УкрРус

Почему санкции против Кремля нужно отделить от Минска

Выполнены Минские соглашения или нет, санкции можно снимать только после того, как Донбасс вернется под полный контроль Украины.

В одном из недавних выступлений Путин отметил, что "ключевые вопросы исполнения Минских соглашений сегодня находятся в руках наших киевских партнеров, киевских властей… И ждать этих решений от нас – просто нелепо, я по-другому высказаться и не смогу". Российский президент имел ввиду невыполнение Украиной своей части договоренностей по урегулированию конфликта в Донбассе, пишет Андеас Умланд для nv.ua.

Путин, как и его коллеги в Москве, намеренно манипулируют очередностью выполнения и политико-военным значением разных пунктов вторых Минских соглашений. Кремль хочет, чтобы Украина сначала изменила законодательство по части Донбасса. Только после внесения законодательных изменений, которые удовлетворят российское руководство, Москва готова выйти из Донбасса. (И это только самая мягкая интерпретация намерений Кремля, которая, возможно, недооценивает уровень агрессивности российского руководства.)

Однако план урегулирования конфликта, прописанный в Минских соглашениях, предполагает, что в первую очередь должны быть выполнены такие условия как полное прекращение огня, вывод тяжелого оружия, выход всех российских военных из оккупированной части Донецкого бассейна и т.д. Только после того, как на захваченных территориях будет восстановлен, как минимум, частичный контроль Киева, Украине имеет смысл решать такие вопросы некоего специального статуса для Донбасса и проведения местных выборов.

Если теперь Москва официально занимает описанную выше позицию, это должно послужить ещё одним аргументом для размежевания санкции ЕС против России от выполнения Минских соглашений. Нельзя забывать то, что и первый, и второй Минск подписаны после введения большинства соответствующих санкций летом 2014 года. Как и задумывалось изначально, режим санкций должен быть связан исключительно с выходом России, как минимум, из Донбасса, а не с конституционными и другими законодательными изменениями Украины.

Связь между санкциями Евросоюза против России и спорной конституционной поправкой в Украине, "согласованной" Путиным и Порошенко в Минске в момент, когда Россия проводила кровавое наступление на Дебальцево, всегда была странной – если не сказать больше. Сегодня Россия своим поведением сама наталкивает на то, чтобы наконец разорвать нелепую привязку продолжения санкций ЕС к поправкам в Конституцию Украины. ЕС должен отреагировать соответствующим образом на высказывание Путина и сформулировать заново условия для прекращения режима санкций. В частности, Евросоюз должен вернуться к изначальной цели санкций и исключить упоминания о Минских соглашениях из официальной коммуникации и публичных комментариев по поводу санкций против России.

Минские соглашения – это договор между Россией и Украиной. То, как, когда и вообще ли все это соглашение будет выполняться, не должно становиться руководством к действию ЕС в отношении Москвы. Санкции были введены после неоднократных и особо тяжких нарушений международного порядка со стороны России. Если, как минимум, в украинском Донбассе не будет восстановлен суверенитет Киева, санкции должны остаться в силе. Выполнены Минские соглашения или нет, санкции можно снимать только после того, как Донбасс вернется под контроль Украины. А санкции по Крыму должны действовать до тех пор, пока Автономная Республика и Севастополь находятся под временным незаконным контролем России.

При этом нельзя забыть, что ни один из этих вопросов не касается двух других серьезных нарушений международного права со стороны России в странах бывшего СССР, а именно – незаконной военной оккупации значительной части Молдовы и Грузии, являющихся членами программы Восточного партнерства ЕС и подписантами крупных соглашений об ассоциации с Брюсселем.

Согласно Стамбульскому документу ОБСЕ 1999 года и достигнутому при посредничестве ЕС российско-грузинскому мирному соглашению 2008 года, Россия согласилась вывести свои войска из Молдовы и Грузии. Однако в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии по-прежнему расположены российские войска. Никаких санкций Запада против Кремля по причине упомянутых и не менее серьезных нарушений международного права, однако, нет. Таким образом, даже полное восстановление украинского политического суверенитета и территориальной целостности не означало бы, что реваншистский империализм России в соседних странах и подрыв международного права с ее стороны тем самым уже были бы закончены. Поэтому ЕС должен, по крайней мере, в отношении суверенитета Украины, показать последовательность в своих отношениях с Кремлем.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги