинские суды не справляются с возложенными на них обязанностями. Судебная система – это одна из ветвей власти. А задача власти - поддерживать единство и управляемость обществом, устранять конфликты, подавлять агрессию, создавать приемлемые условия существования для всех. За то ей и платим. Особенно это касается общества, где демократические традиции еще, мягко говоря, укореняются.

Существует множество способов решения конфликтов. Государственный суд, учитывая огромные объемы работы в основном использует самые простые и эффективные из них. Это локализация конфликта и истощение конфликтующих сторон. Почти как при тушении какой-нибудь нефтебазы под Киевом: оградить и ждать пока выгорит само. Судебные процедуры в любой стране имеют множество стадий, возможностей повторов, инстанций и могут длиться годами. Пока у сторон не кончаться ресурсы, не исчезнет предмет спора или, вдруг, стороны не помирятся. Естественно, что такой подход малоэффективен при разрешении коммерческих споров, где время – деньги, и где истощение ресурсов совсем не то, чего ожидают от суда.

Поэтому во всех развитых странах коммерческие споры предпочитают разрешать в коммерческих, негосударственных судах – арбитражах, третейских судах и пр. Наиболее известные из них у всех на слуху Лондон, Стокгольм, Сингапур, Гаага. Есть арбитражи, специализирующиеся в инвестиционных спорах, есть в футбольных, есть в морских. Тут специализация повышает эффективность.

Именно это направление было озвучено на круглом столе замминистра экономики Юлией Ковалив. Но озвучено как нечто новое, к чему только стоит приступить. В тоже время, соответствующие процессы в Украине давно уже начаты.

Так, еще в 1992 году был основан Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Украины. И длительное время он являлся весьма авторитетным учреждением для рассмотрения всех споров с участием иностранных инвесторов. Но, к сожалению, видимо авторитет и влияние этого учреждения оказался напрямую связан с авторитетом и влиянием его первого Председателя – академика Игоря Гавриловича Побирченко, поэтому безвременный уход которого оказался негативным фактором для развития этого суда. Нужно напомнить, что деятельность этого суда регламентирована отдельным законом.

В 2004 году получал толчок для развития более масштабного института альтернативного разрешения споров. Был принять Закон "О третейских судах". Третейское движение быстро приняло поистине массовый характер, но также быстро и захлебнулось, не успев справиться с собственной неорганизованностью, бюрократизмом и врожденной немощью регулирующих структур, наступив на болевые точки некоторым власть имущим. Не последнюю роль тут сыграло и отношение системы государственных судов, увидевшей в новорожденном конкурента по разделу финансовых потоков, а не партнера.

Есть еще и некоторые национальные особенности. В Украине судебная и правоохранительная система выполняют еще одну, не очень завидную роль. В любой экономике имеет место постоянный процесс перемещения активов, перераспределения собственности. Его задача – формировать наиболее эффективные и результативные имущественные комплексы, способные обеспечить и максимальную прибыльность, и социальный результат в постоянно меняющихся условиях.

К примеру, сегодня какому-то холдингу выгодно иметь собственный банк и газету для работы, а завтра – становится очевидным, что газету необходимо продать, а купить место в парламенте. Нет, такого в Украине конечно не бывает, это просто допущение для иллюстрации. Или продать банк, а купить баржи, чтобы возить уголь из ЮАР. По сути своей, процессы перераспределения собственности очень конфликтогенны, насыщены противоречивыми мотивами и интересами, могут приводить к значительным финансовым и социальным последствиям и даже войнам, поэтому давным-давно задачей государство стал контроль за этими процессами и придание им наиболее мирных и общественно – приемлемых форм.

В частности, в развитых экономиках операции по перераспределения активов осуществляются на фондовом рынке, где обращаются акции и прочие ценные бумаги различных предприятий, купив которые можно получить над ними контроль. А таким образом - сформировать результативный имущественный комплекс, если ты занимаешься реальным бизнесом, либо эффективный инвестиционный портфель, если ты спекулянт.

В Украине фондовый рынок как бы есть, т.е. принято обширное законодательное регулирование, есть специальные государственные регуляторы, тысячи сертифицированных специалистов и сотни профессиональных участников, сформирована сложнейшая инфраструктура. Только функцию он свою не выполняет. Созданный в свое время под давлением и при помощи иностранных государств именно для обслуживания массированного и бесконфликтного перераспределения собственности в процессе приватизации, после ее завершения этот рынок не смог сохранить свою миссию, свой основной "драйвер", и скатился до обслуживания спекуляций разного уровня легальности.

Но потребность осталась. И потребность в обслуживании процесса перераспределения собственности закрывают более "архаичные" государственные институты – суды, правоохранительные органы. В период "царствования" Януковича появилась тенденция массового использования для этих целей фискальных органов. Понятно, что это далеко не та роль, которую должны выполнять те же судьи в рамках концепции разделения властей, дополнительная, скажем так, нагрузка и риски.

Соответственно и оплата взимается за такие операции совсем не та, что предусмотрена в перечне ставок госпошлины и штатного судейского расписания. Вот и еще одна мощнейшая поддержка для коррупции. В информационном пространстве случаи перераспределения собственности с участием судов и правоохранительных органов обычно обозначаются как "рейдерские захваты" и заслуженно несут негативную окраску. Но и это не предел. Практика последних полутора лет показала, что в ситуации кризиса государственной целостности и военной конфронтации инструментом перераспределения собственности становятся военизированные формирования.

Итак, основные выводы

В Украине уже существуют законодательные, организационные, кадровые предпосылки для быстрого улучшения инвестиционного климата, как для внешних, так и для внутренних инвесторов. Но в тоже время, в инвестиционной сфере существует ряд противоречий, которые годами остаются нерешенными и без внимания должного внимания государства. Это касается и судебной системы, где заложен фундамент для развития системы альтернативного разрешения споров, и фондового рынка, которому можно и нужно вернуть функцию цивилизованного обслуживания процесса перераспределения собственности.

Для этого следует выявить и снять препятствия для полноценного функционирования этих элементов государственного управления. Это значительно ухудшит питательную среду для коррупции, и сделать это значительно проще и быстрее, чем выстраивать все с нуля.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги