УкрРус

О большом "новоросском" сердце

Не теряю надежды показать адептам русского мира всю их перекошенную, перевранную, лживую и плохо пахнущую "русскомирную" правду. Понимаю, дело глупое и неблагодарное, но…И видела их глаза. Я говорила с ними в дни "референдума", я жила среди них, путиноверов. Их было не много, где-то так 30% жителей города. Но их вера была безумнее самого сильного безумия, а их безумие могло разрушить самую сильную веру. Может поэтому их было слышнее, больше, страшнее?

Как они верили. Это триколорное остекление в глазах, учащенное сердцебиение, хрип в голосе, переходящий в задышку и утробное "мы победим", "наша правда", "русским мир", "величие руси", "Украины нет", "новороссия", "у нас в лнр лучше", "в Украине голод", "Порошенко-Вальцман", "заговор", "Майдан-апельсины", "великая нация новорусских арийцев", "мы кормим Украину", "Донбасс велик". Иногда мне казалось, что в каждого из них вселился Дмитрий Киселев с сотней распятых младенцев изнасилованных эпилептическим автобусом.

Адепты русского мира, стоящие с иконками на блокпостах и орущие "убить всех во имя мира", это тысячетомные исследования психоаналитиков, сотни диссертаций и научных премий. Война закончится, а "новоросская православная военная доктрина" будет жить в названии одного из страшнейших психических заболеваний века.

С первых дней войны, мы называли это заболевание русской чумой. Может потому, что видели правду. Знали "героев" и кукловодов, толкающих население Донбасса в кровавый омут. Слишком быстро эта чума поражала человека, слишком болезненно и беспощадно уничтожались задатки разума в тех, кто был носителем "великой русской идеи новороссии".

Они верили. Понимаете! Верили! Настолько откровенно и настолько стоически, что порушить эту веру означало только одно, - убить ее носителя.

Но все ли адепты "русского мира" были преданы ему, России, Путину, "лнр", "новороссии", тем, кому они обещали защиту и светлое коммунистическое будущее?

Одни теряли в спорах своих родных и близких из-за этой своей безумной веры, а вторые, рассказав люмпену о распятых мальчиках и гей-Европе, ехали отдыхать в Турцию, Египет, Барселону, Таиланд, Испанию и Францию.

Один теряли родных и близких, которые, поверив, пошли воевать. Каждый за свою веру. Каждый за свой совок. Свои узы и свои скрепы. Теперь одни лежат, опознанные и неопознанные, отпетые и не отпетые, а вторые причитают над их могилами, веря. Веря, что они будут жить хорошо, а те, кто умер, умерли достойно "за их будущее". И только те, кто дал им эту веру, уехали из "светлого безбудущего новороссии". Уехали, прихватив деньги, зарплаты, имущество. Теперь они, кукловоды, граждане уже других стран, просто живут, забыв о тех, кто остался там, в зоне беды, забыв о вере, которую они же им внушили.

Когда-то давно, сидя в комнате "командного пункта Свердловского ополчения", расположенного в здании ДК имени Свердлова, среди людей в камуфляже, глядя на сложенные в углу автоматы я, делая вид, что больше говорю сама с собой, чем с ними, размышляла о той страшной ломке, которая происходила с теми, кто верил в "правду". "Правду" Сталина, Ленина, КПСС, Гитлера.

Тогда мы еще могли разговаривать друг с другом. Мы еще не были кровниками. В городе еще не было русских. А шахтеров (мужчин), которых "колбасило" из стороны в сторону агрессивно звучащей русскомирной пропагандой, еще можно было заставить слушать. Себя. Мир. Историю.

Женщины "новороссии" были настолько агрессивны, что убивали не задумываясь. Они, озлобленные и истерзанные внутренней гормональной войной, превращенные безвольными мужчинами Донбасса в доминантных самок, были ведущей силой "русской весны". И там, где мужчины отступали, прислушиваясь к голосу разума, в бой шли женщины Донбасса. Хищные и алчные, к жизни, крови, чужим деньгам и чужому счастью.

А вот мужчины слушали и соглашались с тем, что развенчание культа личности сильно ударило тогда по СССР. Они вспоминали, как люди плакали, хороня "отца всех народов" и, как недоверчиво восприняли правду о нем. Не болезненно, не ошарашено, а недоверчиво.

Напротив "командного пункта" еще работала Свердловская ОИК, мы еще готовились к выборам Президента, мы еще верили в мирное урегулирование "конфликта", еще искали правду. Иногда мне казалось, что мы все ищем просто угол стола, за которым можно было, наоравшись до хрипоты спорить о наболевшем.

Потом в город пришли казаки, русские и принесли "мир". Страшный мир русской правды. Казаками (русскими православными казаками) оказалась и часть свердловчан, носящих в кармане тризубный документ, удостоверяющий принадлежность к государству Украина.

Казки-защитники, освободители, под руководством атамана, коренного свердловчанина, афганца, коммуниста, депутата Свердловского городского совета, предпринимателя Алексея Петровича Гайдея третировали Свердловск больше года.

Отжимы, грабежи, убийства, мародерства, обстрелы города, шахт, шантаж, пытки, подвалы, похищения людей, контрабанда, копанки, продажа гуманитарки, - это все "русский мир". Мир, созданный по вере и подобию.

В первую казачью сотню "РИМ" (народное ополчение г. Свердловска) имени Стаса Синельникова вошли шахтеры, афганцы, чернобыльцы, предприниматели г. Свердловска. Приезжих (русских добровольцев) в казачьей сотне (это около 1500 бойцов из 72 000 города) было на момент войны всего 10%.

Им собирали помощь, продукты, лекарства. О них слагали легенды, их называли героями. Те, кто им верил. Те, кто верил в их правду, в их войну, и их рассказы о "хунте". Те же, кто столкнулся с беспределом, вышедших за рамки бандитских 90-х, с ужасом бежали из города. Города, который "РИМ" утопил в крови.

Шахтеры-ополченцы грабили шахтеров неополченцев. Предприниматели-ополченцы грабили предпринимателей-конкурентов. Свердловчане убивали свердловчан. Это скрепы? Видимо, да.

Коммунист Александр Гайдей получил благословение архиепископа Ровеньковского и Свердловского, протоиерея Александра Притулы и еще ряд благословений от высоких православных чинов. Это подавалось, чуть ли не как Знамение Господне. Как избранность и, вероятно, давало право на убийства и грабежи.

Правда, те, кто знал о "работе" "РИМа", его рейдах, грабежах, продаже гуманитарки, убийствах и пытках, все больше говорили о том, что "нашему городу не повезло, и где-то там, далеко, в других городах "Новороссии", есть честные ополченцы, которые воюют с хунтой за нашу свободу и лучший мир".

"Когда наш город освободят от освободителей"- это, наверное, самая абсурдная правда войны, которую я слышала.

Когда убийства и террор мирного населения перешел все границы, и мирных горожан в оккупированных городах погибло в два раза больше, чем ополченцев на фронте, ФСБ России провело зачистки. Были убиты все полевые командиры и атаманы "лнр".

Александр Гайдей, как и другие казаки, исчез из города. Он и атаман из Ровеньков Конкин, единственные, кто смог решить вопрос с ФСБ России о своей "незачистке" и просто переехал жить в Новочеркасск, получив гражданство России. Почему? Не знаю, говорят, что оба являлись завербованными сотрудниками ФСБ и сдали много нужной информации о нужных ФСБ людях "лнр".

Ополчение Свердловска, первая казачья сотня "РИМ" стала 12-й БТРО (батальон территориальной обороны) предпочитает молчать о "герое" Александре Гайдее, как и о времени "римлян". Молчат о нем сепарские СМИ, его друг и соратник коммунист Анатолий Мартынюк. И только заявления свердловчан о пропавших без вести, об угнанных машинах, и материалы расследования "мгб лнр" о деятельности "РИМа", говорят сами за себя.

Страшная правда войны, которую вряд ли захотят слышать верные "новороссы". И знаете, я не буду их убеждать. Ни в чем. Я даже рада, что в Свердловске был "РИМ". И что адепты русского мира живут в "новороссии", где у них своя, правда, свои подвалы, свои пыточные, свои доносы. И если бы "РИМа" не было, его стоило бы придумать. Как и "лнр", как и "новороссиию". Чтобы те, кто готов умереть за мир и русскую весну, могли исполнить свое желание.

Благословение! Православие! Русские скрепы! Духовность! Русский мир! Русская великая идея!- с этим начиналась война на Донбассе.

- Что еще кроме благословения я получил?

- Саня, большое сердце и большую дружбу...

- Да, я е…л н…уй это большое сердце, пусть, сука, оно у тебя будет это большое сердце, а у меня будут бабки, б…ть! (с) Александр Гайдей, первый атаман, первой казачьей сотни г. Свердловска имени Стаса Синельникова, народного ополчения "РИМ". ?

Это всё, что вы должны знать о высоких материях тех, кто принес на Донбасс войну. А "новороссия", "лнр", "русский мир" — это сказки для выживших из ума граждан-сссров, живущих низменными желаниями халявы, погрязших в зависти и ненависти, захлебнувшихся гноем собственного аморального уровня жизни. Те, кто "граждане "лнр" заслуживают своих правителей. Свердловск, названный именем красного, кровавого палача, заслужил его второе пришествие в лице "РИМа".

Вот только жаль тех, кто стал заложниками чужой глупости, мне жаль людей, которые не отравлены ядом русского мира. Мне жаль...И, читая это, помните, "Донбасс - не все сепаратисты". О, как же разделить этих "римлян", "конкиных", "платовцев", "призраков" от тех, кто там жил, живет и ждет?

Этот разговор "полевых командиров", представителей новой свободной страны, нового свободного Донбасса можно слушать часами. О тех, кто ждал Путина, помогал "русской весне" сжечь мою землю русским морозом, о жителях "новороссии" их вере, чаяниях и проблемах "атаманы" в разговоре вообще не вспоминают. А в это время в Свердловске от голода погибали старики. Ведь "РИМ" разгромил банки и банкоматы. Отжав территорию, они в первую очередь начали ее грабить, как и революционеры в 1917-м. Как и совок со времени оккупации Украины.

Миллионный откат за провоз в Россию ворованного угля, хэппи-энд войны и точка в "свободе Донбасса". А адепты "новороссии"? Это всего лишь никому не нужный балласт, ресурс, люмпен. Его и в бой, его и в чернозем, его и ...

Большого сердца атамана-коммуниста Александра Гайдея хватит на всех "новороссов" (видео).

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги