УкрРус

Чувство РОДИНЫ

Давно бродили в голове куски этого ненаписанного текста. После начала российско-украинской войны, убившей наповал русскую половину моей души, захотелось описать свой долгий и извилистый путь человека, всю жизнь (с рождения и до начала 2014 года) воспринимавшего Россию и Украину неразрывными частями своей Родины, но при этом в разное время по разному оценивавшего эти свои два корня. Теперь, когда Россия для меня умерла, захотелось охватить взглядом это всё с самого начала...

Марш Мира в Москве, 15 марта 2014

Я переехал в Москву из Херсона – русского-украинского-русскоязычного южного города, когда всё это была ещё одна страна и все мы были согражданами – и эстонцы, и украинцы, и грузины, и россияне... Может стоит даже раньше захватить, еще со своих 14 лет, когда при получении паспорта меня спросили, кем я себя считаю – русским или украинцем?

Мой отец, коренной одессит с русской фамилией Симочкин, по паспорту был украинцем, а мама – из семьи Ефименко – по паспорту была русской. Мне было дано право самому решать, кто я такой есть. И ни тогда, ни на протяжении последовавших десятилетий своей жизни, я не сомневался ни секунды в том, что я – русский. Сложно сказать, почему я воспринимал это так безапелляционно, но это было так. Лишь годы спустя, попав в Москву, я вдруг понял, что это в Херсоне я русский, а для Москвы я всегда был и буду – "хохлом". Сейчас моя тёща с головой в телевизоре очень переживает, что я тайный бандеровец, да и не тайный даже ))) ну не будем забегать )

С советским паспортом я приехал в Столицу, поступил и отучился в МГУ, отслужил попутно два года в ВС СССР на передовых рубежах советской родины в Потсдаме у самой Берлинской стены... Затем, вернувшись из армии в 1989 окунулся с головой в революционную Москву, свергавшую ненавистных красных. И далее так и остался среди далеко не всегда приветливых московских улиц с советским паспортом до упора, пока уже московские менты не задрали просто в конец, и когда к середине 90-х мой серпастый и молоткастый стал уже ну абсолютно "не-документ". И поскольку в этой самой Москве я был юридически никто и ничто, обретать новые легитимные документы я отправился на родину в Херсон – в самостійну к тому моменту и незалежну Україну, где мне выдали паспорт, разумеется, с Тризубом – гражданина Украины.

С ним я и отправился... назад в Москву, разумеется! Я там уже плотно прижился к тому времени и несмотря на все "москва-слезам-не-верит"-радости, возвращаться в Херсон в то время не планировал.

Надо понимать, что и Россия, и Украина в то время были совсем не такими, как сейчас. Россия была, хоть и в глубочайшей разрухе и заднице, но это был ренессанс гражданского самосознания и ощущения свободы личности. Народ, добившийся освобождения от коммунистического ига, – это было круто, этим можно было по праву гордиться. И как непосредственный участник победившей демократической революции в Москве, я гордился этим и связывал свою жизнь с обновленной свободной страной – Россией.

19 вгуста 1991. Москва, Манежная площадь. Первая колонна бронетехники остановлена. Позирую с поднятым вверх кулаком на грозной железяке.

Вторая же половина моей родины – Украина – в этих революционных освободительных процессах шла скорее в кильватере за ледоколом, просто стараясь не выпасть из контекста, но особо не проявляя собственного энтузиазма. В правительстве сидели, выбившись в абсолютные начальники, всё те же партийные чинуши, экономические реформы проводить не торопились, боясь необходимых, но непопулярных мер и тем самым лишь загоняя Украину ещё глубже в задницу. Народ вел себя весьма пассивно, во всяком случае, мне так это представлялось. Дело доходило до того, что я из Москвы посылал маме в Херсон – сахар. В Херсон – в край цукрових буряків. В общем, украинская часть моей Родины выглядела в ту пору бледненько и не особо к себе манила.

Таким образом я всё глубже и безоткатнее врастал в Московские пейзажи, обзавелся семьёй, квартирой, детьми, оставаясь при этом всё так же гражданином Украины. И не имея никакого антагонизма или предвзятости к какой-либо из частей своей русско-украинской Родины ("кого ты больше любишь папу или маму?"), жить в Москве с синим тризубым паспортом – доставляло определённые бытовые неудобства. Да и как-то нелепо выглядело, если уж осел прочно в России, то уж надо бы и гражданство получить, чтоб не нарушать гармонию мироздания.

Как всякий русский долго запрягая, подавать документы на российское гражданство я отправился лишь в начале "нулевых", а пока моё прошение еще много месяцев мурыжила нерасторопная российская бюрократия, так что за новым русским паспортом мне было велено прийти аж к концу... 2004 года.

Вы только внимательно посмотрите на эту дату К той поре поначалу довольно травоядный путинский режим становился всё более и более зловонным и невыносимым. А главное, становилось уже очевидным, что со свободной Россией можно тему закрывать навсегда, или уж точно – надолго. А в рідной ненькє Україні в это же самое время ГРЯНУЛ ОРАНЖЕВЫЙ МАЙДАН!!!...

У здания посольства Украины в Москве, 1 ноября 2004

Контрастный эмоциональный душ внутри – аж рвёт на части! А мне идти в ОВИР за паспортом с двуглавой путинской курицей. Я шел и думал: "Боже, нафига ж я это делаю!?", я шел туда, как на плаху, понимая, что приговор уже не отменить. С жуткой досадой. И когда из-за каких-то бумажек я там заспорил с выдрой-гэбэшницей из ОВИРа, и она мне высокомерно бросила: "СКАЖИТЕ СПАСИБО, ЧТО ВАМ СОГЛАСИЛИСЬ ДАТЬ РОССИЙСКОЕ ГРАЖДАНСТВО" – я там еле сдержался от саркастического хохота, она и помыслить не могла, с какой досадой я их паспорт получаю и с каким удовольствием я бы швырнул ей этот паспорт в лицо, если бы можно было бы всё отмотать обратно.

И дальше уже, не оставляя попыток борьбы с путинской гнилью здесь, в Москве – митинги, пикеты, Марши несогласных, ОМОН, автозаки, обезьянники, – но основное внимание всё уже было уже приковано к событиям в Украине. МАЙДАН!!! Сумеют ли?! Справятся ли?... Справились! Победили!

У нас до сих пор в московской квартире сохранились пара маек "ТАК! ЮЩЕНКО!" – "РАЗОМ НАС БАГАТО!" Уже пообветшавшие от времени. Недавно ремонт на кухне делали – в оранжевых революционных майках ))

Но и тут не всё гладко, новый поворот. За эйфорией победы пошли какие-то довольно мутные будни, Витя... Юля... какие-то разборки, газ, контракты, скандалы... А затем и вообще Виктор Фёдорович взял реванш у Виктора Андреевича, и контраст между погружающейся в тоталитарное дерьмо Россией и болтающейся "в проруби" Украиной стал уже не столь острым, чтобы прям всё рвать здесь и стремиться назад в Украину.

Было уже желание довести дело до конца, раз уж начал – вышибить путинскую плесень из Кремля, отстоять свободу в России. Один раз сумели в 1989-91-м, почему не суметь еще раз. Всё в наших руках! Так я думал. И не жалею о тех своих настроениях, я делал то, что делать был должен.

7 мая 2008 на вторые сутки отсидки в Красносельском РОВД после разгона Марша несогласных в Москве

И так оно всё и шло параллельно. И тут вдруг – ШАРАХ! – Майдан! Бабах – 16 января! Диктатура!? – Тра-та-та-та – расстрел сотни ребят на улицах Киева! И тут же – ПОБЕДА!!! ОБАЛДЕТЬ!!!!

И тут же – удар под дых. Нож, нет, даже не нож, а ТОПОР в спину – вторжение российских оккупантов в Крым. И дальше месяцы без сна и покоя – не бомбят ли твари Херсон, не рванули ли танки из Крыма на континент? Первые зверские расстрелы неотесанных украинских солдат на Востоке, первые сбитые фашистами украинские самолеты. Грады из-за "братской" границы. Карательные расстрелы из артиллерии жилых кварталов в оккупированных городах. Сотни, тысячи погибших, горе, кровь, страдания моей Родины.

Не смеют крылья черные над Родиной летать, поля её просторные не смеет враг топтать. Нет для меня больше России, она умерла, сдохла, превратилась в опасного монстра, врага.

Осталась лишь моя рідна Батьківщина. Моя любимая страна – Украина. Моя Родина. И я сделаю всё, чтобы моя Родина была свободной, счастливой и процветающей.

Ми – українці! Разом і до кінця!

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги