УкрРус

Почему так сложно остановить пьянство в армии

Армия является срезом/отражением социума и она имеет те же проблемы, что и социум, который она представляет.

Социальная инфантильность, пьянство, наркомания, низкая культура досуга значительной части населения — объективные реалии нашего времени.

Даже в мирное время в армию шли не самые лучшие представители социума — сейчас, когда военкоматы гребут всех подряд — больных, хромых, алкоголиков, наркоманов, имеющих судимость — проблемы алкоголизма, воинской дисциплины и кадровая проблема в целом становятся глобальными.

Кто такие мобилизованные?

С первой волной мобилизации в украинскую армию пришли 20-30% добровольцев — и это в подавляющей массе были добровольцы-патриоты, которые шли с оружием в руках защищать территориальную целостность своей страны от внешней агрессии и бороться против сепаратистов. Во второй-третьей волне количество добровольцев снизилось до 10%, в четвертой-пятой — того меньше.

При этом значительно увеличилось количество лиц, уклоняющихся от мобилизации — неудачи и боевые потери нашей армии, непрофессионализм командования, слабое информационно-пропагандистское сопровождение не добавляют мотивации к воинской службе.

Добровольно, а точнее говоря — без активного возражения, в армию идут те, кто не смог реализовать себя в мирной жизни социума: безработные или перебивающиеся случайными заработками неквалифицированные работники; предприниматели, потерпевшие неудачу в бизнесе; военнообязанные, пытающиеся уйти от бытовых и семейных проблем — те, кому нечего терять, кого устраивает мизерное военное денежное содержание, кто готов служить/работать за "корм и кров".

Но опять таки — при первых трудностях они снимают стресс алкоголем или наркотиками.

Нынешние мобилизованные это те, кого мы каждый день видим вокруг — работающие от звонка до звонка или от рассвета до заката, а затем после работы, расслабляющиеся парой бутылок пива и полирующие это водкой, отмечающие окончание рабочей недели и все существующие и несуществующие государственные и негосударственные праздники, обмывающие приобретения и потери, свои и чужие успехи и неудачи, болтающиеся по барам и клубам — в своем большинстве регулярно употребляющие и злоупотребляющие.

На гражданке они хотя бы имели возможность занимать свободное время просмотром сериалов и реалити-шоу, концертов и спортивных соревнований, зависая в соцсетях и компьютерных играх — в армии этого нет.

Кто-то может сказать, почему попав в армию они вдруг станут другими — высокоморальными трезвенниками с активной жизненной позицией?

На гражданке — на заводе, стройке, в коммерческой компании с пьяницами разговор короткий: пришел на работу пьяным — ты у нас уже не работаешь!

Почему? Да потому, что в бизнесе нужен результат и никто не будет тратить время (которое, как известно — деньги) на перевоспитание пьяницы.

Хочешь работать и зарабатывать — работай и выполняй правила. Хочешь пить — это твои проблемы и работодатель не берет их на себя.

В наших Вооруженных Силах почему-то все наоборот!

Военкоматы набирают всех подряд — больных, хромых, наркоманов, алкоголиков, судимых…

Качество никого не интересует — главное выполнить план по количеству!

Даже для получения прав на вождение мотоцикла или автомобиля, для получения разрешения на травматическое оружие нужно получить справку от нарколога и психиатра — для призыва в армию и использование боевого оружия, танка или БТР все это практически не нужно — в большинстве случаев медкомиссия является простой формальностью.

При этом формально военкоматы правы — у них есть план мобилизации, за невыполнение которого они получают по шапке — лишение премии, понижение в должности, отправка в зону АТО, увольнение — кому это понравится?

И получается: военком план выполнил — дальше это уже не его проблема!

Это становится проблемой учебных полигонов и действующей армии — многократно возросли не боевые потери в армии, количество воинских преступлений и грубых нарушений воинской дисциплины.

И вместо боевой подготовки вверенных подразделений к боевым действиям, командиры вынуждены проводить расследования случаев употребления спиртных напитков и других нарушений воинской дисциплины, разыскивать военнослужащих, которые самовольно оставили расположение части/подразделения — собирать объяснения, свидетельские показания, писать акты расследования.

При этом важно также понимать — кто такие эти самые командиры?

Это кадровые военные, всю свою военную карьеру прослужившие в условиях мирного времени и привыкшие командовать и воспитывать 18-ти летних призывников — вчерашних школьников, которые в своем большинстве еще не имели жизненного опыта, профессии, устоявшихся привычек, образа жизни.

Сейчас им приходится воспитывать и перевоспитывать мобилизованных дядек, которые зачастую оказываются старше их — и физиологически, и морально-психологически — с устоявшимися убеждениями, привычками, имеющими семью и детей одного возраста с командирами, с устоявшимся образом жизни.

Это такие же мобилизованные

— военные пенсионеры, много лет назад оставившие военную службу,

— уволенные в связи с сокращением из рядов ВСУ младшие офицеры.

— молодые лейтенанты, окончившие военные кафедры в гражданских ВУЗах и прошедшие месячные сборы.

Принудительный характер призыва на военную службу безусловно требует репрессивного механизма принуждения выполнения служебных обязанностей, особенно в условиях отсутствия или недостатка материального стимулирования — если год назад 3-4 тысячи гривен денежного содержания военнослужащих имело некоторую мотивирующую роль, то после падения курса национальной валюты в 2,5-3 раза и соответствующем росте цен это уже не те деньги, ради которых нормальный уважающий себя мужчина будет выполнять возложенные обязанности с полной отдачей.

Принуждение — и физическое, и моральное — может быть эффективным при наступлении или активной обороне, но становится малоэффективным в пассивном противостоянии в условиях так называемого "перемирия" — каждый развлекает себя чем может, точнее говоря — чем привык. А привыкли у нас развлекать и отвлекать себя от проблем алкоголем — просто и эффективно…

Дисциплинарные и административные наказания за пьянство малоэффективны:

Выговор, понижение в звании или должности мобилизованного на год 30-50-ти летнего бойца не пугает. Письма семье, которая и так знает, что глава семейства регулярно напивается в дым — действует, но далеко не на всех.

Благодарность или грамота — еще менее эффективна.

Можно снять премию — до 100% денежного содержания.

Возможно это было действенным год назад, но сейчас 800-1000 гривен является слабым сдерживающим фактором — особенно если боец злоупотребил и был лишен премии в начале месяца — дальше можно пить.

В феврале приняты изменения в Административный кодекс (№ 158-VIII від 05.02.2015) — пьяниц можно сажать под арест и штрафовать.

НО! — Штраф и арест накладывается по решению суда — на основании расследования, которое должен провести командир подразделения.

В подразделении несколько сотен бойцов — предположим злоупотребляет только 10% — это несколько десятков расследований.

КОГДА командиру заниматься БОЕВОЙ ПОДГОТОВКОЙ? И это все — ради того, чтобы убрать пьяницу из подразделения на срок до 10 суток?

Оно ему надо !?

Если учесть, что для суда нужно официальное медицинское подтверждение алкогольного опьянения, которое в условиях полигона, а тем более в зоне боевых действий сделать проблематично, а гауптвахты остались несколько штук на всю страну, то реальность наказания становится весьма призрачной, особенно при использовании адвоката в судебном процессе.

Можно, конечно, без суда и следствия набить морду, привязать к дереву или бросить в яму…

Но в апреле приняты изменения в Криминальный кодекс (№ 290-VIII від 7.04.15) усиливающие ответственность командиров за превышение власти и использование неуставных средств воздействия — вплоть до лишения свободы на срок до 7 лет…

Оно того стоит???

Безусловно, командиры, их заместители по работе с личным составом, психологи, политологи и весь аппарат социально-воспитательных работников работает и делает все возможное для, если не искоренения, то хотя бы снижения проблемы аватаров, употребления и злоупотребления — если бы не было этой работы, то ситуация была бы гораздо хуже!

Но проблема окончательно не будет решена до тех пор, пока воинская служба не станет по настоящему престижной, пока материальное вознаграждение за нелегкий труд защитника страны не будет реально достойным.

Тогда за дисциплину не надо будет БОРОТЬСЯ — ее достаточно будет просто поддерживать и очищать армию от чуждых элементов.

Командиры будут заниматься боевой подготовкой и решением боевых задач, а не перевоспитанием и исправлением асоциальных элементов.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги