УкрРус

Москва меняет модель управления Кавказом

  • Москва меняет модель управления Кавказом

В Махачкале в результате молниеносной спецоперации — с СОБРом, с вертолетами, как в Голливуде, — арестован мэр Махачкалы Саид Амиров — самый могущественный человек Дагестана.

Могущество Амирова восходит к временам первого главы республики, Магомедали Магомедова, который именно Амирову, судя по всему, доверял силовые решения в республике, где все решается силовым путем и где трудно назвать человека, который был бы могущественным и не убивал бы при этом людей.

Следующий глава Дагестана, Муху Алиев, назначенный сверху и никогда не имевший двух главных ресурсов, которыми правят республикой — денег и киллеров, — некоторое время хорохорился, но в конце концов смирился и был замечен идущим через площадь пешком на совещания к мэру. Следующие президенты Дагестана тоже мэру не осмеливались перечить.

Всего на мэра Махачкалы было совершено около 15 покушений. В результате одного из них он был парализован ниже пояса, и его возили по городу с теми же предосторожностями, что и ядерную боеголовку.

После убийства министра финансов республики Гамида Гамидова окна кабинета мэра обстреляли из гранатомета. Одна граната разорвалась под оконным переплетом, другая влетела в окно, ударилась в стенку над головой мэра — и не разорвалась, — киллерам продали некачественный товар. Кресло Гамида Гамидова, кстати, после этого убийства унаследовал его брат Абдусамад по тому, видимо, принципу, что ежели за имущество заплачено, оно должно оставаться в семье.

В 1998-м на улице, где жил мэр, припарковали грузовик с полутонной взрывчатки. Взрыв снес пол-улицы, погибло 17 человек. Мэр, который к этому времени жил в бункере, уцелел. В этом покушении участвовали родственники тогдашнего главы Пенсионного фонда Дагестана Шарапуддина Мусаева.

После этого Мусаева взрывали несколько раз (один раз — в Подмосковье вместе с нанятыми им фээсбэшниками) и в конце концов перекупили его доверенного охранника, который его и убил. Кстати, этот охранник был тестем Хаттаба.

Формальной причиной ареста мэра стало убийство начальника следственного отдела по Советскому району г. Махачкалы Арсена Гаджибекова. Гаджибеков не был такой уж значимой фигурой, возможно, его убили просто оттого, что назначили на должность без согласования с мэром или он в рамках какого-то расследования не учел высочайшую просьбу.

Похоже, что это убийство было ошибкой. Брат убитого, Руслан Гаджибеков, поклялся отомстить. Глава СК РФ Александр Бастрыкин, чье могущество росло как на дрожжах и который был знаком с покойником лично, тоже воспринял это убийство как личный вызов. Он побывал дома у Руслана Гаджибекова, который сыграл немалую роль в расследовании убийства и работал непосредственно со следователями и чекистами из Москвы.

Однако, несмотря на оба эти обстоятельства, которые нельзя приуменьшать, и личную настойчивость Руслана Гаджибекова, которая на Кавказе имела большое значение, и всевозрастающее влияние Бастрыкина, который не мог себе позволить, чтобы его подчиненных убивали просто так, — арест мэра Махачкалы готовился долго, с самого верха, и как минимум за полтора года до его свершения, ибо именно где-то год-полтора назад началась постепенная, неторопливая, но тотальная операция по замене местных кадров в ФСБ чекистами из Москвы.

Другой частью подготовки к этому аресту, бесспорно, было назначение Рамазана Абдулатипова новым и.о. президента республики. По одной из версий, на совещании в Кремле Путину Бортниковым было доложено, что это назначение не имеет никакого смысла и Абдулатипов не сможет руководить республикой, если мэр Махачкалы не будет арестован.

Иными словами, арест мэра Махачкалы знаменует собой тотальное изменение модели управления Дагестаном. В Москве пришли к выводу, что беспредел местных дагестанских элит является главной причиной нестабильности и усиливающихся салафитских настроений и что единственный выход из положения — это замена управления через местные элиты прямым правлением даже не Кремля, а Лубянки.

Если такая прямая модель управления республикой силовиками с Лубянки будет успешной, то она ознаменует поворот в кавказской политике Москвы и послужит серьезным предостережением соседней Чечне. Однако, скорее всего, она будет не более успешной, чем предыдущая, при которой мэр Махачкалы получал звание лучшего мэра России и приглашал от имени "Единой России" голосовать всех за Владимира Путина.

В таком случае нетто-бенефициарами от ареста Саида Амирова окажутся салафиты. Ведь в республике, где все решают деньги, стволы и безоглядная готовность к риску — это единственный центр власти, который не контролируется Москвой и могущество которого растет от года к году.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги