УкрРус

Когда же мы победим?

  • Один из пожилых киевлян пришел на марш "правосеков" 3 июля 2015 года с таким плакатом.
    Один из пожилых киевлян пришел на марш "правосеков" 3 июля 2015 года с таким плакатом.
    Фото Татьяны Заровной, "Обозреватель".

5 июля 2014 года огромная колонна с Гиркиным во главе вальяжно вошла в Донецк. Один из крупнейших городов Украины не был отвоеван, а скорее подарен оккупанту. Захватчики покинули Славянск и, неспешно проделав 130-километровый путь, въехали на танках в областной центр. Обмен городов выглядел так, как если бы за "десятку" отдали козырный "туз" в начале игры. Но стратегический провал подавался политиканами, как достижение. И пока большая часть Украины аплодировала "подвигу Гелетея", водрузившего над мэрией Славянска украинский флаг, многие в Донбассе начали догадываться, что надо готовиться к мучительному и долгому противостоянию, в котором вместо военного искусства будут решать коварство и "договорняки".

А потом - с каждым днем, с каждым новым расстрелом собственных жителей "нашими ребятами" таяла надежда на освобождение (по крайней мере – с помощью исключительно силы). Потому что на осколке снаряда, который убил 24-летнюю маму с годовалой дочкой на руках (это было в Горловке, 27 июля) не было написано, что его отправил Безлер. Зверские провокации помогали боевикам рекрутировать тех, кто руководствовался уже не жаждой наживы - кого призвали страх и боль. И каждый очередной мирный житель, убитый случайно или нарочно, наращивал гражданскую составляющую этой войны.

Вот та правда, о которой все еще не принято говорить: война развела, разорвала на части множество семей. Один из известных примеров – семья луганского журналиста, который в числе первых ушел воевать в "Айдар", а его жена в силу убеждений пошла работать в пресс-службу к Мозговому (и погибла вместе с ним). И это только капля в море трагедий, которых вы найдете достаточно, если только захотите разговорить добровольцев из Донбасса.

В мае 2014-го, когда "армия ДНР" насчитывала несколько сотен местных маргиналов и столько же пришельцев, мы проводили в столице акцию за ускорение АТО. Тогда предвыборное обещание Президента (АТО в течение суток, если не часов) не казалось популистским бредом. А сегодня становится ясно, что "антитеррористическая операция" превратилась в войну не только с внешним влиянием. Она вскрыла болячки всего украинского общества.

В прошлую пятницу, 3 июля 2015 г., "правосеки" и добровольцы прошлись по центру Киева, требуя активизировать войну и повести ее до полного освобождения Донбасса и Крыма. Но даже самые отчаянные и отважные признавали - трудно сражаться на два фронта. Тот враг, который за спиной, не менее опасен и хитер.

Режим внутренней оккупации - так обозначили его участники марша. Сотнями разнокалиберных януковичей этот внутренний враг окопался в кабинетах, заручился неприкосновенностью, защитил себя капиталами… И превратил борьбу Украины с внешним агрессором в утилизацию самых преданных Родине патриотов.

"Мой хороший друг, чешский диссидент и экс-директор контрразведки вчера сказал мне, что Украина может быть государством без Крыма, без Луганской и Донецкой областей, и даже еще без пары областей, но Украина не сможет быть государством без реформ. Он сразу предупредил, что мне не понравится эта мысль...", - пишет крымская правозащитница Александра Дворецкая, которая, как и я - потеряла свой дом. Недавнее голосование за закон 1558-1, которому предшествовал кредитный недо-майдан – подтвердило, что в наших силах остановить череду потерь. Активное общество способно не только заставить "майдановскую власть" служить интересам народа, но и ходить по струнке. Просто представьте реакцию тех же слуг народа, если бы их взяли в блокаду не заёмщики, которые бьются за шкурный интерес, а воины, собиравшие по частям друзей и доказавшие готовность платить за свободу по гамбургскому счету.

Оккупационный режим... Пятая колонна... Предатели... А может - всего лишь смертные, которых мы же и развратили своим чрезмерным доверием и бесконтрольностью? Вознесли на пьедестал и расслабились. Почему-то решили - после Януковича всякий следующий, кто придет за ним, убоится гнева Небесной сотни…

Не убоялись, так как на чужих ошибках никто не учится. И теперь только украинское общество начинает осознавать свои ошибки. Поднимаясь на новую ступень - более трезвого взгляда на кумиров-избранников, которые демонстрируют одинаковое отношение и к героям, и к брошенным в беде согражданам (так рассматриваю выживание в оккупации одиноких стариков и больных).

Через понимание того, что люди важнее территорий мы дозреем до масштаба европейской и сознательной нации. И тогда непременно вернем утраченное. Более сложным путем, чем путь прямой войны. Зато - более верным и уже безвозвратным.

"Удавка" общественного контроля не тяготит шею "внутреннего оккупанта"... Пришедшие во власть на волне Майдана не чувствуют давления ответственности 24 часа в сутки...

Чтобы что-то начало меняться, потребность влиять на политические процессы должна поселиться в душе хотя бы каждого восьмого украинца. Ходить на пикеты должно быть так же естественно, как ходить на пиво.

А до тех пор - лучшие из нас будут отдавать жизни, а остальные – ругать Майдан.

Александр Райхерт из "Правого сектора" погиб в ноябре прошлого года, в с. Пески, защищая Донецкий аэропорт. Ему было 18 лет.

Представитель "ПС" Роман Атаманчук погиб под Иловайском, ему был 21 год. Идентифицировать и предать земле смогли только в декабре прошлого года.

25-летний Михаил Жизневский погиб 22 января 2014 года во время противостояния "майдановцев" и отрядов "Беркута" на улице Грушевского в Киеве.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги